ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Как всегда, все в идеальном порядке, Юлиус, — одобрительно сказала Дейзи представителю фирмы, оглядев роскошно оформленный стол с деликатесами. Юлиус Ларсен всегда приезжал к ним для выполнения этой нелегкой работы.

В сторону портрета, стоявшего на мольберте так, чтобы освещение выгодно высвечивало черты юной девы, столь разительно похожей на нее, Дейзи смотреть избегала. Он все равно стоял перед ее мысленным взором, пробуждая воспоминания о поруганной любви ее юности, наполняя душу болью и гневом.

— Вам не обязательно оставаться здесь до конца. — Дейзи заставила себя улыбнуться очаровательному молодому брюнету во фраке. — Как только откроете шампанское, можете незаметно исчезнуть. Охранник выпустит вас.

Стоило больших усилий отогнать от себя болезненные воспоминания. Все из-за этой картины, черт бы ее побрал! Ричард Редман уже ничего не значил для нее, превратившись за давностью лет в фантом. Пора успокоиться.

— В конце недели у нас еще один небольшой прием, вы не забыли?

— Разумеется, не забыл, мисс Дэвис. Заказ на субботу. Все будет в полном порядке, можете не беспокоиться.

Юлиус повернул в ведерке со льдом бутылку шампанского, поправил салфетки в серебряных кольцах и отступил от стола, оглядывая его с видом художника, положившего последний мазок на холст. Ладони его легли на узкие бедра, и вся его гибкая, как у танцора, стройная фигура стала похожа на статуэтку.

В его больших черных глазах, казалось, светилась душа. Он нравился Дейзи. Интересно, сколько сердец разбил этот чернобровый красавец за свою недолгую жизнь? Она отвела взгляд: ей показалось, что юнец неправильно истолковал ее внимание и пытается заигрывать с ней.

— Там, где вы, мисс Дэвис, все должно быть идеально, чтобы соответствовать вашей красоте? — сказал он вкрадчивым голосом.

— А вы, оказывается, льстец, Юлиус! — насмешливо отозвалась Дейзи.

Она хорошо знала, в какие суммы обходились салону услуги этой, небольшой, но превосходно работающей фирмы. Похоже, этот красавец тоже венгерского происхождения. Далеко пойдет, обладая эдакой деловой хваткой.

На долю секунды Дейзи снова нестерпимо захотелось сбежать отсюда. В этот момент открылась дверь, и в зал для приемов вошел Пол Фишер, улыбаясь особой, светской улыбкой. Подойдя к Дейзи. он произнес:

— Дейзи, дорогая, позволь мне представить тебе мистера Редмана. Ричард, познакомьтесь с моей незаменимой помощницей! С моей поистине бесценной сотрудницей, Дейзи Дэвис.

Дейзи закрыла глаза. Немыслимо! Дурное предчувствие не обмануло. Голова закружилась, ей показалось, что стены сейчас обрушатся на нее. Дрожь пробежала по телу, сердце забилось так сильно, что дышать стало трудно.

Ричард Редман… Дик… Юноша, которому было отдано все, чем способна одарить любящая девушка: сердце, душа и тело. Но тут змеей проскользнуло воспоминание о деньгах, которыми откупился от него отец. Да, Дейзи Дэвис должна быть благодарна своему суровому отцу. Она вполне могла бы, подобно Сьюзен Харрис, девушке из поселка, оказаться брошенной с ребенком на руках.

Оставалась еще робкая надежда, что под этим именем скрывается совсем другой человек. Дейзи заставила себя поднять отяжелевшие веки. И встретила насмешливо-снисходительный взгляд карих глаз, в которых золотыми блестками вспыхивали рыжие крапинки. Потом глаза потемнели. В них мелькнули печаль и сожаление. Или ей это почудилось?

Как хорошо помнит Дейзи эту гордо поднятую рыжеволосую голову, это лицо с красивым, высокомерно усмехавшимся, чувственным ртом! Ей вдруг захотелось ударить по этому лицу. И вложить в удар злость и обиду за все, что произошло тринадцать лет назад, произошло по вине Дика Редмана. За все свои страдания, за боль разбитого им сердца. Боль, которая жива в ней до сих пор.

В поселке Блэк Спрингз родители взрослых дочерей прозвали Ричарда Редмана рыжей заразой, а девицы все как одна считали его неотразимым. Быть может, потому, что он отличался от местных парней не только своей необычной внешностью, но и веселым необузданным нравом. Были в нем тогда какие-то звериные грация и магнетизм. Они не оставляли равнодушной ни одну женщину в округе. Но в те дни ей и дела не было до других женщин. Дик говорил, что любит только ее и будет любить вечно. Как Дейзи верила ему! Тогда…

Внезапно Дейзи овладел приступ такого сильного гнева, что она едва не пошатнулась. С губ готовы были сорваться проклятия, они душили ее. Неожиданно она почувствовала сзади весьма ощутимое прикосновение крепкой руки Юлиуса и пришла в себя. Улыбнувшись Полу, она протянула Ричарду руку и, глядя ему в глаза, отважно встретила прикосновение его длинных сильных пальцев.

— Ричард Редман, — представился он.

Крепкое пожатие было почти болезненным, и пустые слова вежливости, которые она собиралась произнести, застряли у нее в горле. Прохладная кожа его руки обожгла ее, но сразу отдернуть руку Дейзи не решилась.

— Мисс Дэвис, — ответила она, не убирая с лица вежливой и приветливой улыбки.

От всех этих формальностей Дейзи вдруг стало смешно. Похоже, у меня начинается истерика, мелькнуло в ее голове. Наверное, из-за его голоса. О, она хорошо помнила этот голос, который говорил ей о любви, о звездах и вечности! Все оказалось ложью, ложью, ложью! И предательством.

Ричард Редман повернулся к Полу Фишеру и что-то начал говорить ему, небрежно взяв бокал искристого шампанского, которое Юлиус поднес ему. Затем он направился к картине.

Переведя дыхание, Дейзи разрешила себе погасить улыбку. Значит, он не собирался афишировать их давнее знакомство. Он явно не станет рассказывать Полу Фишеру и гостям, что тринадцать лет назад они безумно любили друг друга. И что это он, Ричард Редман, открыл для нее в те давние времена новый мир и наполнил его глубинным смыслом. Тем летом временами Дейзи казалось, что она может летать.

Теперь она стыдилась доверчивой, глупой влюбленной девочки. Не хотелось бы признаться Полу Фишеру, что она давно знает мистера Редмана. Но Дик скрыл их знакомство?

Возможно, он просто забыл ее. Подумаешь, всего лишь очередная жертва его неотразимого шарма.

Ужин после заключения сделки в салоне состоялся в недавно открытом элитном ресторане. Пол был в хорошем настроении, оживлен и разговорчив. Собственно, только благодаря ему и поддерживался разговор за столом. Дейзи недоумевала, как сумел этот юноша, еще тринадцать лет назад живший в глубокой нищете, сколотить такое состояние, чтобы сегодня выложить наличными огромную сумму за картину Россетти «Маргарита». Почему-то ей мерещилось, что не самыми законными способами. Она отмахнулась от этих мыслей. Зачем ломать голову над тем, что ее не касается?

Из-под ресниц Дейзи осторожно наблюдала через сверкающий хрусталем стол за Ричардом Редманом. Сейчас перед ней был совсем не тот юноша, которого она знала когда-то. За тринадцать лет Дик превратился в красивого мужчину с широкими плечами, сильного и статного. Вот только его красивое лицо стало менее выразительным. А тринадцать лет назад Дейзи читала по его лицу как в открытой книге!

Маска насмешливого высокомерия надежно скрыла лицо девятнадцатилетнего юноши. Потяжелел выдающийся упрямый подбородок, решительность натуры обрела свое выражение в жесткости черт, возле изогнутых губ чувственного рта наметились складки. Дейзи преодолела дрожь в теле, похожую на озноб, и опустила глаза. Перед ней стояла тарелка с ее любимыми креветками, запеченными в белом соусе с картофелем, которые она заказала. Есть не хотелось, хотелось плакать. Сколько лет она уже не ощущала слез, подступающих к глазам? Да, почти тринадцать. Не стоило соглашаться принимать участие в дежурном застолье. Всегда можно отказаться, сославшись на мигрень.

С минутной слабостью Дейзи удалось справиться. Не могла же она опозориться перед этим почти незнакомым Ричардом Редманом. К этому времени Пол уже заказал шампанское, других напитков этот сноб не признавал. Дейзи к своему бокалу даже не притронулась, но мужчины, слава Богу, ничего не заметили. Их разговор становился все более оживленным. Прислушавшись, она поняла, что они перешли на более далекие от искусства темы — политика, война, и с нетерпением ждала, когда же кончится утомительный ужин.

3
{"b":"8056","o":1}