ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Услышав за спиной звук открываемой двери, Дейзи испуганно замерла. Может, Энн пришла выключить свет?

Ей не повезло, потому что в комнату вошел Ричард, одетый в черные потертые джинсы и майку, тоже черного цвета. Ноги были босыми, как и у нее.

Сердце Дейзи бешено забилось, кровь побежала быстрей, все тело ее встрепенулось. Выглядел он сказочно привлекательно: лохматые рыжие волосы, на лице щетина и сонные глаза под припухшими веками. При виде Дейзи взгляд его стал томным. Ей хорошо был знаком этот многообещающий взгляд.

— Не спится? Интересно, почему? — тихо и вкрадчиво спросил Ричард, неторопливо разглядывая ее фигуру и задерживая взгляд на соблазнительных округлостях, которые подчеркивал тонкий халат, туго перетянутый поясом. Он ясно видел, что под легкими шелковыми тряпками на ней ничего нет.

— Наверное, что-нибудь несвежее съела за ужином. Расстройство, — солгала Дейзи, отчаянно стараясь подавить реакцию тела на появление Ричарда.

Такого не должно было с ней произойти. Она давно ничего не питает к нему, кроме презрения. Но, к сожалению, ни одному из мужчин, с которыми она встречалась, не дана была такая власть над ее телом, как Ричарду Редману. Нет, она не стала мужененавистницей, она принимала ухаживания и встречалась с другими, но никогда не испытывала ничего похожего. Только Дик пробуждал в ней настоящую женщину.

Задрожавшими руками Дейзи поспешила открыть блокнот и вынула из зажима ручку.

— Вот я и подумала: раз не удается заснуть, можно и поработать. Я не собиралась беспокоить тебя.

— Хотела ты того или нет, но ты меня побеспокоила, — сухо ответил Ричард. — Но раз уж ты решила поработать, работай.

Нервно поглядывая по сторонам, Дейзи ходила по комнате, ставшей совершенно неузнаваемой.

— Здесь стоял сервировочный стол красного дерева. Возможно, отец продал его. Или ты переставил его в другое место?

— Нет, такого стола не было в доме.

Не оборачиваясь, Дейзи по голосу определила, что Ричард следует за ней по пятам. По спине пробежали мурашки.

— Остался вот этот буфет, тоже красного дерева. Старинный, представляет большую ценность на рынке антиквариата. Хорошее вложение капитала, если тебя это интересует.

— В данный момент меня интересуешь только ты.

Дейзи тихо ахнула и затаила дыхание. На сей раз она правильно поняла его. Спиной чувствуя его взгляд, она понимала, что надо немедленно выйти из комнаты, но не смогла, ноги не слушались ее. Рука Ричарда легла ей на талию, обжигая даже через шелковую ткань. Ей бы сказать: не надо, не прикасайся ко мне! Но язык словно прилип к гортани.

— Ты вся заледенела. Здесь холодно. Центральное отопление включено не полностью. Уйдем отсюда на кухню. Там теплее, а кружка горячего молока поможет тебе избавиться от… расстройства. — Он насмешливо улыбнулся.

Рука Ричарда плотно удерживала ее, она ощущала каждый его палец. Нет, пора ему ответить, что не нуждается она ни в горячем молоке, ни в его трогательной заботе, и вернуться в свою комнату. Вместо этого она почему-то безвольно пошла туда, куда он ее повел, вспомнив, что точно также шла за ним в то лето, давным-давно.

— Ты не спросила у меня, почему я не смог заснуть, — сказал он не без упрека, когда они вошли в кухню, где действительно оказалось намного теплее, чем в столовой. — Могла бы поинтересоваться, хотя бы из вежливости.

Иронический тон Ричарда раздражал Дейзи. При чем тут вежливость? Впрочем, среди сверстников из поселка он всегда выделялся хорошими манерами, что казалось странным у сына нищей вдовы, появившейся в их краях неизвестно откуда. Вряд ли она всерьез занималась воспитанием сына, он рос как сорная трава. Тем не менее Ричард умел найти подход к каждому из жителей Блэк Спрингза, кто снисходил до общения с ним. Возможно, уже тогда сказывалась врожденная хитрость, помогавшая ему приспосабливаться и выживать в любых условиях, подумала Дейзи.

Она ничего не ответила на попытку Ричарда завязать разговор. Натянутая как струна, дрожа всем своим хрупким телом, она молча смотрела, как он наливает молоко, вынутое из холодильника, в маленькую кастрюльку и разогревает на плите. Следовало бы уйти, чтобы разрушить неожиданно возникшую слишком интимную обстановку, но что-то удерживало ее.

— Ну что ж, я все-таки расскажу, почему мне не спится, хотя тебя, похоже, это не интересует. — Даже от звука его голоса у Дейзи перехватывало дыхание. Она прикусила губу до боли, чтобы привести себя в чувство. В здравом уме она бы сказала: «Меня и вправду это не интересует». Но сейчас Дейзи не могла здраво мыслить и вести себя разумно. — Мне не давала уснуть мысль о том, что мы спим с тобой под одной крышей. Я встал, хотел взять в библиотеке книгу, чтобы отвлечься, а проходя мимо столовой, заметил под дверью полоску света.

Ричард, хмуро сдвинув брови, посмотрел на Дейзи, но сразу отвел глаза. Помолчав, он сказал:

— Думал, что все будет гораздо легче.

Дейзи озадаченно смотрела на него. Что он имеет в виду? И что должно было быть легче? Находиться в ее обществе? Может, у него проснулось чувство вины? Тогда почему он не скажет прямо? Раньше он всегда откровенно говорил ей о своих чувствах. В основном, правда, о том, как она нужна ему. Те времена прошли, устало напомнила она себе. Они оба изменились и научились скрывать эмоции. Может, оно и к лучшему. Так спокойнее. Иначе вырвался бы наружу застарелый подспудный гнев. А зачем? Что теперь можно изменить?

Дейзи смотрела, как Ричард разливает молоко в глиняные кружки, и решила, что хотя бы один прямой ответ она от него получит.

— А что ты собираешься сделать из этого дома?

Ричард улыбнулся с довольным видом.

— Долго я ждал, когда любопытство пробьется сквозь маску равнодушия, которую ты нацепила. — Он взял в руки кружки с молоком. — Предлагаю пойти в библиотеку и спокойно выпить молоко, в которое я добавил немного бренди. Там уютно и тепло. Я расскажу тебе о своих планах на «Три ручья», а ты расскажешь мне, что же произошло между тобой и твоим избранником. Как же его звали? Вспомнил! Рой Скотт, не так ли? Ваша помолвка должна была состояться в день твоего восемнадцатилетия. Он был подходящей партией для единственной дочери владельца усадьбы. Почему же ваш брак не состоялся? Неужели он узнал о твоих развлечениях на стороне и отказался от тебя? Должно быть, ты сама проговорилась, ведь мы тщательно скрывали от всех наши свидания.

6

Дейзи не верила своим ушам. Ричард посмел заговорить о прошлом! Заинтригованная, она последовала за ним в библиотеку. В этой комнате ничего не изменилось: книжные шкафы вдоль стен, старинные удобные кресла, напольная подставка для книг, секретер, журнальный столик — все стояло здесь столько лет, сколько она себя помнила.

Черт возьми, Ричард прекрасно знал, почему они вынуждены были скрывать свои отношения. Он знал, как поступил бы ее отец, проведай он о том, что они стали любовниками! И как он посмел так низко думать о ней, считая, что она просто развлекалась с ним?!

Ричард поставил кружки на журнальный столик и включил торшер. Прищурив глаза, Дейзи следила за его движениями, с трудом сдерживаясь, чтобы не взорваться встречными обвинениями. Если б он бросил ей такое обвинение тринадцать лет назад, она бы не задержалась с ответом, в ход пошли бы ногти и зубы! Теперь она, к сожалению, повзрослела и умеет контролировать свои чувства. Однако сердце билось чаще, чем обычно, пальцы дрожали. Взяв кружку, она забилась в кресло, подальше от Ричарда, чтобы тот не заметил, как она взвинчена. Что бы он ни сделал, что бы ни сказал, выдержка ее не подведет. А его оскорбительное обвинение заслуживает только презрения, она его проигнорирует.

— Помолвка существовала только в виде идеи и только в головах моего отца и Роя, я тут ни при чем.

— Неужели? Готовили помолвку, даже не известив тебя? — резко спросил Ричард внезапно охрипшим голосом, в котором, несмотря на вызывающий тон, послышалась горечь.

12
{"b":"8056","o":1}