ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Без исключений? – Внезапная мысль пришла ему в голову, и странное выражение появилось на его лице. – Однажды я, возможно, решу воспользоваться вашим обещанием. – Он пересек комнату и поднял ее на ноги. – Но не сейчас. Где этот потайной ход?

Она указала на канделябр, закрепленный на стене.

– Поверните его влево.

Гален повернул канделябр, и деревянная панель в углублении отошла в сторону.

– Возвращайтесь сейчас в свою комнату. Я оденусь, спущусь и попрошу Саймона отвести собак в лес перед дворцом и подождать там меня и Сайда.

– А что, если он откажется?

– Никогда! Золото – весьма убедительный довод.

– Вы хотите подкупить его?

– Ваш долг стремительно растет, не так ли? – Он передал ей подсвечник и слегка подтолкнул в темноту прохода. – Вы должны помнить, как велик ваш долг, когда придет время расплачиваться со мной.

– Я буду помнить. – Она бросила быстрый взгляд через плечо. – Вы ведь спасете их, правда?

– Правда. – Он улыбнулся. – Даю вам слово.

Через секунду она растворилась в темноте. Панель закрылась; Гален задумчиво глядел на нее, и странная улыбка блуждала на его губах.

Казалось, сама судьба выступила на его стороне, и он будет дураком, если откажется от ее дара. Это потребует терпения, настойчивости, решимости и определенных усилий, прежде чем он сможет достичь своей цели, но за объединение Седикхана он готов заплатить любую цену.

Гален резко развернулся и направился в спальню. Он оденется и скажет Сайду, что они выезжают прямо сейчас.

Хотя нет, до отъезда есть еще одно дело. Он должен разбудить Алекса и привести его в чувство. Им предстоит длинный, серьезный разговор.

1

Порт Динар, Тамровия Змая,1803

Баркас проходил всего в нескольких ярдах от пристани, когда Тесс заметила высокую, стройную фигуру Алекса, лениво прислонившегося к груде деревянных ящиков.

Кузен за эти шесть лет совсем не изменился, с облегчением подумала Тесс. Его каштановые кудри, несколько похожие на ее собственные, отливали золотом в солнечных лучах, и пока баркас причаливал, девушка отметила, что одежда на стройной сильной фигуре ее кузена как всегда безупречна и элегантна. Он был одет в обтягивающие кремового цвета панталоны и золотой парчовый сюртук. Замысловато завязанный поверх белоснежной сорочки галстук дополнял его наряд.

– Алекс! – Тесс неистово замахала рукой, опасно перегнувшись через борт баркаса. – Алекс, это я!

Она услышала, как стоявший на носу капитан что-то пробормотал, но не обратила на него внимания и продолжала отчаянно махать.

– Алекс!

Он выпрямился, отошел от ящиков, и на его лице сверкнула усмешка.

– Предупреждаю, если свалишься в воду, то на этот раз я не стану тебя вытаскивать, – крикнул он. – Я впервые надел этот костюм и более чем доволен им.

– Ты вырядился, словно павлин, – крикнула она в ответ. – В Париже одеваются гораздо проще.

– Откуда ты знаешь, бесенок? Ты шесть лет провела в монастыре.

– У меня есть глаза. – Она ухватилась за протянутую Алексом руку. – Кроме того, мне рассказывала Паулина.

Проводив Тесс во Францию, Паулина остановилась в Париже и через несколько месяцев вышла замуж за молодого пекаря.

– О да, как я мог забыть о Паулине! – Алекс обхватил Тесс за талию и перенес с баркаса на берег. Опустив ее, он тут же застонал и зашатался, словно обессилел. – Черт возьми! Ты весишь целую тонну! Должно быть, в тебе отложились все эти науки и религия, недаром их в тебя впихивали в течение этих шести лет. – Он отступил на шаг и оглядел ее с ног до головы. Его голубые глаза лукаво блеснули. – Благодарение Богу, внешне это не заметно, иначе ты бы ни за что не нашла себе мужа.

От намека на ее замужество радость Тесс несколько померкла, но она отбросила грустные мысли. Зачем думать сейчас о том, что будет потом. Отец мог послать за ней по одной-единственной причине, но не в ее характере печалиться и ждать приближения бури, когда еще светит солнце и мир вокруг так прекрасен.

– Я вовсе не толстая. – Ей хотелось весить побольше. Но независимо от еды. Тесс оставалась тоненькой и чересчур маленькой – она едва доставала Алексу до середины груди.

Она вздернула подбородок с притворно надменным выражением.

– Это ты ослаб от легкомысленных постельных развлечений и их неумеренности. Удивительно, как это мой отец доверил тебе сопровождать меня в Белайхо.

Улыбку смыло с его лица, и, не глядя на девушку, он сказал уже другим тоном:

– Лучше я доставлю тебя в гостиницу. Карета здесь, за углом.

– Сейчас. – Она повернулась к капитану, который тоже сошел на берег, и протянула ему руку. – До свидания, капитан. Спасибо, что были так добры и терпеливы ко мне. Путешествие прошло очень интересно. Обязательно приезжайте к нам в Белайхо.

Седой капитан поднес к губам ее руку в перчатке.

– Для нас оно тоже оказалось не скучным, ваше высочество, – сухо сказал он. – Но я надеюсь, что мне больше не придется выходить в плавание вместе с вами. – Он помолчал. – Хотя бы в ближайшие год или два. Тесс кивнула.

– Я поняла. – Она повернулась к Алексу и взяла его под руку. – Я готова.

Когда они отошли на некоторое расстояние, Алекс с веселым любопытством глянул на кузину.

– Кажется, капитан не в восторге от тебя. Что ты сделала этому несчастному?

– Ничего. – Она поймала его скептический взгляд и, защищаясь, ответила: – Ну, я ведь в первый раз очутилась на борту баркаса одна, и никто не следил за каждым моим шагом и не говорил мне, что я должна или не должна делать, как в тот раз, когда я ехала во Францию. Тогда меня сопровождала Паулина. В этот раз она почему-то не пришла на пристань, а баркас уже готовился к отплытию, у сестер не оставалось времени найти ей замену.

– И какие же его части ты исследовала?

– Тебе когда-нибудь приходилось бывать на наблюдательном посту?

– Это такой маленький ящик на верху мачты? Боже мой, нет. Я не выношу высоты.

– Оттуда так далеко все вокруг видно, – мечтательно произнесла Тесс, – и ветер обдувает волосы, и такой удивительный запах моря и соли…

– А можно узнать, как ты туда попала?

– Забралась по мачте. Сбросила туфли, но все равно это оказалось немного труднее, чем лазать по деревьям в лесу. – Она нахмурилась. – И к тому же мне очень мешали крики капитана.

– Могу себе представить! Он, видимо, слегка беспокоился, – серьезно сказал Алекс.

– Ну, все равно ему следовало подождать, пока я заберусь на самый верх, прежде чем кричать.

– Я уверен, ты ему об этом сказала. Она кивнула.

– Но он слишком рассердился и не слушал. – Она пытливо взглянула на Алекса. – Наш эскорт в гостинице?

– Нет, сопровождающие прибудут завтра. Я их опередил.

Молодой грум спрыгнул с запяток кареты и открыл дверцу.

– Думаю, ты с удовольствием отдохнешь несколько дней, прежде чем мы отправимся в путь. Дорога займет дня четыре.

– Я только и делала на борту баркаса, что отдыхала. Я пыталась помогать морякам, но они мне не позволили.

Если в Белайхо ее ждет именно то, что она предполагает, она не станет туда слишком рваться,

– Мы можем поужинать в кафе? – Она протянула руку, показывая заведение, на вывеске кото-

рого красовалась аляповато нарисованная русалка на скале. – Я никогда не ела в кафе, Алекс. Можно, мы пойдем?

Он снисходительно кивнул.

– В кафе, да. Но только не в порту. На ее лице отразилось разочарование.

– Почему нет? Моряки очень интересные люди. Они рассказывают такие захватывающие, восхитительные истории!

Алекс помог ей сесть в карету и занял место напротив.

– Но не слишком правдивые, – охладил он ее восторг.

– Я так хочу все сама увидеть. – Она наклонилась вперед, ее лицо светилось вдохновением. – Когда-нибудь я бы хотела поехать на восток и пройти путем Марко Поло. Это стало бы моим самым замечательным приключением, правда?

6
{"b":"8052","o":1}