ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В купленных только что вещах она даже отдаленно не напомнит ему женщину. Несколько взмахов расчески, и Дорин была полностью готова. Совиные очки остались на носу — они придавали ей задумчивость и серьезность. С решительностью дуэлянта она, вооружившись сумочкой, спустилась в гостиную, где ее уже ждал муж.

— Тебе действительно необходимы очки? — ласково спросил Роналд, беря Дорин за руку и отводя в сторону, чтобы уберечь ее от столкновения с внушительного вида дамой в изумрудно-зеленом платье.

— Да, конечно. Я ведь собираюсь читать программку.

Она сумела подавить дрожь в голосе. От его сильной и теплой руки по ее телу расползались ручейки жара.

— Зато сцена будет расплываться и ты ничего не увидишь, — предупредил Роналд.

В голосе его послышалась легкая насмешливость, а пальцы крепче сжали тонкое запястье.

— Ты вполне можешь меня отпустить, — ответила Дорин. Она не хотела быть невежливой, просто не могла больше переносить его близость. Их тела почти соприкасались, и девушка знала, что долго не выдержит. — Я не собираюсь падать.

— Судя по твоим туфлям, я в этом не уверен.

Она пропустила мимо ушей нелестное замечание, освободила руку и отодвинулась от мужа. Конечно, Роналд развлекался, глядя на жену. Когда она спустилась в гостиную, он оторвался от чтения финансового раздела в газете, посмотрел на нее, и в его глазах зажглись насмешливые огоньки. Но пусть лучше смеется, чем вожделеет, решила Дорин.

— Думаю, нам пора поискать наши места, — проворчала она, оглядывая фойе, разноцветное от дамских нарядов. Последний раз Дорин была в театре много лет назад — школьники из ее родного городка ставили спектакль в местном клубе.

Поскольку она отказалась снять очки, ей пришлось сдвинуть их на самый кончик носа, чтобы смотреть поверх на сцену. Роналд, совсем не интересующийся представлением, внимательно рассматривал ее профиль — густые длинные ресницы, четкая линия маленького, аккуратного носика, полные губы, твердый подбородок, длинная изящная шея.

Ее очевидная попытка спрятать прекрасную фигуру под нелепой одеждой позабавила его. И неожиданно сердце Роналда сжалось от нежности, которой он никогда раньше не испытывал.

Дорин конечно же приняла предупреждение всерьез и, несмотря на утренние уверения, приняла меры, чтобы оградить себя от нежелательных приставаний. Неужели она действительно его боится? Неужели не знает, что он никогда не причинит ей зла?

Роналд мысленно выругался, проклиная свою вчерашнюю вспышку страсти. Тогда он потерял самоконтроль, и теперь ему было на редкость неприятно. Он всегда гордился умением сдерживать чувства в любой ситуации и подчинять жизнь холодному рассудку. Однако вчера один только вид Дорин свел его с ума, он понял, что с трудом себя сдерживает.

Роналд так и не осознал до конца, что же на самом деле на него нашло. Какие-то шесть недель назад, разочаровавшись в женщинах, он разорвал помолвку и отказался от секса. Думал, что навсегда.

Эту ночь он провел практически без сна, размышляя и анализируя свои ощущения. Под утро Роналд пришел к выводу, что будет не только неправильно, но даже преступно взять ее силой. Ему придется жить под одной крышей с прекрасной и желанной женщиной, зная, что мечтам не суждено воплотиться в реальность.

Очевидно, что она не поверила его разуверениям и продолжает испытывать страх перед необузданными страстями своего мужа. Значит, необходимо убедить Дорин, что у нее нет никаких причин бояться его.

Неожиданно ему в голову пришла мысль, от которой заныло в груди. Ведь если Дорин согласится вновь стать привлекательной женщиной, то тут же появится какой-нибудь мужчина — черт бы его побрал! — и соблазнит ее. Представив Дорин в объятиях другого человека, Роналд испытал такой приступ ярости, что до боли сжал кулаки.

И конечно, она бросит своего ненастоящего мужа, чтобы почувствовать вкус страсти. А осознав свою колдовскую притягательность, непременно захочет насладиться тем, чего была лишена долгие годы.

Гнев бурлил в его сердце, казалось, в груди разгорелся настоящий костер. Не в силах больше сдерживаться, Роналд схватил Дорин за руку и, не дожидаясь, когда упадет занавес, потащил к выходу из театра. Остановился он только на тротуаре, жадно вдыхая холодный ночной воздух и пытаясь прийти в себя. Она нужна ему, просто необходима!

Напрасно он надеялся, что сможет сдержать свое желание. Эта женщина, такая соблазнительная и невинная одновременно, не шла из головы. Роналд понял, что больше не в силах выносить эту пытку — находиться рядом с ней и не дотрагиваться, не целовать…

Значит, придется самому соблазнить ее, опередив других мужчин.

Роналд был уверен, что это не составит особого труда. Он устал от всех женщин, но Дорин была особенной. Лишь бы она не подумала, что ее предали, лишь бы ей не было больно.

Роналд взял жену под локоть, и его пальцы напряглись, почувствовав податливость тела под толстой тканью пиджака.

— Ресторан в пяти минутах отсюда. Идем.

— Рон… — Она нерешительно подняла взгляд и тут же отвела его, увидев каменное лицо спутника. Что-то произошло, и сейчас он явно был рассержен. Неужели это из-за балета, который они смотрели? Или из-за того, что ему пришлось потерять целый вечер в ее обществе? — Может, пойдем домой? Нам необязательно заканчивать день в ресторане. К тому же ты был прав, а я ошибалась. Нам совершенно не нужно притворяться. Все происходящее — или не происходящее — касается только нас, и никого больше.

Но Роналд неумолимо двигался вперед. Дорин с трудом поспевала за ним, стараясь по дороге не потерять неуклюжие туфли.

— Вот мы и пришли.

Он постарался расслабиться и улыбнулся, глядя в ее встревоженное лицо. Внутри словно что-то оборвалось, и его захлестнула волна нежности. Он не хотел, чтобы мышка тревожилась. Впрочем, Дорин уже не была мышкой.

От ночного воздуха на ее щеках расцвели темные розы румянца, глаза мерцали как расплавленное золото. Даже нелепый пиджак не портил ее — наоборот, сквозь уродливую вещь еще ярче проступала восхитительная красота ее тела. В широко раскрытых глазах мужа Дорин легко прочитала бы неприкрытое желание, если бы только заглянула в них.

Сегодня вечером Роналд вознамерился узнать, хватит ли его желания для двоих. Он постарается заложить основание их дальнейшей совместной жизни — совсем другой, чем та, которую предполагал изначально.

Он взял ее руки в свои.

— Я голоден.

Его последние слова можно было истолковать двояко. Поняла ли это Дорин? Если да, то их брак очень скоро можно будет назвать настоящим, если не идеальным.

Тонкие пальцы обхватили ладонь Роналда, и ему немедленно захотел защитить ее, правда, непонятно от кого.

В ресторане их провели в уютную нишу, отделенную от основного зала широкими листьями финиковой пальмы и ветвями душистого жасмина, которые оплетали декоративную деревянную арку.

Чудесное место для романтического ужина, с тоской подумала Дорин. Белые камелии в хрустальной вазе, мерцающие свечи, ледяное шампанское — должно быть, Роналд и это предусмотрел, когда заказывал столик. Дорин, если ты выпьешь, то станешь глупой как пробка, предостерегла она себя. А ты не можешь быть глупой.

Каким-то образом она должна была убедить Роналда в ненужности спектакля о жизни счастливой пары. Доказать, что ее вчерашние слова — сущая ерунда. Она больше не могла притворяться, слишком уж хотелось, чтобы все было по-настоящему.

Шампанское выстрелило, создавая атмосферу праздника. Дорин вздрогнула и заказала первое попавшееся в меню блюдо. Затем собралась с силами и твердо посмотрела мужу в глаза. Протянув ей бокал с золотистым искрящимся вином, Роналд ласково произнес:

— Дорри, дорогая, расслабься.

— Постараюсь, — пообещала она, хотя и не была уверена, что сможет.

Теперь они были только вдвоем, лишь плавно качалось пламя свечей и соблазнительный запах жасмина щекотал ноздри. В ней росло желание дотронуться до Роналда, провести рукой по твердому подбородку…

12
{"b":"8055","o":1}