ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Господи! Хоть бы он перестал так странно глядеть на нее! Неприлично пристально разглядывать женщину, когда она в таком виде, как сейчас Дейзи. Она не нуждается в его заботе!

— Думаю, на сегодня достаточно. — Он отвернулся от нее. — Продолжишь утром. Я предупредил Энн, что мы поедем куда-нибудь поужинать. У нее и без готовки дел хватает. — Он задержался у двери, обернулся и снова окинул ее странным взглядом. В голосе его слышался не то восторг, не то разочарование.

— И сними, пожалуйста… не знаю, что это такое, ночная рубашка, что ли? Будь готова через сорок минут. Я подожду тебя внизу.

5

Перебрав привезенные с собой наряды, Дейзи выбрала самый простой — светлые льняные брюки в сочетании с тонким итальянским свитером и модными мокасинами. В расчете, что они отправятся ужинать в деревенскую харчевню.

Смеркалось, когда Ричард привез Дейзи в прекрасный ресторан с изысканной публикой. На фоне женщин в темных вечерних платьях она почувствовала себя белой вороной. Могла ли она ожидать, что в такой глухомани отыщется приличный ресторан? Ричард Редман, в отличие от нее, был упакован сверхмодно, даже слишком изысканно. Он привлекал всеобщее женское внимание. Хотя все это не должно ее трогать, решила Дейзи.

— Маргаритка, ты должна уже проголодаться, ведь за ланчем ты почти ничего не поела.

На этот раз ничего похожего на глубокую озабоченность ее здоровьем, всего лишь констатация факта. Сидя напротив Ричарда, она невольно любовалась его белозубой улыбкой, сверкавшими, как темное золото, волосами. Темно-синий костюм, дополненный шикарным дорогим галстуком, прекрасно сидел на нем, был ему к лицу. Похоже, Дик постарался произвести на нее впечатление. Зачем? Но взгляда Дейзи отвести не могла, а когда он улыбался, по спине у нее пробегала дрожь.

— Немного, пожалуй, проголодалась, — ответила она, наклонив голову. За ланчем по его вине ей кусок в горло не лез, и теперь она была голодна как волк.

Меню, которое им вручил официант, отличалось таким огромным форматом, что его с трудом можно было удержать в руках. Пыль в глаза мне пускает, подумала Дейзи, могли бы поесть где попроще. По той же причине он приобрел усадьбу «Три ручья», хотел поразить местных жителей. Как же, презираемый всеми нищий мальчик выбился в люди и разбогател! Честолюбие его одолевало и тринадцать лет назад, когда он лелеял два заветных желания: жениться на ней и стать богатым, чтобы окружить ее роскошью. По крайней мере, так он говорил тем летом, а она верила ему. Какой же доверчивой дурочкой можно быть в семнадцать лет!

Богатым Ричард Редман стал, только ей от этого ни холодно, ни жарко. А вот намерение жениться на ней отбросил тут же, как только оно встало преградой на пути к богатству. Или он просто морочил голову девчонке, которой решил овладеть во что бы то ни стало?

Вернув официанту меню, Дейзи вздохнула с облегчением, избавившись от такой тяжести.

— Утром я начну немного позже. Хочу дойти до поселка. Возможно, там еще есть лавочка, в которой продают дешевую одежду. Мне нужны джинсовые брюки и рубашка. Чтобы продолжить разборку на чердаке. А то сегодня пришлось нацепить один из фартуков миссис Мэйо. Чтоб ты знал, на ночь я не пеленаюсь в метры ткани с жуткой расцветкой.

И вдруг увидела в его карих глазах смех. Губы его плотоядно изогнулись. Только тогда она поняла, что совершила ошибку, напомнив о его предположении, что на ней ночная рубашка.

— В чем же ты спишь теперь? В сшитых на заказ шелковых пижамах? А в свое время постелью нам служил мягкий прохладный мох, помнишь? В дождливые дни мы укрывались в конюшне твоего отца и спали прямо на душистом сене. И на нас не было ни-че-го. — И без всякого перехода, пока краска заливала щеки Дейзи, сказал: — Старой лавочки уже лет семь как нет. Майкл продал свой дом и уехал в другие края. Новые хозяева открыли магазин бытовой техники. Времена изменились, изменился и поселок. Завтра я собираюсь съездить в Брайдсвилл. Если хочешь, можешь поехать со мной. Пока я буду встречаться со своими поверенными, ты успеешь купить все, что тебе нужно. — Длинными сильными пальцами Ричард разломал рогалик и намазал одну половину маслом. — В городе открылось чудесное кафе с китайской кухней. Можем встретиться там за ланчем.

Как у него все просто! Господи, верни мне былое спокойствие, молила мысленно Дейзи, не в силах унять сердцебиение. Если он будет продолжать постоянно вспоминать в их разговорах о прошлом, она сойдет с ума. Надо постараться пропускать эти фразы мимо ушей. Надежда — трепетное чувство, единожды преданное, оно не возрождается.

— Я бы скорее предположила, что ты пользуешься услугами какой-нибудь крупной юридической фирмы в Нью-Йорке, — сказала Дейзи, просто чтобы поддержать разговор. Она сознательно проигнорировала его напоминание о том времени, когда они встречались тайком по ночам и еще жива была надежда, что в будущем они не расстанутся. Такой разговор о прошлом непременно закончился бы откровенным скандалом, а ей не хотелось рисковать своей любимой работой. Ведь Редман мог пожаловаться Полу Фишеру на ее поведение. Разумнее попридержать язык и не переходить на скользкую тему. Говорить стоит только о вещах, имеющих отношение к делу, ради которого она приехала, раз уж так сложились обстоятельства.

— Нет, местным юристам я доверяю больше. Пока, во всяком случае, — ответил Ричард. — Что ты выбрала? — спросил он, когда подошел официант.

Дейзи продиктовала заказ, выбрав салат с авокадо, кефаль и суфле из грибов. Себе Ричард заказал совсем простое блюдо — бифштекс с жареной картошкой. Очевидно, его плебейские вкусы не изменились. А может, решил экономить, намереваясь жить здесь в окружении гольф-клуба и центра отдыха, в доме своего былого врага?

Дом настолько велик, что способен вместить не только жену с многочисленным потомством, но и целую армию прислуги. Мысль о возможной женитьбе Ричарда заставила Дейзи почувствовать себя почти больной. Непонятно, почему это должно ее волновать? Ведь теперь он для нее абсолютно чужой человек. Она даже могла бы посочувствовать его будущей жене, поскольку хорошо знала его характер. Единожды солгавший будет лгать и впредь всем женщинам, с которыми сведет его судьба.

Отказавшись от предложенного вина, Дейзи с аппетитом поела, поддерживая банальный разговор, и обрадовалась, когда они наконец покинули ресторан.

Дорога, ведущая к усадьбе, освещалась высокими фонарями. Их не было раньше, и вместе с распускающимися деревьями они образовали золотистый кружевной туннель, по которому теперь мчался шикарный автомобиль Ричарда. В открытые окна врывался свежий ночной воздух, и Дейзи с жадностью вдыхала знакомые ароматы весенней земли. Скоро зацветет жимолость, потом сирень, думала она. Несмотря на то что с этим местом были связаны и ее одинокое детство и несчастливая любовь, она всем сердцем продолжала любить родной край таинственных лесов, землю, изобиловавшую родниками с вкусной ледяной водой. Пусть теперь ее дом в Нью-Йорке, там ее любимая работа и друзья. Боже, откуда этот неожиданный приступ болезненной ностальгии?

Машина свернула на подъездную аллею к дому.

— Наверное, правление твоей компании все хорошо продумало, решив, что без гольф-клуба и центра отдыха этот край больше существовать не сможет, — сказала Дейзи, подпустив яда в голос. — А тебя устроит, если вокруг постоянно будут посторонние люди? Отца удар бы хватил, если б он обнаружил, что какой-то наглец, как он выражался, топчет его собственность.

— Я не такой, как твой отец, — холодно обронил Ричард.

Дейзи поджала губы. Что верно, то верно, подумала она, Ричард наделен не только красотой и обаянием, но и доброжелательностью к людям, чего она никогда не замечала у своего отца. К тому же Ричард рано начал трудиться, самостоятельно заработал свой капитал, а отец всю жизнь только проживал деньги, доставшиеся по наследству. Когда деньги кончились, он заложил родовую усадьбу. Общей у отца и Ричарда была лишь жестокость, с которой они оба обошлись с ней, наплевав на ее чувства.

10
{"b":"8056","o":1}