ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Хотя необязательно было быть ясновидящей, чтобы предугадать эту судьбу…

Внезапно Дорин поняла, что и в самом деле устала. Колени у нее подгибались, и она поспешно опустилась в кресло.

— Скажи… когда ты делал предложение Гленде, ты предупредил ее, что не хочешь детей?

Он расхаживал по комнате, включая свет, задергивая шторы, чтобы отгородиться от темноты. Но слова жены застали его врасплох. Роналд медленно повернулся. Лицо было непроницаемо.

— Да. — Голос его казался, если только это было возможно, холоднее серых глаз. — А почему ты спрашиваешь?

— Потому что это внезапно стало важно.

Так, значит, Гленда сказала правду. Впрочем, это хорошо увязывалось с уже известными Дорин фактами. С той лишь разницей, что ей Роналд не грозил разводом в случае неожиданной беременности.

Внезапно все встало на свои места. Их брак — фиктивный — не предполагал возникновения таких проблем. Но потом все изменилось и в их отношениях появилась физическая близость, однако предупреждать было уже поздно. Тем более что за исключением первого раза муж строго следил за соблюдением предосторожностей.

Дорин решительно поднялась. Новая жизнь начиналась прямо сейчас. Пришло время с мужеством и достоинством встретить ее.

— Я хочу развода, — произнесла она, и твердость собственного голоса придала ей сил. Значит, она не такая слабенькая, как думала. — Сегодня утром я узнала, что беременна. Не буду вынуждать тебя говорить, что ты оставляешь меня, поскольку я нарушила твои условия. Завтра я уеду. Не хочу, чтобы ребенок рос у равнодушного отца, тем более такого злого и жестокого, как ты! Я переночую в гостевой спальне, и, будь добр, не приводи сюда Гленду, пока я не заберу вещи.

Дорин направилась к двери, обернувшись на ходу, чтобы в последний раз взглянуть на свою любовь. Она не представляла, что произойдет, если он попросит ее остаться. Скорее всего, сдалась бы. Но Роналд молчал, более всего напоминая искусно вырубленную каменную статую.

Он отпустил ее без единого слова. В этот миг молодая женщина возненавидела его почти с той же силой, с которой прежде любила.

Дорин аккуратно прикрыла за собой дверь. Должно быть, он доволен, что все самое неприятное взяла на себя жена… Бывшая жена.

9

Поднимаясь на второй этаж, чтобы постелить себе в одной из гостевых комнат, Дорин передумала. Зачем ждать до утра. Оно, конечно, вечера мудренее, но уйти-то можно прямо сейчас. Роналд вовсе не спешил ей вслед с криками «останься!». Так что, если оставить в стороне формальности, вроде развода, их брак больше не существует.

Тишина, царившая в пустом коридоре, казалась просто оглушающей.

А утром придет миссис Симпсон, примется накрывать на стол и спрашивать, кто будет дома во время ланча. Лучше обойтись без необходимости сообщать ей новые пикантные подробности семейной жизни. К тому же есть Дорин все равно не сможет.

По счастью, в ближайшем будущем не планировалось больших приемов, коктейлей и прочих светских мероприятий. Старая экономка справится. А когда потребуется, Гленда с радостью займет ее место.

В спальне, где они с Роналдом провели столько чудесных ночей, находилась вся ее одежда. Дорин торопливо схватила огромную сумку и затолкала туда столько, сколько влезло. А остальное тряпье пусть достается Гленде, чтоб она подавилась!

Торопливо заглянув в сумочку и убедившись, что там есть все необходимое, беглянка заспешила вниз по лестнице, поминутно оглядываясь, точно вор. Всего через пять минут после объяснения с мужем Дорин оказалась на тротуаре. Ноги упорно отказывались идти, словно асфальт был густо намазан клеем. Но прежнюю жизнь следовало оставить за спиной.

А, вот в чем дело, поняла она внезапно, чувствуя к себе глубокое отвращение. Я просто надеюсь, что он все же бросится за мной. Будет умолять остаться, скажет, как невыносима станет жизнь без нее, что он передумал насчет семьи, а дети — это все же чудесные создания.

Увы, этого не произойдет.

Глубоко вздохнув, Дорин заставила себя стронуться с места. Жаль, что ей не хватило ума переобуться: босоножки на высоком каблуке не самая подходящая обувь для дальних ночных прогулок. Особенно когда не знаешь, куда идешь.

Роналд и не притворялся, что любит ее. В самом деле — зачем, когда обратное столь очевидно? Молодая жена была для него удобным спутником жизни, с которым к тому же можно прекрасно провести время… в том числе и ночью.

А когда она сказала, что беременна, он ничего не ответил, просто уставился на нее ледяным взором, словно весь обратился в статую. Даже не шевельнулся, когда она покинула комнату.

Еще бы! После сегодняшнего разговора с Глендой он, должно быть, обрадовался: нелюбимая жена с нежеланным ребенком покинула дом. Чего же лучше, когда стоит руки протянуть — и женщина его мечты окажется в его объятиях!

Почти стемнело, но летняя ночь дышала теплом. Темноту пронзали разноцветные огни реклам и фары машин. Дорин шла, не задумываясь особо куда, а в голове прокручивались и прокручивались ужасные события вечера.

Она почти не глядела по сторонам, пока внезапно не осознала, что стоит у дома, в котором живет отец с женой.

Хоть есть где провести ночь, и то спасибо, подумала она равнодушно. Неудивительно, что умные ноги принесли ее сюда. Отец почти всю жизнь вынужден был заменять ей мать, так что вполне естественно, что, словно раненный зверь, она спешила в родную берлогу, а за отсутствием оной к папочке.

Отец открыл дверь в халате, надетом поверх полосатой пижамы. На ногах красовались старые-престарые тапочки. Лицо у него было озадаченное.

— Можно мне остаться на ночь? Голос Дорин походил на скрип старой калитки, которую не открывали лет десять.

Она прошла мимо отца, гордо выпрямившись. Не из желания выглядеть сильной, просто ей казалось, что иначе она упадет прямо там, на пороге, и разрыдается. А это вовсе ни к чему. Дорин пересекла квадратный холл, оглядываясь так, словно не бывала здесь прежде. Тут было очень уютно — в новом доме нашли место самые любимые и удобные вещи из Колчестера, а бледно-зеленые тона делали квартиру светлой и радостной.

На самом-то деле Дорин много раз была у отца. Но ни разу в платье для коктейля, в туфельках на высоком каблуке, с сумочкой… и огромным баулом на плече. С соленым и влажным от слез лицом — она сама не заметила, что плакала.

— Конечно, оставайся. — Мартин Линвуд медленно шел следом за дочерью. — На сколько хочешь — я всегда тебе рад. Но позволь спросить, что случилось.

Дорин опустила тяжелую сумку на пол и повернулась к отцу.

— Я ушла от мужа.

Слова, сказанные спокойным, даже безжизненным тоном, внезапно вернули ее в кошмар сегодняшнего вечера, казалось, уже оставленный позади. Дорин устало провела рукой по глазам.

— Ничего не вышло и не выйдет. И, пожалуй, не могло выйти.

— Не возьму в толк, о чем ты говоришь, но это неважно. Хочешь выпить? Кофе или, может быть, чего-нибудь покрепче?

Дорин пропустила вопрос мимо ушей, словно отец вовсе не к ней обращался.

— А где Маргарет?

Она внезапно поняла, чего ей не хватает, — мамы, чтобы выплакаться, уткнувшись той в плечо. Но не женщины, что родила и вскоре оставила ее, а Маргарет, которая долгие годы фактически заменяла ей мать, а теперь официально являлась мачехой. Дорин хотелось, чтобы ее, как в детстве, погладили по головке и сказали, что все будет хорошо.

— Она легла спать пораньше, — ответил отец. — Завтра мы собирались поехать в Эдинбург. Пожить там несколько дней, посмотреть местные достопримечательности. Но не волнуйся, это легко отложить. Съездим в другой раз. Главное — понять, что с тобой происходит и попытаться помочь.

— Нет!

Внезапно Дорин собралась и успокоилась. Какое право она имеет выплескивать на уже немолодого отца и его жену отрицательные эмоции? Незачем отравлять им жизнь своими семейными неурядицами. Надо справляться самой.

— Я останусь у вас только на эту ночь. А завтра и сама покину город. Не стоит из-за меня переиначивать ваши планы. К тому же в этом нет необходимости. Сейчас же я бы, пожалуй, выпила чашечку чаю. А ты?

20
{"b":"8055","o":1}