ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она стянула с рук длинные белые перчатки, рывком выдернула из своих буйных кудрей шпильки, отчего они темно-рыжим водопадом низверглись на ее плечи, затем налила воды из кувшина в таз, собираясь умыться. В дверь постучали.

– Entrez! – крикнула она, плеснув воды себе в лицо. – Ты что-то долго, Алекс. Скоро станет совсем темно, я голодна. – Она протянула руку за полотенцем. – Я все же хочу вернуться в порт… – Ее глаза изумленно раскрылись.

В дверях стоял шейх Гален Вен Рашид.

– Вы позволите мне войти? – Не дожидаясь ответа, он прошел вперед, закрыл дверь и легко поклонился. – Прошло много времени. Вы превратились во взрослую девушку, ваше высочество.

– Я выросла всего на три дюйма. – Какую глупость она сморозила, с отвращением подумала Тесс. Неужели не могла ответить поумнее?

Его взгляд скользнул по округлым линиям ее фигуры.

– Иногда и три дюйма все меняют.

Волна жара охватила ее, и она почувствовала, что краснеет.

– Я ждала Алекса. Я только приехала из Франции и… – Опять она говорит невпопад. – Но вы должны это знать. Ведь вы приехали с ним? Я не ожидала увидеть вас вновь, после того как вы покинули Тамровию.

– А меня не оставляло твердое намерение взглянуть на вас снова.

Гален направился к ней, двигаясь с грацией дикого животного. Он показался ей гораздо выше, чем она помнила, – настоящий гигант. Тесс поймала себя на том, что завороженно наблюдает за игрой мышц его ног, обтянутых черной тканью панталон. На нем был изысканный черный шелковый сюртук. Расстегнутый ворот белой сорочки открывал его сильную загорелую шею. Девушка ощущала откровенную мужественность, поразившую ее. Он выглядел так же, как и шесть лет назад, и в то же время в чем-то изменился. Тогда его присутствие не волновало ее так, как сейчас.

– В действительности мне пришлось приложить немало усилий, чтобы повидать вас снова. – Он взял у нее полотенце. – У вас мокрое лицо. – Он с нежностью принялся вытирать ей щеки.

Это могло показаться услужливостью, но Гален Бен Рашид вел себя так, словно имел несомненное право на подобную близость.

Она тихо, молча стояла, не противясь и не в силах отвести от него глаз. Его агатовые черные волосы стянула на затылке черная узкая лента. Лицо казалось более худым и загорелым, чем шесть лет назад, а мощь, которую она сейчас ощутила в шейхе, подчинялась его жесткому контролю. Ей вдруг стало не хватать воздуха, и она поспешно отвела глаза.

– Я умывалась. – Господи, что она городит! Да что же это с ней такое!

– Я это понял. – Он легко коснулся ее подбородка. – У вас все такая же прелестная кожа. Большинство женщин теряют эту детскую шелковистость, когда взрослеют.

– Правда? – Он стоял так близко, что она уловила запахи конюшни, кожи, трав и мыла, исходившие от него, и ощутила жар его тела. Она взяла полотенце из его рук и положила на столик возле таза, без удивления отметив, как дрожит ее рука.

– Что с Аполлоном и Дафной?

– Они в добром здравии.

– Хорошо. Я часто думала о них. – Она отступила на шаг и вновь спросила: – Вы приехали с Алексом?

– Нет. – Он чуть улыбнулся. – Алекс приехал со мной. Не очень охотно, вынужден добавить. Он полон сомнений и мрачных предчувствий. – Гален направился через всю комнату к креслу возле двери. – Могу я сесть?

– Я ожидаю Алекса с минуты на минуту. Он с любопытством посмотрел на нее.

– Вы боитесь меня. Как странно. Я вас помню совсем не такой.

– Ерунда. Я просто удивлена. Я не ожидала увидеть вас и захвачена врасплох.

– Врасплох? – задумчиво повторил он. – А вы всегда настороже? – Его взгляд внимательно изучал ее лицо. – Да, очевидно, это так. Неудивительно, принимая во внимание вашу жизнь. – Он перевел взгляд на кресло у окна. – Пожалуйста, садитесь. Я не представляю для вас угрозы.

– Алекс будет…

– Алекс не придет, пока мы не закончим наш разговор.

Тесс помедлила, затем быстро подошла к креслу и присела на краешек, сложив руки на коленях.

Он улыбнулся и тоже собрался сесть, но остановился.

– Ваша? – Он поднял с сиденья и показал ей шляпку с перьями, выглядевшую особенно глупо в его загорелых сильных руках. Красивых руках, отметила она рассеянно. Длинные тонкие пальцы двигались с определенным ритмом, когда он поворачивал этот кусочек бархата с перьями и лентами, разглядывая его со всех сторон.

– Это совсем вам не подходит.

– Паулина выбирала. Она сказала, что я буду в ней очень хорошо выглядеть.

– И вы поверили ей? Тесс пожала плечами.

– Это не имеет значения.

– Нет, не имеет. – Он положил шляпку на стол возле кресла. – Вы созданы не для таких пустячков. Я выбрал бы для вас нечто совсем иное. – Он сел и положил руки на подлокотники кресла. – Если вы будете моей.

Ее взгляд взметнулся на его лицо, все тело напряглось.

– Я вновь напугал вас. – Он улыбнулся. – Это оговорка. Мы, дикари, удручающе примитивны, и собственнический инстинкт – одна из наших нецивилизованных черт. – Он наклонился вперед. – Но тут не о чем беспокоиться. Я научился контролировать себя, поэтому бываю дикарем, только когда хочу им быть.

Она нахмурилась.

– Я не понимаю вас.

– Поймете. Все очень просто. У меня есть предложение к вам. – Он не спускал с нее пристального взгляда. – Мне необходимо сочетаться с вами браком.

Ее глаза широко раскрылись, а мускулы живота напряглись, словно ожидая удара.

–Что?

– Мне нужна неразрывная связь между Тамровией и Эль-Заланом. Король Лионел отказался от союза с нами. Он рассматривает Эль-Залан как еще одно дикое племя бедуинов. Но в моей стране брачные узы так же сильны, как и политические соглашения. Брат не сражается против брата. Племена примут брак с членом королевского дома Тамровии и предложат мне военную поддержку. – Его руки сжали подлокотники кресла так, что побелели костяшки пальцев. – Я должен объединить племена Седикхана под единым правлением, и единственный путь для этого – показать, что я сильнее их. Могущество – самое главное для Седикхана. Союз с Тамровией мог бы стать…

– Подождите. – Она в изумлении покачала головой. – Почему вы пришли ко мне? Я ничего не решаю. Мой отец выбирает мне мужа, а он…

– …будет против дикого шейха из Седикхана, – закончил он за нее. Она медленно кивнула.

– Я не хотела вас обидеть.

– У меня нет обиды. Я помню, как принял меня королевский двор Тамровии, вот поэтому я и пришел к вам. Мы обвенчаемся завтра. – Он улыбнулся. – И мы не сообщим об этом вашему отцу до тех пор, пока он уже не сможет помешать нам.

Она недоверчиво засмеялась.

– Это время никогда не наступит. Вы разве не понимаете, я – его собственность? Если я выйду замуж не по его воле, он обратится к папе с просьбой аннулировать брак.

– А вы хотите оставаться его собственностью?

–У меня нет выбора.

– Нет есть. И я его вам предлагаю, да еще такой, какой женщине в вашем положении почти не удается сделать. – В голосе Галена зазвучали убеждающие интонации. – Я предлагаю вам свободу.

В Тесс шевельнулась надежда.

– Брак – не свобода.

– Но может стать. И станет. – Он улыбнулся. – Вы думали когда-нибудь, что это такое – быть независимой? Делать что хочешь и где хочешь?

– Нет. – Она не позволяла себе задумываться над недосягаемым, это слишком больно. Это невозможно. Л

– Я сделаю так, что все будет возможно, Она вскочила с кресла и подошла к окну, невидящими глазами глядя на двор внизу.

– Вы такой же, как все мужчины. Вы сами признались. Вам нравится чувство обладания.

– Но я также сказал, что могу себя контролировать. Выходите за меня завтра, и через три года я отпущу вас в Париж, в Лондон – куда вы только захотите. Я куплю вам чудесный дом и буду заботиться о вас, исполнять все ваши желания. Вы сможете играть роль знатной дамы, завести самый лучший салон. Вы будете жить той жизнью, какой пожелаете. – Он помолчал, прежде чем добавить: – Без досадной помехи в виде мужа. Я останусь в Седикхане.

8
{"b":"8052","o":1}