ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пол вполне мог отказаться обсуждать с ней финансовое положение своего клиента. Вместо этого он даже как будто обрадовался.

— Чек за картину не пробил бреши в его капитале. Богат, как Крез! А начинал с нуля. — В голосе Пола слышалось восхищение. — Я вычитал это в заметке о Редмане в финансовой газете около года назад. Для начала он создал компанию по скупке и продаже фуража. От зерна перешел к земле, на котором оно растет. В сфере финансов он прослыл гением. Заложив фундамент своей деловой карьеры, он начал вкладывать деньги в недвижимость и создал империю, занимающую ведущее место на этом рынке. Теперь у него репутация мультимиллионера.

— И он никогда не был женат? — Вопрос вырвался у нее непроизвольно, и она готова была откусить себе язык за это.

Что с ней происходит? Как она могла опуститься так низко? Ей стало стыдно за себя, когда Пол выразил свое неудовольствие ее поведением, сухо ответив:

— Я ничего не знаю о личной жизни этого человека.

Дейзи поняла намек, поднялась со стула, оправила юбку и вернулась к делу.

— Вы знаете, собирается ли он расстаться с теми ценностями, которые обнаружатся в усадьбе?

Она помнила, сколько замечательных старинных вещей хранилось в их доме. Хотя из-за постоянных финансовых проблем отец мог и продать их.

— Нет. Об этом разговора не было. Но на всякий случай прошу сообщить мне, что мы могли бы там приобрести. Всех благ, Дейзи.

Фишер начал шуршать бумагами, давая понять, что ее дальнейшее присутствие в его кабинете нежелательно.

Дейзи спускалась на лифте, с удивлением размышляя, почему ее так интересует личная жизнь Ричарда Редмана.

Благополучно долетев до Брайдсвилла, Дейзи взяла такси и поехала в усадьбу «Три ручья». Знакомые с детства места мелькали за окном автомобиля, навевая ностальгические воспоминания о прошлом.

Никто не знал, каким одиноким и безрадостным было ее детство. Детство, лишенное материнской любви и заботы, не могло быть счастливым. О матери Дейзи знала только, что она умерла очень рано. Отец ничего не рассказывал дочери о ней. Была еще фотография Элизабет Дэвис, по которой можно было судить, что ее мать отличалась редкостной красотой. Дейзи рано почувствовала, что не нужна отцу, что он ее не любит. Его суровость и требовательность сделали Дейзи замкнутой, хотя от природы она такой не была.

Жители поселка Блэк Спрингз, расположенного неподалеку, сторонились ее. Девочки дразнили, мальчишки называли «принцессой из замковой башни». Знакомство с Ричардом Редманом произошло случайно в самом глухом месте леса, куда Дейзи обычно уходила гулять. Она подвернула ногу, и юноша, старше ее года на два, помог ей добраться домой. Так началась их дружба, быстро перешедшая в любовь…

Водитель остановил машину возле парадного подъезда большого каменного дома, действительно похожего на средневековый замок, с островерхими башнями по четырем углам и высокими арочными окнами. Внешняя реставрация уже была закончена. С фасада, видимо, недавно сняли леса, и дом казался умытым и обновленным. Ее старый-престарый дом… В порядок была приведена подъездная аллея, а вдалеке, где начинался луг, переходящий еще дальше в лесную прогалину, Дейзи увидела двух мужчин с теодолитом. Вероятно, там и будет поле для гольфа, решила она. Гольф, клуб, центр отдыха… Какое ей до всего этого дело? Все это принадлежит другим людям, стало чужим и не о чем больше тосковать. В данный момент ее больше беспокоило другое — в доме ли Редман.

— Большой размах работ, — заметила она, выходя из машины на мощенную гравием площадку перед домом, пока водитель вынимал из багажника ее вещи.

Она сказала первое, что пришло в голову. Надо было как-то справиться с волнением, которое охватило ее здесь.

— Реставрация дома в основном закончена, — ответил водитель, закрывая багажник. — Видели бы вы, в каком он был состоянии. Внутри хозяин почти все переделал. — Он подхватил ее багаж и пошел к подъезду. — Идите за мной, мисс, я провожу вас к мисс Гловер. Она заправляет хозяйством в доме. Энн позаботится о вас.

Дейзи обратила внимание, какой чистотой сияют стекла высоких окон. Она не помнила, чтобы во времена ее детства или юности они были такими прозрачными. И дверь заново покрасили, машинально отметила она, не в силах унять волнение. В этом доме она родилась и прожила без малого восемнадцать лет!

Почему же Доррис отказалась жить здесь? — подумала Дейзи, вступая в просторный холл. Здесь все преобразилось, от старого Редман и следа не оставил. Видимо, страсть к обновлению в крови у Ричарда. Поэтому он и менял женщин, с горечью вдруг подумала Дейзи и опять удивилась собственным мыслям и странной горечи. Неужели это мучает ее до сих пор?

На стоянке перед домом других машин не было, если не считать вагончика для строителей и огромного самосвала. Но, может, машина Редмана стоит сейчас где-нибудь в бывшей конюшне, переделанной под гараж?

— А сам мистер Редман сейчас здесь? — спросила она у водителя, сделав над собой усилие, и затаила дыхание.

— Не могу сказать, мисс. Распоряжения в основном я получаю от его управляющего. Я всего лишь шофер. Минуточку… Подождите здесь, я пойду поищу мисс Гловер.

Прикрыв на минуту глаза, Дейзи перевела дух, потом медленно открыла глаза и огляделась. Центральную деревянную лестницу недавно натерли воском, стены закрыты деревянными панелями, пол вымощен плиткой в виде пестрого веселенького мозаичного панно. Она попала в совершенно другой дом! Прежнего дома, запущенного и мрачного, с вечно мутными окнами, пыльными обоями и стершимися плитами в холле, больше не существовало.

И все-таки в этом доме, если прислушаться, еще живы голоса минувшего. Вот сейчас раздастся резкий желчный голос отца: «Ты обязана слушаться меня, Дейзи! И сделаешь так, как скажу я!». Можно было услышать и похуже: «Этого я не потерплю! Дети из этого грязного поселка — неподходящая для тебя компания. Если ты еще раз ослушаешься меня, то будешь жестоко наказана» И умоляющий голос миссис Мэйо: «Не перечь своему отцу, малышка. Ты же знаешь, что это бесполезно». Но, сжав зубы, Дейзи тогда настояла на своем и была изгнана из дома. Впрочем, она даже радовалась, что наконец освободится от тирании отца. Возможно, ее жизнь сложилась бы иначе, будь жива мать. Но почему отец так не любил родную дочь? Может быть, он мечтал о сыне?

— Итак, фамильная гордость Дэвисов не помешала тебе приехать сюда. А я был почти уверен, что ты откажешься.

Негромкий бархатистый голос подействовал на Дейзи как электрический разряд. Сердце оборвалось, колени задрожали, когда она неторопливо обернулась. Стоя между нею и входом, он заполнял собой все пространство. Ричард Редман поджидал ее. В его шальных глазах посверкивали золотистые искорки, волосы были взлохмачены. В черных облегающих джинсах и белой хлопчатной рубашке он показался ей стройнее и… моложе.

Сердце затрепетало и забилось с удвоенной силой. Но Дейзи умела владеть собой в любых ситуациях. У Ричарда нет над ней былой власти. По силе характера она ему не уступает и никогда не станет больше его послушной игрушкой. Однако, предвидя, что Ричард скорее всего окажется здесь, она оделась с особой тщательностью. На ней был великолепный шелковый темно-зеленый костюм, туфли-лодочки на высоком каблуке, невероятно дорогие чулки. Из украшений — тонкая золотая цепочка, сиявшая на перламутровой белизны шее. Если бы не предательская внутренняя дрожь, которая ее раздражала, она бы чувствовала себя полностью защищенной.

— У меня нет предрассудков, когда речь идет о работе. Вы наняли профессионала, мистер Редман.

— Понимаю, понимаю. — Восторженными глазами он оглядел ее с головы до ног. Глаза их встретились. — Какой элегантный наряд, какое высокомерие, какое самообладание! Сразу видна порода. Леди до кончиков ногтей. А ведь я помню девочку-дикарку, которая…

— Мистер Редман, — перебила его Дейзи спокойным и твердым голосом, стараясь не обращать внимания на горящие под его восхищенным взглядом щеки, — предлагаю перейти к делу, ради которого я сюда приехала.

6
{"b":"8056","o":1}