ЛитМир - Электронная Библиотека

Процесс отвечал самым взыскательным запросам публики. Помимо каскада мошенничеств, представлявших собой вершины преступной мысли, на нём рассматривались и воровство, и шантаж с целью наживы, и лихой ночной грабёж, и даже одно убийство, совершённое дамой. Следствие доказало 280 тысяч рублей, полученных «Клубом» за девять лет с помощью обманов и грабежа. Крупнейшей афёрой, которую удалось провернуть «червонным валетам», была «продажа» дома московского генерал-губернатора на Тверской – случай скандальный. Подробности таковы. Некто Павел Шпейер, один из «валетов», был лично знаком с князем Долгоруковым, часто бывал у него (под видом богатого помещика) и пользовался доверием. Однажды он попросил у князя разрешения показать особняк какому-то находящемуся в Москве проездом английскому лорду, якобы его знакомому. Не ожидавший никакого подвоха Долгоруков согласился, и на следующий же день, когда губернатора не случилось дома, англичанин и Шпейер приехали осматривать здание.

Гостей сопровождал дежурный чиновник, показавший им все помещения, включая хозяйственные постройки, а также конюшни и двор. Поскольку чиновник не говорил по-английски, Шпейеру пришлось выступить в роли переводчика. Прошло несколько дней, и у подъезда губернаторского особняка остановилась подвода с сундуками и чемоданами, следом за ней на карете приехал лорд со своим секретарём и приказал вносить вещи прямо в кабинет князя… Дело кончилось тем, что англичанина препроводили в участок. Он скандалил и доказывал, что дом на Тверской – его собственность, он его купил у владельца, дворянина Шпейера, за 100 тысяч рублей со всем инвентарём и приехал в нём жить. В подтверждение представил купчую крепость, заверенную у нотариуса, по которой и деньги уплатил сполна. Это мошенничество Шпейера не разбиралось в суде, о нём умолчали, и как разделались с англичанином – неизвестно. Выяснилось, что на 2-й Ямской улице была устроена на один день фальшивая контора нотариуса, где и произошла продажа дома. После этого началась ловля «червонных валетов», но Шпейера не нашли. Друзьям его не так повезло: 9 человек (Давыдовский, Массари, Неофитов, Плеханов и другие) были приговорены к ссылке в Сибирь, остальные – к тюремному заключению сроком от 2 месяцев до 3,5 лет и крупным денежным штрафам.

8 февраля 1924 года в Америке в качестве орудия узаконенного убийства впервые применено изобретение доктора Аллена Гамильтона – газовая блок-камера. До этого испытания проводились на собаках и кошках, а в феврале 1924 года – в первый раз на человеке. Газ цианид, к всеобщему разочарованию, оказался далеко не таким уж безболезненным и эффективным средством умерщвления, как заверял Гамильтон: приговорённый Джон Джи отчаянно боролся со смертью в течение двух минут, задерживая дыхание и пытаясь высвободиться из ремней, пока, наконец, его тело не обмякло и он не потерял сознание. Для верности труп казнённого держали в камере ещё полчаса, пока вентилятор выгонял из неё ядовитый газ. Комиссия в составе нескольких конгрессменов и правительственных чинов, наблюдавшая за исполнением приговора, признала эксперимент успешным. К 1960 году газовая камера в качестве «гуманного» способа казни применялась уже в десяти американских штатах.

9 февраля 1879 года злодейски убит (смертельно ранен на улице выстрелом из пистолета) харьковский губернатор князь Дмитрий Кропоткин. Его убийца Григорий Гольденберг (революционная кличка Гришка Биконсфильд), народоволец, участвовал в подготовке покушений на Александра II. В ноябре 1879 года при перевозке динамита был случайно арестован и посажен в одесскую тюрьму с «подсадной уткой» – провокатором Курицыным. Гришка признался сокамернику в своих террористических деяниях, был изобличён и переведён в Петропавловскую крепость, где с ним беседовал граф Михаил Лорис-Меликов, будущий министр внутренних дел, убедивший его в необходимости «покаяния». Обработанный психологически, Гольденберг начал давать показания, разоблачая одного за другим своих товарищей по революционной борьбе.

Позже, осознав, что стал игрушкой в руках следствия, предателем, Григорий Гольденберг в июле 1880 года покончил с собой в камере Петропавловки. На донесении о его самоубийстве император написал: «Очень жаль!»

10 февраля 1722 года в бою у побережья Мадагаскара погиб, сражённый осколком пушечного ядра, «генерал» Бартоломей Робертс, английский мореплаватель и пират. С 1719 по 1722 г. Робертс со своей пиратский дружиной успешно действовал в Индийском и Атлантическом океанах, у берегов Африки и Южной Америки, промышляя разбоем торговых судов, совершая нападения на рыбацкие посёлки и портовые города, независимо от того, кому они принадлежали: испанцам, французам, португальцам или голландцам. За три года он захватил и разграбил около 400 судов, в том числе несколько десятков английских.

На борту шхуны «Королевское счастье», которой командовал Робертс, царила спартанская дисциплина. Всякое неповиновение капитану и самоуправство жестоко карались. Правилами запрещалось распитие на борту корабля в «неположенные» дни и часы спиртных напитков (вино, ром и виски Робертс держал под замком, и никто из матросов не имел права спрятать даже бутылку), грубое обращение с пленными, дуэли и драки, а также азартные игры в карты и в кости (наказание – порка плетью или расстрел). Не разрешалось проводить на корабль женщин. За появление на борту переодетых мужчинами дам виновному грозила виселица. Жизнь на судне замирала в восемь часов вечера: как в интернате, гас свет, и члены команды расходились на ночлег по каютам и кубрикам; подъём – в пять утра. Робертс был глубоко религиозным человеком, повсюду возил с собой Библию и даже подумывал о том, чтобы обзавестись корабельным священником. Присутствие служителя Божия на борту судна, резонно полагал он, пошло бы на пользу морякам, спасло бы заблудшие души от вечных мук и благоприятно отразилось бы на моральном климате в «коллективе». Однако священник, взятый в плен пиратами, отказался от столь сомнительного предложения и предпочёл, чтобы его высадили на берег при первой возможности.

Своих подчинённых Робертс называл «братьями» (а экипаж корабля – «братством») и считал себя лично в ответе за каждого. Несмотря на введённые им крутые порядки, капитан пользовался любовью и уважением всех матросов. В Южной Африке он приобрёл славу «неустрашимого и благородного» флибустьера. Сэр Чалонер Огл, командир атаковавшей Робертса британской эскадры, воздавая должное мужеству павшего в бою пирата, распорядился захоронить его в море со всеми почестями, подобающими офицеру королевского флота. Из оставшихся в живых членов команды Робертса ни один не избежал наказания: все были повешены на мысе Кост-Касл (Золотой Берег) на следующий же день после торжественных похорон капитана.

10 февраля 1941 года в вашингтонском отеле «Бельвю» найден мёртвым Вальтер Кривицкий (настоящая фамилия Гинзберг) – агент НКВД, в прошлом руководитель бюро военной разведки в Западной Европе и один из первых в истории советских разведслужб легальных «перебежчиков». Кривицкий, выступая в западной печати, рассказал много интересного о методах работы ОГПУ-НКВД: о крупномасштабных подделках американских денег для финансирования зарубежных операций, о терроре и политических убийствах, о подлогах и жульничестве на показательных процессах в Москве. После всего этого судьба перебежчика была предрешена: смена имен, фамилий, стран и отелей спасти его не могла. Ознакомившись с предсмертной запиской Кривицкого («Я не хочу умирать, но жить мне больше не позволено»), следствие пришло к заключению, что он сам пустил себе пулю в висок.

Однако вдова Кривицкого, Татьяна, прокомментировала записку так: «Почерк Вальтера, а слова не его».

10 февраля 1962 года на мосту Глинкен-брюкке между Восточным и Западным Берлином произошёл обмен советского разведчика Рудольфа Абеля (см. 21 июня 1946 г.) на американского лётчика Френсиса Пауэрса, разведывательный самолёт которого был сбит ракетой в районе Свердловска 1 мая 1960 года.

8
{"b":"8054","o":1}