ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Роналд обаятельно улыбнулся, видя, что Дорин совершенно с ним согласна.

— Я спросил старушку, и она просто пришла в восторг! А мы будем приезжать сюда на уик-энды или когда захотим. Когда Энтони подрастет, он всем сердцем полюбит тихий домик. А в Лондоне мы найдем новую экономку, помоложе, у которой хватит сил исполнять заодно обязанности няни. Мне вовсе не хочется, чтобы ты превратилась в матрону, не выходящую из детской. У нас с тобой целая жизнь впереди!

— Полная любви! — добавила Дорин и неожиданно зевнула. — Да ты, кажется, все продумал как следует. Неужели на все вопросы у тебя есть ответы?

— Не на все, но на многие. А теперь, миссис Осборн, объявляется отбой. Ну, в смысле, пойдем наверх.

Роналд встал, протянул жене руки и помог ей подняться. А затем привлек к себе.

— Хотя, боюсь, сегодня нам не придется слишком много спать. — Голос его дрожал от с трудом сдерживаемых чувств. — Если же малыш проснется, я принесу его тебе. И сам переодену — у меня неплохо получается. А с утра подам завтрак прямо в кровать! Как тебе такая мысль?

— Блаженство! — Дорин обвила шею мужа руками. — Райское блаженство!

В воздухе пахло весной. Трудно было понять, откуда в таком огромном городе, как Лондон, может взяться аромат земли, сбрасывающей иго зимы, но теплый ветер веселил сердце, неся надежду на скорое лето.

— Какие у вас красивые цветы распустились под окном, — заметила Дорин, нежно улыбаясь бывшей экономке, а ныне законной супруге своего отца, миссис Линвуд.

Они с Роналдом в очередной раз заглянули в гости к ее родителям. Малыш Энтони крепко спал в уютной кроватке дома, под бдительным присмотром няни. Не то чтобы сын оказался в тягость молодым супругам, но все же и передышка была нужна.

— Еще бы! В центре Лондона это редкость, люди почему-то считают, что гораздо приятнее залить все вокруг бетоном, чтобы и травинки не пробиться. А как же они поймут, что приходит весна?

— Признаться, и мне порой не хватает просторов сельской Англии, от города устаешь… Скоро мы с Роном снова выберемся в наш уютный домик, сад наверняка весь в цвету!

— Отличная идея, — поддержал Дорин муж. — Перестройка дома уже закончена, почему бы вам не поехать с нами?

— И в самом деле, почему бы и нет. Но, дорогие мои… — Маргарет кашлянула и слегка порозовела. — Мне, право, неловко говорить вам, не мое это дело… — Она прервалась и выжидающе посмотрела на Мартина.

— Да-да, дети, то есть…

— Да что вы хотите сказать такое страшное, что и выговорить не решаетесь? — удивилась Дорин.

— Понимаешь ли, мы тут с Маргарет потолковали, и… Дорри, я, видимо, не смог воспитать из тебя человека, чтящего традиции, а о тебе, Рон, и говорить не приходится, но все же… Вы же фактически не женаты — так, живете вместе, если не считать дурацкую гражданскую церемонию свадьбой…

Эта мысль и мне приходила в голову, подумала Дорин, но так давно, кажется, вечность назад, когда все еще было очень и очень плохо. И вряд ли Рону понравится эта идея даже теперь…

— Это все? — улыбаясь спросил Роналд. — Вы не поверите, но я подумывал о том же. Наше с Дорин воссоединение явно было проявлением Божьей милости, так что обвенчаться нам просто судьба. Тем более что не хочу отказывать себе в удовольствии еще раз вступить в брак с очаровательной Дорин Линвуд, то есть, простите, Дорин Осборн. Ты согласна?

— Да, — прошептала Дорин, — конечно да.

Фата никак не подходила для молодой матери, тем более что Энтони чинно восседал на руках у няни и хитро посматривал на взрослых, словно хотел сказать: знаю я, мама с папой, вы тут во что-то интересное играете! Но белое платье невеста решила-таки надеть. Строгое, элегантное, оно необыкновенно подчеркивало красоту ее каштановых волос и удивительных золотых глаз. Роналд в явном восхищении взирал на нее.

Подружкой невесты была конечно же Патриция. Где-то в толпе гостей стоял и ее избранник — они никак не могли пожениться.

— Берешь ли ты в жены…

— Беру…

— В радости и в горе…

Слова древнейшего обряда отдавались эхом от гулких сводов старого собора, но Дорин почти не слышала их да и не видела старого священника. Слезы радости застилали ей глаза, и казалось, что ангелы с небес поют хоралы и не служка — белокрылый серафим протягивает им кольца на алой подушке. Никогда прежде она не представляла, что может быть настолько счастлива.

Позже, когда процессия выходила из церкви, Патриция улучила минутку и шепнула:

— Ну, дорогая мисс Дурнушка, ты славно потрудилась. Пятерки явно мало за использование ситуации, ставлю тебе шестерку! Желаю долгих лет счастья и много-много детишек, милая Дорри!

30
{"b":"8055","o":1}