ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пошел дождь. Ледяные капли падали все чаще, и Дейзи прибавила шаг, натянув на голову капюшон куртки.

Остается загадкой, почему солгала Сьюзен. Затаила злобу? В отместку, что веселый и привлекательный парень Ричард Редман не обращает на нее внимания? Дейзи знала о его необыкновенной популярности среди девчонок. Иногда во время каникул она ходила в поселковый магазин и не раз слышала, как стайка местных девчонок склоняет имя Ричарда Редмана. А еще Дейзи замечала, как они прихорашивались, стоило ему показаться в Блэк Спрингзе на своем стареньком мопеде. Кое-кто из них начинал хвастаться, что катался с ним на заднем сиденье, намекая, что между ними было нечто большее. Может быть, Сьюзен ревновала к этим счастливицам? И решила взять реванш, распустив слух, что Ричард отец ее ребенка?

Бессмысленно гадать, нужно добиться правды, узнать, какую цель преследовала эта ложь, которая испортила ей жизнь. Дождь полил как из ведра, и Дейзи решила переждать ливень где-нибудь под крышей. К этому времени она уже добралась до окраины поселка и бегом припустила к ближайшему магазинчику. Стоя под навесом над входом в магазин, она услышала стук в стекло и, обернувшись, увидела Доррис Мэйо, которая стояла за окном очаровательного коттеджа, расположенного по соседству с магазином. Она энергично жестикулировала, приглашая ее к себе. Исполненная чувства благодарности, Дейзи с радостью нырнула в теплое помещение.

— Да вы насквозь промокли! — всплеснула руками Доррис. — Да еще в такой холод. Хорошо, что я вас увидела. Из моего окна можно увидеть все, что происходит на улице. Вам нельзя будет выходить в мокром, надо посушить одежду. Проходите и садитесь ближе к камину, а я приготовлю нам горячий чай.

Оставшись одна в маленькой, но уютной гостиной, Дейзи с любопытством огляделась.

— Мне нравится, как вы обставили домик, — заметила она, когда вернулась Доррис с подносом. — Вы довольны, что переехали сюда?

Со смертью Чарльза Дэвиса, думала Дейзи, Доррис потеряла человека, который был средоточием ее замкнутой в большом доме жизни на протяжении долгих лет. Она потеряла и дом, к которому привыкла, и средства к существованию. Дейзи вдруг почувствовала, что должна взять на себя ответственность за эту старую женщину. Надо подумать, как, не обижая, предложить ей денег.

— О, конечно, — ответила Доррис, разливая в чашки чай из красного чайника. — Конечно, я очень тосковала и тоскую по вашему отцу. Вначале боялась одиночества, но потом привыкла. Да ко мне часто кто-нибудь заходит поболтать, а из окошка я вижу все, что происходит в поселке.

Слабость к сплетням скрасила одиночество Доррис, подумала Дейзи и лукаво улыбнулась, отказавшись от предложенной сахарницы.

— Я знаю, что вы не получаете пенсии, — осторожно начала Дейзи. — Как же вы справляетесь? Не бойтесь сказать мне, что вам трудно. Возможно, я сумею помочь вам материально.

— Благослови вас Бог, детка, за доброту, но я не испытываю никаких материальных трудностей. — Доррис грузно опустилась в большое кресло, сияя от удовольствия. — Когда компания Ричарда Редмана купила усадьбу, мне объяснили, что дом предназначается для бедных детишек. В качестве экономки взяли молодую женщину. Но я изредка приходила в дом, чтобы помочь им разобраться где что. Мистер Редман сказал, что я у них вроде приходящей няни, и с тех пор стал платить мне приличное вознаграждение. — Она задумчиво мешала чай. — Кто бы мог подумать, что он сделается таким добрым, таким порядочным человеком!

Он и всегда был порядочным, подумала Дейзи. От волнения у нее встал комок в горле. Он всегда был самым лучшим человеком на земле. Почему ей понадобилось столько времени, чтобы понять такую очевидную истину? Слишком долго она неправильно толковала его поведение, пойдя на поводу у сплетен и отцовской лжи. Слишком долго не замечала того, что было на самом деле. Возможно, из-за не любящего, почти ненавидящего ее отца у нее сложился комплекс, что никто никогда не будет любить ее по-настоящему. Наверно, потому она так легко поверила, что Ричард уехал, позарившись на деньги.

Дейзи поставила пустую чашку и провела ладонью по лбу. Она никогда не увлекалась самоанализом. Все эти годы ее мысли были заняты в основном карьерой и мир прямолинейно делился на черное и белое. Нюансов она не замечала. Вздохнув, Дейзи улыбнулась Доррис и посмотрела в окно. Пожалуй, не стоит идти к Сьюзен, пусть та живет спокойно со своей тайной. Нет смысла теперь копаться в прошлом, лучше подумать о своем будущем, о возможности совместной жизни с Ричардом. Теперь она твердо была уверена, что он никогда не имел связи с этой «шлюшкой», как называл Сьюзен Чарльз Дэвис.

— Дождь, по-моему, кончился, — сказала Дейзи, оживившись от приятных мыслей и от тепла.

Обе подошли к окну.

— Да, вы правы, — согласилась Доррис. — Надеюсь, вы не скоро уезжаете?

— К сожалению, уезжаю. — Дейзи поморщилась, ощущая на теле влажную одежду. — А сейчас мне надо быстренько вернуться в дом и переодеться.

Юджин приедет в четыре, но сначала ей необходимо успеть встретиться с Ричардом, после чего, возможно, и уезжать не придется. Она возьмет назад все слова, что наговорила ему сегодня утром, попросит у него прощения и скажет, что любит его.

Небо очистилось, под лучами умытого солнца капли дождя на траве засверкали, как драгоценные камни. Дейзи засмотрелась на открывавшуюся за окном живописную картину сельского уголка. За купой деревьев она заметила очертания машины Ричарда рядом с большим, но обветшавшим домом. Что привело его в этот дом, интересно?

Словно отвечая на ее вопрос, дверь отворилась, из нее вышел Ричард. Лицо его было мрачным. Следом за ним вышла Сьюзен. Ее светлые волосы торчали во все стороны, словно она только что рвала их на себе, глаза были красны под опухшими веками. А потом появился высокий подросток со светлыми волосами, обрамлявшими бледное анемичное лицо.

— Ребенок Сьюзен. — Дейзи даже не заметила, что произнесла эти слова вслух.

— Да, Майкл. Вон как вымахал за тринадцать лет этот ангелочек! Сейчас ангелом его не назовешь, нет такой лужи, в которой он не вывалялся! Сущее наказание для матери. Мальчик весь в отца, вы не находите?

Сердце Дейзи болезненно сжалось. Волосы подростка были светлее, чем у Ричарда, но в походке была та же грация, и улыбка, которая осветила его анемичное лицо, такая же озорная. Она ничего не ответила на замечание Доррис, но та будто и не заметила ее молчания.

— Никакие силы не заставят эдакого папашу признать собственное чадо, но об этом все знают. Как он ни скрывался, их не раз видели вместе. Конечно, он не собирался жениться на ней, но за что обрекать мальчишку на безотцовщину? Сьюзен, разумеется, тоже хороша, уж очень она всегда была падкой на парней! А привязать к себе не смогла никого. И уж, понятное дело, такого, как этот. Ну, вы меня понимаете, с его-то положением.

Дейзи прикусила нижнюю губу. Ей отчаянно хотелось бежать отсюда сломя голову, но она не могла двинуться с места и завороженно смотрела, как Ричард улыбается мальчику и что-то говорит ему. Вот Ричард роется в кармане джинсов и высыпает в его ладонь монетки. Мальчишка тут же побежал в магазин, а Ричард снова обернулся к Сьюзен, теперь его лицо стало холодным и серьезным.

А Доррис гудела на ухо Дейзи:

— Обратите внимание, он время от времени навещает их. Обычно в это время дня. Наверное, помогает немного материально. Я точно не знаю. Но он может себе позволить пожертвовать толикой денег, как вы знаете.

Почти задохнувшись от ее слов, Дейзи наконец удалось оторвать подошвы от пола и пробормотать:

— Извините, мне действительно пора уходить.

— Неужели? — Доррис явно огорчилась. Она всегда увлекалась, рассказывая сплетни, глаза ее начинали гореть, щеки розовели. — А может, мистер Редман подвезет вас, когда закончит разговор?

— Нет! — вырвалось у Дейзи.

Наскоро попрощавшись, она постаралась незаметно выйти из домика Доррис Мэйо.

11

Быстро свернув в узкий проулок, Дейзи выбралась из Блэк Спрингза. Доррис наверняка была заинтригована таким поспешным уходом своей гостьи. Дейзи остановилась, чтобы перевести дыхание, дать сердцу успокоиться, и глубоко задумалась, сведя к переносице темные брови. Что она делает? Все повторяется, как и тринадцать лет назад! Она снова убегает, предполагая о человеке, которого любит, самое худшее. Вместо того чтобы остановиться и выслушать его объяснение того, чему стала свидетелем.

25
{"b":"8056","o":1}