ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Как прошла… – Мрачное выражение лица друга послужило ответом на его вопрос.

– Союза не будет, – резко пояснил Гален. – Его величество не видит пользы в договоре с каким-то примитивным племенем, считая, что то может предложить ему для его защиты только обещание. – Гален прошагал мимо лакеев; казалось, каждый шаг его заряжен взрывной энергией. – Идиот! Не видеть, что объединенный Седикхан может дать Тамровии гораздо больше того, что он сам в состоянии предложить нам!

– Ты говоришь о моем августейшем отце, – кротко заметил Алекс, пытаясь подладиться под шаг Галена.

– Он самый настоящий дурак!

– Да, – добродушно согласился Алекс, – он невероятно туп.

– Мне нужен этот союз, чтобы собрать племена под единой централизованной властью. Заключив союз с Тамровией, Эль-Залан смог бы использовать угрозу иностранного вторжения для объединения вождей, которых прежде не заставила бы сделать это ни власть, ни угроза со стороны других государств. – Зычный резкий голос Галена вибрировал под сводами украшенного фресками потолка. – Войны должны прекратиться, черт побери. Они разрывают Седикхан на части. Мы никогда не продвинемся вперед, пока племена будут продолжать уничтожать и грабить друг друга.

Алекс уже не раз слышал все эти доводы и теперь лишь сочувственно кивал.

– По сравнению с возможностями седикханских воинов силы Тамровии ничтожны. Твой отец просто сумасшедший, если думает, что мы не в состоянии защитить его границы.

Алекс не возражал против нападок на своего отца, он думал так же, но ему совсем не нравилось такое принижение военной славы его страны. Он заговорил о другом.

– Что же ты теперь думаешь делать?

– Ехать домой, – яростно отрезал Гален. – Что еще мне остается? Вернуться, вновь воевать, убивать и пытаться защитить себя и своих близких. В этом смысл нашей жизни в Седикхане!

– Ты можешь остаться здесь.

– Где все смотрят на меня как на дикаря? – Шейх покачал головой. – Нет, мой друг. От ваших придворных острот и намеков быстро устаешь. В конце концов, не выдержав, я бы показал им, что такое настоящий варвар. – Он взглянул на Алекса. – Почему бы тебе не поехать со мной в Седикхан? Тебе ведь не нравится эта дворцовая жизнь.

– Возможно, я так и сделаю. Слышал, ваши женщины прекрасны и чрезвычайно любезны с нами, бедными мужчинами.

– Поехали, сам увидишь.

Глаза Алекса весело блеснули.

– Однако, проводя слишком много времени в любовных играх, истощишь свои силы. Тем более ты намереваешься превратить воинственный Седикхан в эдакое скучное, тихое местечко… – Он изучающе посмотрел на шейха. – Кстати, мне всегда хотелось узнать, почему ты выбрал мирный путь?

Гален промолчал.

– Тебе нет равных во владении любым оружием. И ты к тому же…

– Какое это имеет значение?

– Мне просто любопытно. Когда я делаю что-нибудь хорошо, мне хочется делать это снова и снова.

– Я… и мне это слишком нравится – битвы, сражения, – сказал запинаясь Гален, не глядя на Друга.

Алекс в замешательстве взглянул на него. И затем внезапно все понял. Под невозмутимой внешностью Галена Бен Рашида скрывались бушевавшие в нем чувства и страсти. Молодой шейх обладал безрассудной, необузданной, порывистой натурой. Он неустанно сражался со своими страстями, со своим главным врагом – с собой, и ему удавалось одерживать невидимые для окружающих победы.

Как столь дикая, неукротимая натура может реагировать на безграничные возможности для насилия, бытующие сейчас в Седикхане, можно было только догадываться.

Гален наблюдал за лицом Алекса, легко прочитывая обуревавшие друга мысли.

– Да, – тихо подтвердил он невысказанное суждение Алекса. – Я еще худший варвар, чем обо мне думают. – Он сжал челюсти. – Но я справлюсь с этим. У меня есть ум и сила воли. Человек не обязательно должен оставаться дикарем только потому, что он им родился, или потому, что просто подчиняется своим инстинктам.

“Но ему придется всю жизнь бороться со своей внутренней дикой необузданностью”, – сочувственно подумал Алекс.

– Когда ты покидаешь Тамровию?

– Завтра на рассвете. – Белозубая улыбка осветила лицо Галена. – Перестань хмуриться. Я не отступлюсь. Я просто поеду домой перегруппировать свои силы. Если я все же не склоню Тамровию к союзу, то, может быть, поеду во Францию и сделаю предложение Наполеону.

– Франция слишком далеко от Седикхана.

– А Наполеон чересчур жаден. Он, возможно, захочет “защитить” меня от всего золота Заландана. – Гален пожал плечами. – Что ж, здесь еще есть над чем подумать.

– Это правда, что твоя мать – француженка?

– Да. – Он остановился возле мраморной лестницы. – Француженка и тамровианка. – И резко заговорил о другом. – Я должен вернуться к себе и отдать распоряжения Сайду собираться в обратный путь.

– Но я увижу тебя сегодня вечером? Гален кивнул и беспечно рассмеялся.

– Обязательно, в холле в восемь. Мы найдем там нескольких сговорчивых дам, и тогда я покажу тебе, как воины Эль-Залана получают наслаждение в любви.

Прежде чем Алекс успел ответить, Гален быстро сбежал по ступеням.

– Нескольких? – пробормотал заинтригованный Алекс. Он внезапно понял, что и в самом деле им предстоит очень интересный вечер.

* * *

Кто-то наблюдал за ним.

Гален настороженно прислушался.

Мускулы напряглись, и все тело приготовилось к прыжку, но он лежал не шелохнувшись, с закрытыми глазами. Его кинжал оставался на столе рядом с кроватью, но, чтобы достать его, ему пришлось бы тянуться через женщину, свернувшуюся калачиком слева от него.

– Господин Гален.

Он мгновенно поднял веки. Серые глаза, бледное напряженное лицо, окруженное копной темно-рыжих кудрей, детское лицо. Маленькая ручка Тесс сжимала ножку подсвечника.

– Вы тоже выпили много вина? – прошептала она.

– Что, черт побери, ты здесь делаешь? – Он резко приподнялся, инстинктивно натягивая на себя простыню, чтобы прикрыть наготу.

Тесс с облегчением вздохнула.

– Вы не пьяный. Я сначала зашла к Алексу и не смогла ему ничего втолковать. – Она отступила на шаг. – Мне нужна помощь. Я сама не справлюсь. Вы не могли бы… – Взгляд упал на обнаженную женщину с другой стороны кровати. – Их двое? У Паулины никогда не оставалось больше одного сразу. Почему вы…

– Как ты попала сюда? Я не настолько пьян, чтобы не запереть дверь.

– Через гардеробную. Здесь есть потайные ходы, которые ведут во многие комнаты дворца. Я обнаружила их еще три года назад, – рассеянно пробормотала Тесс, все еще разглядывая золотоволосую женщину, тесно прильнувшую к Галену. – Это ведь госпожа Камилла? Она выглядит тоньше без одежды. А кто другая?

– Это не твое дело. – Он нахмурился. – Сайд спит в гардеробной.

– Ваш слуга? Я шла очень тихо. Он не проснулся. – Она тряхнула головой, словно отгоняя посторонние мысли. – Но это все неважно. Мне нужна ваша помощь. – Она взглянула на простыню, которую он пытался натянуть себе на бедра. – Вам холодно? – Она повернулась и взяла кремовый бархатный халат со стула возле кровати. – Вот, наденьте это.

– Благодарю вас, – холодно сказал он, просовывая руки в рукава халата. – Вы очень внимательны, хотя и не очень осторожны.

Камилла повернулась и застонала во сне.

Тесс взглянула на нее.

– Они обе очень крепко спят. Они тоже напились?

– Они выпили всего пару бокалов вина. Тесс критически разглядывала спящих женщин.

– Наверное, гораздо больше. Думаю, мы вряд ли их разбудим. Вы правы, мне не следует здесь находиться.

– Кажется, я уже имел честь сказать вам об этом.

– Я подожду в гардеробной. Она повернулась и направилась через спальню к двери.

– Если Сайд проснется, он перережет вам горло прежде, чем я успею вмешаться. Мужчины нашего племени не привыкли к полуночным визитам”

– Я постараюсь двигаться очень тихо. Я не разбужу его.

– Тогда вам лучше вернуться к себе. Я вовсе не намерен идти куда бы… – На спине на белом платье девочки проступали красно-коричневые пятна. Кровавые пятна.

4
{"b":"8052","o":1}