ЛитМир - Электронная Библиотека

16 мая 1716 года молодой поэт-вольнодумец Мари Франсуа Вольтер заточён в Бастилию, где просидел до 4 апреля 1717 года – 323 дня, а также ещё девять дней в апреле 1726 года (за оскорбление кавалера Рогана, с которым должен был драться на дуэли), после чего был выслан из Франции. Опыт Бастилии пригодился Вольтеру для вынесения собственного суждения относительно одного из самых интригующих исторических сюжетов. В письме аббату Любо бывший арестант писал: «Я довольно осведомлён о приключениях человека в железной маске, умершего в Бастилии. Я разговаривал с людьми, которые при нём служили». По мнению Вольтера, под «железной маской» скрывался не кто иной, как старший брат короля Людовика ХIV (сын Анны Австрийской и одного из её фаворитов), который претендовал по праву наследования на французский престол, но был силой отлучён от двора. Эта версия, впервые озвученная Вольтером, приобрела известность и породила целый поток литературы о таинственном заключённом, «короле-солнце» и его времени, который не иссякает до сего дня (см. 20 ноября 1703 г.).

16 мая 1990 года – криминальная драма в семействе Марлона Брандо: сын знаменитого киноактёра 32-летний Кристиан Брандо выстрелом из револьвера смертельно ранил молодого продюсера Дэга Дроллета, жениха своей сводной сестры Чейни. Брандо-старший заявил следователям, что не слышал выстрела, поскольку отдыхал в удалённой комнате дома. На суде Кристиан признал вину; он рассказал, что в момент преступления был «немного не в себе», так как узнал от беременной сестры, что Дроллет её избил.

Пока в Лос-Анджелесе шёл суд над Кристианом, Чейни держали взаперти в психиатрической больнице на Таити, скрывая от неё любую информацию о процессе.

Переживания, связанные с гибелью любимого человека, отразились на её психике. Она несколько раз пыталась покончить с собой: глотала таблетки, пробовала удавиться, резала вены… Потом вдруг заявила, что отец домогался её и из ревности подговорил Кристиана прикончить Дэга. Судом эти показания, разумеется, не были приняты во внимание. Нанятый Брандо адвокат Роберт Шапиро (в 1995–1996 годах он защищал в суде О-Джей Симпсона) добросовестно отработал свой гонорар: Кристиана приговорили к 10 годам тюрьмы – наказание, учитывая обстоятельства преступления, более чем снисходительное.

Когда Чейни узнала о решении суда, она вновь попыталась наложить на себя руки, проглотив пригоршню транквилизаторов. Её в очередной раз спасли. На основании заключения психиатров («слишком неуравновешенна, чтобы воспитывать детей») Чейни, к тому времени уже молодую маму, лишили родительских прав. Дочь Брандо обратилась в суд, оспаривая это решение, но проиграла дело. Затем последовали новые сцены со скандалами и публичными обвинениями. Чейни объявила родителям, что убьёт себя, если ей не вернут сына. Оказалось, это не пустые угрозы. 3 апреля 1995 года она повесилась в спальне своей матери на вилле, расположенной в 10 километрах от города Папаэте на Таити. Её уже остывшее тело обнаружили ранним утром. Спустя несколько часов об этом стало известно Марлону Брандо. Сражённого горем отца в состоянии нервного шока доставили в клинику в Санта-Монике. В этот день, 3 апреля 1995 года, Брандо исполнился 71 год.

17 мая 1606 года в Кремле, в дверях собственной резиденции, выстрелом в грудь убит император Дмитрий Иоаннович (как он себя именовал), вошедший в историю как Лжедмитрий I. Обезображенный боярами-заговорщиками труп Лжедмитрия был выставлен на всеобщее обозрение на Лобном месте, затем разрезан на куски и сожжён. Пепел смешали с порохом, всыпали в пушку и выстрелили на запад – в направлении Польши, откуда явился в Москву самозванец.

Пришедший к власти в результате дворцового переворота новый царь Василий Шуйский объявил вслед за Годуновым, что под личиной Дмитрия Иоанновича скрывался ставленник иезуитов «еретик» Гришка Отрепьев, беглый монах-расстрига из Чудова монастыря. Однако окончательно это доказано не было. Народ продолжал верить, что «царь Дмитрий» был истинным сыном Ивана Грозного, спасшимся от покушения на его жизнь в 1591 году, а тот факт, что лицо убитого заговорщиками было закрыто маской, спровоцировал слухи о вторичном «спасении» теперь уже законного государя, вследствие чего в России появилось ещё несколько самозванцев.

17 мая 1924 года на реке Лейне, в районе заводи на окраине Ганновера, всплыл человеческий череп. В течение двух недель на том же месте были найдены ещё 4 черепа. Экспертиза установила, что они были отделены от туловища каким-то острым орудием, и все пять принадлежали мужчинам в возрасте не старше 20 лет. Эти обстоятельства навели уголовный розыск на мысль, что налицо убийство и что убийцу следует искать в гомосексуальных кругах. По подозрению был арестован некий Фритц Хаарман, 45-летний гомосексуалист, промышлявший, по некоторым сведениям, сутенёрством, ростовщичеством и скупкой краденого. При обыске в доме Хаармана было обнаружено несколько расчленённых тел. Под тяжестью неопровержимых улик задержанному ничего не оставалось, как сознаться в совершённых им преступлениях.

Со дна реки в указанном Хаарманом месте была поднята груда костей, принадлежавших, по заключению специалистов, 24 убитым.

Исчерпывается ли этим список жертв ганноверского маньяка? Вероятно, нет.

Преступник так и не смог вспомнить, скольких людей он подверг мучительным пыткам, приведшим к смерти. «Я не хотел никого убивать, – твердил на допросах Хаарман. – Мы занимались любовью, от сильного возбуждения я терял сознание, а утром просыпался и находил рядом труп с перекушенным горлом». Беззаботным смехом сопровождал Хаарман свои рассказы о том, как затем скальпировал и разрезал на куски трупы жертв. Информация о том, что мясо убитых Хаарман добавлял в колбасные изделия и сосиски, которыми торговал на «чёрном рынке», повергла жителей Ганновера в шок. Судебные медики и психиатры усмотрели в действиях маньяка симптомы вампиризма. Несмотря на серьёзные сомнения в душевной вменяемости подсудимого, Хаармана признали виновным в убийствах и приговорили 24 раза к смертной казни.

18 мая 1928 года в Москве в Колонном зале Дома союзов открылся так называемый «Шахтинский процесс» – суд по делу 53 руководителей технических служб и горных инженеров, обвинявшихся в создании подпольной диверсионной организации на угледобывающих предприятиях Шахтинского района Донбасса. Было доказано, что «вредители», якобы действовавшие по заданию иностранных разведок и бежавших на Запад российских капиталистов, в целях «ослабления оборонной и экономической мощи СССР и создания благоприятных условий для интервенции империалистических государств» устраивали взрывы, пожары и затопления шахт, портили вентиляцию, ухудшали условия труда и быта шахтеров. Судебный процесс, на котором председательствовал Андрей Вышинский, завершился 6 июля. Было вынесено 11 смертных приговоров, 5 человек расстреляны.

18 мая 1997 года главный подозреваемый по делу об убийстве в 1791 году композитора Вольфганга Амадея Моцарта капельмейстер австрийского императорского двора Антонио Сальери оправдан миланским судом «за отсутствием состава преступления». Маэстро реабилитировали спустя 205 лет после якобы совершённого им убийства. Защиту на судебном процессе представляли Джованни Арно и Джулиано Спадзали, известные в Италии адвокаты, прославившиеся в ходе прошедших несколько лет назад в Милане громких процессов о коррупции из серии операций «Чистые руки». Адвокатам удалось убедить суд в невиновности маэстро Сальери, представив его самого жертвой «царицы доказательств»: известно, что в 1825 году в самом конце своей жизни уже безнадёжно больной композитор признался личному секретарю Бетховена, что именно он, Сальери, отравил Моцарта. Однако можно ли это признание считать «доказательством»? Ведь оно было сделано Сальери в бреду, в состоянии помешательства (о психическом расстройстве свидетельствовала и попытка самоубийства). Кроме того, сам композитор от него вскоре отрёкся. У придворного капельмейстера – и это уже исторический факт – не было причин завидовать Моцарту: при жизни он был не менее известен и популярен в Европе, чем его молодой коллега. Адвокаты привели и такой довод в защиту «клиента»: если бы Сальери действительно страдал патологической ревностью к чужому таланту, то мир недосчитался бы отнюдь не одного гения, ведь у итальянского композитора было с десяток учеников, среди них – великие Бетховен, Шуберт, Лист. Убийца Моцарта должен был испытывать не меньшее искушение заставить навечно замолчать и своих великих учеников.

31
{"b":"8054","o":1}