ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Интересно, подумала Дейзи, а что для Пола Фишера важнее: престиж или деньги? Она смотрела на его изящную и на вид настолько хрупкую фигуру, что, когда он нагнулся, чтобы снять шелковое покрывало с картины, стоявшей на специальной подставке, стало страшно, что он переломится пополам. Но внешняя хрупкость Пола была обманчивой. На самом деле он отличался крепостью и стойкостью дуба. В приоритете его ценностей тоже можно было не сомневаться. Превыше всего Пол Фишер ставил престиж своего салона.

— Оставляю вас наедине. Почему-то мне кажется, что тебе, Дейзи, тут есть о чем задуматься.

Пол обернулся к Дейзи, несколько странно улыбнулся и отошел от картины. Увидев наконец портрет, Дейзи замерла. Сходство действительно было поразительным. А для случайной находки — просто невероятным!

На фоне густой зелени была изображена юная девушка с бледным, почти прозрачным лицом, темно-синими фиалковыми глазами, с локонами каштановых волос, свободно спадающих почти до пояса. В сложенных лодочкой ладонях с длинными тонкими пальцами она держала цветок белой розы, символизировавший ее чистоту. Молочная белизна кожи и белая роза словно светились на темно-зеленом фоне. Большие глаза смотрели с портрета испытующе и печально.

Такой себя помнила Дейзи, когда ей минуло шестнадцать лет. У девушки на портрете был такой же, как у нее, прямой, слегка вздернутый носик. Розовые полуоткрытые губы, казалось, сейчас весело улыбнутся… Дейзи тряхнула головой, словно избавляясь от наваждения. Но девушка продолжала сиять с отреставрированного портрета, воплощая собой ожидание любви или саму любовь. Маргарита… маргаритка… Так звал ее когда-то один юноша, ее первая и до сих пор единственная в жизни любовь. Внезапная боль пронзила сердце. Дейзи прижала к груди ладонь. В те годы она любила Дика всем своим существом, а он… он предал ее!

Как странно, ведь прошло много лет, а больно так, будто все произошло только вчера. Конечно, тогда было еще хуже. В семнадцать лет Дейзи всерьез думала о смерти. Вся ее жизнь с тех пор изменилась. Как, собственно, и она сама. Но до того как она узнала правду о Ричарде Редмане, она выглядела точь-в-точь, как это творение художника. Удивительно! А правда…

Правда заключалась в том, что не Дейзи была нужна Ричарду, Ему, сыну бедной вдовы, нужны были деньги. Тринадцать лет тому назад Ричард Редман отказался от ее любви и уехал с деньгами, которые получил от ее отца. Получил, отказавшись от Дейзи. Ничего удивительного! Таких денег он в жизни своей не видел. Любимый человек оказался бессердечным охотником за долларами! Дейзи даже представляла, каким восторгом сверкнули его рыже-карие глаза при виде суммы, которую предложил отец. Что ж, для нищего деревенского парня это был миг удачи, и он его не упустил.

Резко отвернувшись от картины, Дейзи тряхнула головой. От нахлынувших воспоминаний ей стало дурно. Лучше бы никогда не видеть этого портрета. Если она позволит себе снова погрузиться в прошлое, то может надолго утратить душевное равновесие и такими трудами обретенную уверенность в себе. Она не имеет права допустить, чтобы гнев и отчаяние, связанное с прошлым, снова сводили ее с ума. Она пошла к Юджину, чтобы обсудить последние приготовления на вечер, но ее остановила секретарь Кэрол.

— Мисс Дэвис, письма готовы, подпишите, мистер Фишер ждет их. Да, он просил передать, чтобы вы присутствовали вечером на приеме. Все его распоряжения на вашем письменном столе. Покупатель на картину уже нашелся. Так что никаких сюрпризов не будет.

Значит, как всегда, шампанское и маленькие бутерброды, мысленно отметила Дейзи, а потом ужин с покупателем в одном из элитных ресторанов Нью-Йорка. В качестве помощника Пола Дейзи вменялось в обязанность обеспечивать высокий уровень приема в салоне, пока хозяин обхаживает покупателя. Итак, аукциона не будет, поняла она. Хотя именно на аукционах цены на раритетные произведения искусства и предметы старины взлетали до потолка и приносили большой доход Фишеру. Но в данном случае покупатель уже известен. Он, видимо, готов заплатить любую сумму, чтобы обладать картиной.

— Старик всегда играет по своим, только ему известным, правилам, — сказал ей Юджин. — Должно быть, он заранее прощупал почву. Или выжидал, что произойдет на рынке ценностей после того, как солидные издания опубликуют фотографию этой картины. Кто его знает?

Он свободно развалился в кресле и с одобрением окинул взглядом ее элегантный костюм и собранные в пучок блестящие каштановые волосы. Дейзи словно магнитом притягивала его к себе необычной утонченной красотой. Разглядывание затянулось, пока Юджин не спохватился, что, кажется, выглядит глупо. Он склонился над письменным столом, взял в руки карандаш и стал нервно крутить его в пальцах. Все его размышления и решения разлетались в прах, едва Дейзи подходила к его столу.

Дейзи не без симпатии посматривала на Юджина. Красивый, ладно скроенный парень. Пожалуй, впервые за все время их совместной работы она разглядела в нем не только коллегу, но и мужчину, который был к ней явно неравнодушен. Конечно, до отца ему далеко. Возможно, он сам это сознает и комплексует, отсюда его некоторая застенчивость и неуверенность в себе. Она принялась подбирать необходимую документацию, когда Юджин с непонятным напряжением в голосе, которое он тщетно пытался прикрыть беспечным тоном, сказал:

— А не пора ли нам перекусить? Время ланча, Дейзи. Знаешь, за углом открылось новое кафе. Не хочешь разузнать, чем там кормят?

Он уже поднялся, истолковав молчание Дейзи как согласие, но она отрицательно покачала головой. После развода Юджина прошло больше года. За это время они частенько вместе ходили на ланч. Поначалу их разговоры за столом во время еды ограничивались профессиональными темами, но постепенно они перешли на личные темы. В последнее время Юджин так или иначе давал ей понять, что предпочел бы перевести их отношения из дружеских в более близкие. Дейзи тихонько вздохнула. Как трудно вновь обрести доверие к мужчине!

— Извини, мне еще надо поработать, закончить со всеми приготовлениями на сегодняшний вечер. Время поджимает.

Работать быстро и эффективно Дейзи научила некогда лютая нужда. Денег, которые ей оставила в наследство мать, хватало только на плату за обучение в колледже. Подрабатывая свободными вечерами и даже бессонными ночами, Дейзи зарабатывала себе на все остальное — жилье, еду и одежду. Быть может, поэтому ко времени окончания колледжа в кругах антикваров-профессионалов у Дейзи сложилась хорошая репутация. Быть может, поэтому Пол Фишер и не упустил подающую надежды выпускницу.

Дейзи умела работать на пределе своих сил, если было нужно. Поэтому ей удалось сэкономить час времени, чтобы заехать к себе домой на 86-ю Вест-стрит возле Центрального парка, переодеться и вернуться в салон за целых полчаса до начала приема. Конечно, она бы предпочла провести этот весенний вечер в своей уютной квартире на пятнадцатом этаже, наедине с любимой музыкой и хорошей книгой. Светская жизнь мало привлекала Дейзи. Но участие в сегодняшнем приеме — часть работы, а работа составляла смысл ее жизни.

Хотя обычное рвение сегодня подводило Дейзи. Почему-то именно в нынешний вечер ей очень не хотелось идти на прием, быть свидетелем купли-продажи этой картины и ужинать в ресторане. Хотя, чем быстрее Пол сбудет ее с рук, тем лучше для нее. Портрет девушки, похожей на нее в юности, будил в ней мучительные воспоминания. Напрасно она уверяла себя, что навсегда избавилась от боли в разбитом сердце после того, как была так коварно предана. Видимо, она ошибалась.

Оделась Дейзи со всей тщательностью и присущим ей вкусом, поскольку выглядеть безукоризненно тоже входило в ее служебные обязанности. Темно-синие шелковые брюки с коротким пиджаком свободного покроя поверх блузки нежно-голубого цвета. Из украшений только серьги с небольшими сапфирами. Серебряные туфли на высоких каблуках и небольшая серебряная сумочка через плечо. Вот в каком облачении Дейзи снова появилась в салоне, чтобы до прихода Пола Фишера с потенциальным покупателем проверить, как выполнила фирма по организации приемов такого рода заказ салона.

2
{"b":"8056","o":1}