ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Возмущение и гнев помогли унять потоки слез. Дейзи вытерла ладонями щеки и встала с постели. Отыскав в спальне свои трусики и лифчик, она перебралась в гостиную, где собрала свою разбросанную одежду. Одевалась она торопливо, но не потому, что опасалась внезапного появления Ричарда. Получив, что хотел, он вряд ли намерен возвращаться. Впрочем, Дейзи тоже не горела желанием встретить его. Просто она должна быстрее покинуть этот дом, в котором, начиная с раннего детства, никогда не была счастлива.

Заказывать билет сегодня было слишком поздно. К тому же следовало привести себя в порядок не только физически, но и морально. Завтра наверняка станет легче. Сейчас она упакует вещи, а утром вызовет по телефону такси, которое отвезет ее в аэропорт Брайдсвилла. А там самолет до Нью-Йорка, и жизнь вернется в привычную колею. Вряд ли Ричард станет жаловаться шефу на то, что она сбежала, подумала Дейзи и криво усмехнулась. Свое любопытство он удовлетворил и будет только рад ее отъезду.

Выйдя из дома, Дейзи поежилась от вечерней прохлады, но за курткой решила не возвращаться, чтобы не наткнуться на Ричарда. Лучше замерзнуть, чем снова встретиться с ним глазами и гореть от стыда. Не задумываясь, как сомнамбула, Дейзи прошла мимо огорода при кухне и вышла на зеленую лужайку за домом. Трава мягко пружинила под ногами, и это ощущение вместе с запахами земли действовало на нее успокаивающе.

Вскоре, оказавшись под кронами деревьев, она углубилась в лес и пошла на звук падающей в каменистое ложе воды. Здесь из скального выступа бил родник. Она погрузила руки в его струю. Послышался дальний крик филина, и на Дейзи снизошел благословенный покой.

Потерев ладони, чтобы немного согреться, поскольку шелковая блузка плохо защищала ее от вечерней прохлады, она пошла вдоль ручья. Туман, поднимающийся над водой, растекался между деревьями, стелился под ногами.

И тут она увидела Ричарда. Дейзи остановилась и замерла, даже дышать перестала. Слишком поздно она осознала, куда ноги привели ее сами собой. Заветное место их тайных встреч! Сюда почти каждую ночь она прибегала к нему на свидание в то незабываемое лето. Благословенное, полное таинственности и восторгов место, где они жарко любили друг друга, поверяли друг другу свои мечты и строили планы на будущее, которым не суждено было осуществиться. Любовная сказка обернулась для нее подлым обманом и предательством. Какая она была тогда легкомысленная и доверчивая! Любопытно, что привело сюда Ричарда?

Он стоял на берегу ручья, спиной к ней. Казалось, он глубоко погрузился в созерцание воды, журчащей среди валунов. Дейзи повернулась, чтобы уйти незамеченной, но, видимо, он все-таки услышал звук ее шагов, потому что окликнул ее по имени. Звук его голоса привел Дейзи в смятение, ноги словно приросли к земле. Она слышала, что он приближается к ней, но не могла сдвинуться с места.

— Не уходи, Маргаритка, — попросил он. Голос был слабый, словно он пережил что-то, лишившее его жизненных сил. — Мне нужно поговорить с тобой.

Не надо со мной ни о чем говорить, горько сказала она про себя, я не хочу! Ричард унизил ее и теперь она стыдится себя. Собрав остатки собственного достоинства, Дейзи глухо произнесла:

— Я возвращаюсь в дом. Скоро совсем стемнеет, и я замерзла.

— Тогда пойдем вместе, — твердо сказал он. Его рука легла ей на плечо, и сразу стало теплее. Повернув Дейзи к себе, Ричард вгляделся в ее лицо. Даже в сумеречном освещении леса она увидела его добрую улыбку. — Ты блузку неправильно застегнула, и на голове у тебя черт-те что. Сейчас ты похожа на ту дикарку, которую я знал когда-то. Возьми…

Он снял с себя кожаную куртку и набросил ей на плечи, оставшись в одной майке. Хранившая тепло его тела, куртка неожиданно помогла ей понять, что прошлое не столь уж важно и, каким бы Ричард ни был, она все равно по-прежнему любит его. Что же теперь делать? Сердце защемило от боли, ведь он-то ее не любит. И никогда не любил, хотя часто клялся в любви. И тогда между ними было только физическое влечение. В сексе им, наверное, не было равных. Секс, только секс…

Сегодня он признался, что его отношениям с другими женщинами мешало воспоминание об их занятиях любовью. Что ж, в этом она его хорошо понимает и может только посочувствовать. Память доставляет много неудобств в жизни. Она иногда чревата большими неприятностями. Значит, он добивался близости с ней лишь для того, чтобы избавиться от мешавших ему воспоминаний, чтобы успокоиться, убедившись, что она самая обычная женщина и ничем не отличается от других. Теперь он освободился от груза прошлого и сможет найти себе спутницу жизни, жениться, обзавестись детьми. Наверное, этим объясняются его хорошее настроение и заботливость, с которой он ведет ее по лесу в сгущающейся темноте.

В этот момент Дейзи споткнулась о торчащий из земли корень. Она непременно упала бы, если б крепкая рука Ричарда не обхватила ее за талию и не поддержала. Он прижал ее к себе так крепко, что она услышала его неровное дыхание и учащенное сердцебиение в груди, к которой она на минуту приникла головой. Почувствовав его возбуждение, Дейзи отпрянула. Может, и напрасно, надо было воспользоваться последней возможностью близости с ним зато время, что им осталось провести вместе. Нет, потом будет еще тяжелее расставаться, подумала Дейзи. То, что произошло между ними днем, не должно повториться.

Лес кончился. Когда они вышли из-под деревьев, идти стало легче. Путь освещало бесчисленное количество звезд на небе, крупных и ярких, словно отмытых во время весенней уборки. Ричард убрал руку с ее талии, и Дейзи чуть не застонала вслух от досады, лишившись его согревающей не только тело, но и душу поддержки.

Он почему-то молчал, хотя сказал, что хочет с ней поговорить. Молчание его было невыносимым. У них последний вечер, рано утром она уедет. Дейзи напомнила себе, как поступил он с ней в прошлом. Но судьба дала им еще один шанс, случайно сведя их вместе вновь. Что ж, вновь ничего у них не вышло. Винить в этом некого, подумала она обреченно, когда они подошли к дому. Ей захотелось сказать Ричарду на прощание, что она восхищена его намерением подарить этот дом детям из неблагополучных семей и вообще всем хорошим, что в нем есть.

Пропустив Дейзи вперед, Ричард закрыл дверь и включил свет в холле. Ей сделалось до боли грустно.

— Энн рассказала, что ты готовишь дом к приему детей из бедных семей. По-моему, это замечательная…

— Да что ты?

Прищуренные глаза и жесткая линия рта. Что она такого сказала? Или ему неприятно слышать от нее одобрительные слова?

— Какая ирония судьбы, ты не находишь? Я спасаю твое родовое гнездышко от окончательного разрушения только для того, чтобы заполнить его юными оборванцами из городских предместий! Твой отец, наверное, в гробу перевернулся, узнав, что его драгоценная благородная дочурка окажется в такой ситуации. — Ричард насмешливо смотрел на нее, приподняв бровь. — Знаешь, как тебя называли в деревне? «Принцесса из замковой башни». А принцессе не подобает якшаться с такой «швалью», как они.

Это был удар ниже пояса. Антагонизм, о существовании которого заговорил Ричард, ранил душу, поэтому Дейзи долго и тщательно избегала вспоминать эту сторону их отношений. Но она все равно никого не могла полюбить, сердце ее принадлежало вот этому человеку, которого отец считал неровней для своей дочери. Господи, что же сотворила судьба!

— Конечно, знала. Это было несправедливо и обидно! Что же касается моего отца, то он позаботился, чтобы я никогда сюда не возвращалась. Он лишил меня наследственных прав и выгнал из дома, когда я отказалась участвовать в его планах и обручиться с Роем.

Дейзи увидела, как изменилось выражение лица Ричарда. Он озадаченно сдвинул брови и вздохнул тяжело. Совсем другим тоном он спросил:

— Это правда? Твой отец сказал мне, что в день твоего восемнадцатилетия состоится ваша помолвка. Оставалось всего несколько недель. А свадьба была намечена на весну.

— Он так тебе сказал?

17
{"b":"8056","o":1}