ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Боже мой, думала Дейзи, как же они выжили?! Отец Ричарда соблазнил и бросил на произвол судьбы молодую девушку, предоставив ей одной нести бремя материнства. Значит, сын пошел по стопам отца? Но тот хотя бы не знал, что у него есть сын! А Ричард знал, но уехал. Дейзи беспокойно заерзала на диване. Она чувствовала себя опустошенной, ее подташнивало. Какая же она дура! Вообразить, что они могли быть безоблачно счастливы вместе хотя бы один день!

Ричард легко поднялся и потянул ее за руку, сияя улыбкой.

— Пойдем, я покажу тебе остальное. Дом не только отреставрировали, к нему сделали пристройку. Тогда я еще думал, что мать останется жить здесь. Вообще-то я могу переселиться сюда, а те комнаты освободить для детей, больше поместится. А здесь… могли бы жить мы. — Он смотрел на Дейзи, неуверенно улыбаясь. — Если, конечно, ты предпочтешь семейную жизнь в загородном доме своей карьере. Здесь у нас был бы основной дом, а в твою квартиру в Нью-Йорке мы могли бы приезжать, когда захочется увидеть огни большого города. Все на твое усмотрение, дорогая.

У Дейзи даже дыхание перехватило, столь велико было раздражение при виде радостно настроенного Ричарда. Видно, он почему-то решил, что предложение, которое он сделал ей, безоговорочно принято. Если честно, то предложение таило в себе большой соблазн. Но как можно довериться ему? Когда-то она ему уже доверилась. И как он поступил с ней? Нужно быть последней дурой, чтобы снова попасть в ту же ловушку.

— Милая, что с тобой?

Его голос и взгляд, которым он словно заглянул ей в душу, наконец развязали ей язык. Она отодвинулась от него и обхватила себя руками за плечи, чтобы унять противную дрожь.

— Прошлое нельзя отделить от настоящего. Нельзя сделать вид, что между нами ничего не произошло тринадцать лет назад. Ни я, ни ты ничего не забыли. Иначе ты не привел бы меня сюда, хотя мы договорились не вспоминать о прошлом и не говорить о будущем.

Лицо Ричарда стало серьезным.

— Я понимаю, о чем ты говоришь. — Он прищурил глаза и кончиком пальца попытался разгладить морщинку между ее бровей. — Я был не прав, когда решил, что можно на время забыть о прошлом, такое не забывается. Но это не значит, что мы не можем думать о будущем. — Он погладил ее по щеке. — Сегодняшний день, именно здесь и сейчас, может стать для нас мостиком, который соединит прошлое с будущим.

Дейзи отшатнулась от Ричарда, но не отвела взгляда. О каком будущем при их прошлом может идти речь?

— Я все обдумала. — Под его пристальным взглядом ей стало трудно говорить, но она сделала усилие и закончила фразу: — Обдумала твое предложение, Ричард, наше прошлое и настоящее. Поверь, я не могу стать твоей женой.

10

Лицо Ричарда окаменело, и некоторое время он молча смотрел на нее.

— Тогда как понимать твое поведение прошлой ночью? — Он поджал губы и помолчал. — Я уж не говорю про сегодняшнее утро. Что это было? Просто секс? Не привыкла обходиться без него, а тут я оказался под рукой?

— Нет! — громко вырвалось у нее с болью в голосе.

Не может она допустить, чтобы он так думал о ней, но и признаться, что по-прежнему любит его, не может. Дейзи мучительно искала выхода из создавшейся ситуации, не находила и страдала из-за этого. Признайся она, и Ричард вынудит ее принять его предложение. Она окажется в еще более сложной ситуации. Пришло время выложить всю правду, не раскрывая до конца своего чувства к нему.

— Когда мы вместе, все остальное вроде как теряет свое значение, словно кроме нас двоих в мире больше никого не существует. Я всегда испытывала это рядом с тобой, откровенно признаюсь. Если б такое состояние можно было длить вечно, поверь, я бы так и сделала.

Дейзи отвернулась, не в силах вынести взгляда его глаз, которые из веселых, заботливых, нежных и страстных превращались в два твердых кусочка орехового дерева. Будет еще хуже, понимала она, когда ее объяснение подойдет к концу. Человеку его положения, пользующемуся всеобщим уважением, выслушивать, как его отчитывают за прошлые грехи, вряд ли привычно. И вряд ли он выслушает до конца. Дейзи посмотрела в окно, из которого был виден огород, заросший сорняками, и подумала, что с удовольствием бы занялась им, чтобы превратить этот уголок земли в произведение искусства. Но не судьба!

Она облизала пересохшие губы и попыталась сбросить с себя сковывающее напряжение. Ничего не получилось, и говорить по-прежнему было трудно.

— После твоего предательства я не смогу по-настоящему доверять тебе. Даже если бы очень этого хотела, даже несмотря на мою… — она проглотила слово «любовь», — мое влечение к тебе. Все равно во мне будет жить сомнение: вдруг ты сделаешь нечто подобное еще раз.

— Ах, вот что! Мы опять возвращаемся к старому и снова используем слово «предательство». — По голосу Дейзи определила, что Ричард приближается к ней, ее охватил страх, что он сейчас дотронется до нее и она потеряет над собой власть. Но Ричард даже не пытался. — Ты собиралась рассказать мне, что имеешь в виду, вчера вечером, но нас, помню, перебили. — Так выкладывай теперь, Маргаритка.

— Послушай, я понимаю, что прошло много лет, — усталым голосом сказала Дейзи. — Ты был молодой, распушенный и необузданный. Теперь ты взрослый преуспевающий человек, богатый и всеми уважаемый бизнесмен, но люди не меняются в своей основе.

— Переходи к сути, — потребовал Ричард.

В голосе его слышалась угроза, и Дейзи вдруг испугалась. Почему она с таким упорством старается разрушить счастье, едва вкусив его? Откуда это упрямство, эта одержимость выяснить все в прошлом? Она могла быть просто счастлива, и неважно, как долго продлится счастье. Но какое счастье может быть, если не веришь любимому человеку? Все же как она, оказывается, похожа на своего отца! Неистового упрямца, способного десятки лет носить в душе не остывающий гнев.

Дейзи с трудом проглотила комок, ставший в горле, на плечи давила непомерная тяжесть. Лучше начать с более легкого прегрешения, о котором уже заходила речь. Да и Ричард в нем фактически признался, подумала она.

— Мой отец заплатил тебе, чтобы ты уехал и больше не возвращался. Ты поступил дурно, показав, как мало я значила для тебя на самом деле. Но ты решил вернуться, чтобы выяснить, не выхожу ли я замуж за Роя Скотта. Догадываюсь, при твоем самолюбии сама мысль, что я просто развлекалась с тобой, была для тебя невыносима. Ты вернулся, хотя пошел на сделку с отцом из корыстных побуждений. Все это свидетельствует о полном отсутствии моральных принципов.

Оглушительная тишина в ответ. От страха у Дейзи мурашки побежали по спине. Она резко обернулась, чтобы увидеть выражение его лица, и в ту же секунду услышала:

— Твой отец предложил мне деньги, но я их не взял и сказал ему, что он может с ними сделать. Я не вступал с мистером Дэвисом ни в какую сделку. Если он сказал тебе другое, значит, солгал. Точно так же он солгал и мне, сообщив о твоей предстоящей помолвке в ближайшее время.

Дейзи опустила ресницы, потемневшие глаза Ричарда смотрели на нее с гневным укором, и она не смогла вынести его взгляда.

— Как же мало было у тебя веры в меня! — тяжело роняя слова, произнес Ричард. — Боюсь, что нет и сейчас. Я уже объяснил, почему мне нужно было срочно уехать. Но я с нетерпением ждал, что вернусь и поговорю с тобой об этой истории с обручением. Почему ты не могла сделать то же самое? Дождаться меня? Хотя бы послушать, что скажу я? Почему ты приняла слова своего отца на веру и написала мне письмо, в котором втоптала меня в грязь? Неужели ты до такой степени не уважала меня?

Чувствуя себя совершенно растерянной, Дейзи понимала, что у него есть право смотреть на нее с таким холодным уничтожающим спокойствием. Ах, если бы ее тревожила только эта история с деньгами! Она бы обязательно дождалась его возвращения, чтобы выяснить, правду ли сказал ей отец. Но ведь есть еще одна история.

— К сожалению, дело не только в этом. Я знаю, как ты поступил с Сьюзен Харрис и ее маленьким сыном, твоим сыном! — Дейзи едва сдерживалась, чтобы не закричать, потому что вспомнила, каким ударом явилось для нее признание Сьюзен в его отцовстве. Глубоко вздохнув, она немного успокоилась. — Когда отец сказал мне об этом, я не поверила. Но Сьюзен подтвердила его слова. Ты бросил эту не очень, быть может, безгрешную девицу. Но на ее хрупкие плечи легла вся ответственность за вашего общего сына. А ты умыл руки, избавившись от них обоих. Ты не желал знать их. У тебя появилась очередная жертва. Я.

23
{"b":"8056","o":1}