ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

После того как мороженого в контейнере заметно поубавилось, настроение у Анджелы немного улучшилось, во всяком случае она стала спокойнее. Если разобраться, она молодец – весь день почти не думала о Джоше. Значит, она сумела-таки взять себя в руки. Ее беспокоило, что она стала думать о нем слишком много, а еще и беспокоиться о том, что он думает. Она вообще начала слишком глубоко увязать в этих отношениях. Нужно быть осторожнее. Если так пойдет и дальше, дело кончится тем, что она бросит все курсы или доведет свою квартиру до стерильного состояния только потому, что Джош, например, не позвонил.

Я независима, я независима, я независима, твердила она себе как формулу самовнушения.

Она улыбнулась, думая, что съест еще немножко мороженого и устроится на диване с интересной книжкой. Для подтверждения чувства собственной значимости ей вовсе не нужен мужчина. У нее есть чистая квартира, интересные книги… и мороженое!

Анджела уже открыла книгу, когда в дверь позвонили. Ее сердце подпрыгнуло, но она быстро обуздала эмоции и сказала себе, что это не может быть Джош. Они никогда не встречались вечерами по воскресеньям.

Но за дверью стоял именно Джош. Он был все в тех же джинсах и футболке и выглядел в них все так же сексуально. Изменился только взгляд: глаза горели как два сапфира да на подбородке темнела отросшая задень щетина. Это придавало его облику нечто угрожающее и очень, очень сексуальное.

– Джош!

Сердце предало Анджелу и принялось отплясывать в ее груди мамбу, губы сами собой сложились в улыбку.

Неужели я всегда буду так реагировать на него после того, как мы несколько часов не виделись? – ужаснулась она. Может, это было нелепо, но она ничего не могла с собой поделать.

– Я тебя не ждала…

– Ты едешь в Италию?

Анджела заморгала.

– Э-э… да, во всяком случае собираюсь поехать.

– Ты купила билет. – Джош чеканил каждый слог, словно ножом резал. – Черт подери, ты купила билет и не сказала мне ни слова! Я узнал об этом случайно, от агента турбюро на вечеринке у Адама! – Анджела похолодела, сердце, только что бешено колотившееся, замерло. Несколько мгновений она лишь молча смотрела на Джоша, потом тихо, очень спокойно уточнила:

– Давай разберемся. Ты провел день в гостях у Адама, узнал, что я заказала тур в Италию, не сказав тебе, и сразу же поехал сюда?

Джош кивнул.

– После того что между нами было, я считал, что вправе рассчитывать на большее, – резко сказал он. – Я думал, что кое-что для тебя значу.

Здорово! Анджела молчала, глядя на него так, словно не верила своим ушам.

Так и не дождавшись ответа, Джош нетерпеливо бросил:

– Ну?

– Что «ну»?

Он поднял брови.

– Ты ничего не хочешь мне объяснить?

Анджела так удивилась, что даже издала смешок.

Джош еще больше нахмурился.

– Ну хорошо, – медленно начала она. – Когда ты приходишь в туристическую фирму, с тобой работает турагент, то есть человек, который помогает заказать билеты на самолет, забронировать отель и…

– Очень смешно, – перебил ее Джош. – Когда ты собиралась рассказать мне о своей поездке в Италию?

– Не знаю, – бесстрастно ответила Анджела. – Насколько я понимаю, моя не в меру разговорчивая турагент забыла упомянуть, что я нарочно заказала билет более дорогого типа, то есть такой, который можно сдать и вернуть деньги, если по какой-то причине я не смогу поехать. – Моя подруга Бетани, с которой я собираюсь встретиться, может уехать куда-нибудь на съемки, и тогда мне негде будет остановиться, если я не закажу отель, мысленно добавила она.

Анджела заметила, что ярость в глазах Джоша горит уже не так ярко.

– Я не знал…

– Да, я догадалась.

Не знал, однако явился сюда в гневе, готовый чуть ли не разорвать ее на кусочки за то, что она посмела что-то сделать без его одобрения. И это после того, как сам же оставил ее на целый день одну, да еще после такой изумительной ночи накануне!

Анджела смотрела на него так, словно видела впервые. После долгого молчания она наконец заметила:

– Я не знала, что ты такой.

– Извини, кажется, я поторопился с выводами. – Угрюмый тон, каким это было сказано, подразумевал: мне жаль, что ты расстроилась, но я не извиняюсь за то, что сделал. – Но ты все равно могла бы предупредить, что собираешься в поездку, тем более в такую дальнюю.

– Думаю, тебе лучше уйти.

Джош отвел взгляд.

– Анджела, я правда сожалею…

– Я знаю. – У Анджелы возникло странное ощущение, будто она наблюдает за происходящим со стороны. – И все же, я думаю, тебе лучше уйти.

Джош поморщился.

– Не надо обдавать меня таким холодом. Я же сказал, что прошу прощения. Нам нужно об этом поговорить.

Анджеле было больно, но она заслонилась своей решимостью как щитом.

– Не понимаю, о чем тут разговаривать. Я запланировала поездку. Ты узнал об этом и расстроился. Затем явился сюда и дал мне понять, что ты оскорблен. А я говорю тебе: мне не нравится, когда на меня орут за то, что я сделала нечто такое, на что имею полное право.

Джош грозно посмотрел на нее.

– Как ты можешь рассуждать так спокойно! Черт возьми, я волновался, что ты уедешь. Я рассердился, что после всего, что между нами было, ты скрываешь от меня свои планы. Неужели это непонятно?

Он заволновался, что я не обсудила с ним свои планы, мысленно подытожила Анджела. Мало того – он разозлился настолько, что наорал на меня, как будто имеет на это право!

– Думаю, тебе лучше уйти.

– Между прочим, Анджела, когда-нибудь я могу уйти навсегда. Тебе это не приходило в голову?

Анджела подошла к двери и распахнула ее.

– Эта мысль приходит мне в голову с тех самых пор, как мы заключили соглашение.

Джош бросил на нее взгляд, полный бессильной ярости, и с угрюмым видом зашагал к двери.

Когда он ушел, Анджела тихо закрыла за ним дверь.

Что ж, по крайней мере у меня еще осталось мороженое. Она поплелась на кухню, улыбаясь сквозь слезы.

Глава 8

Джош сидел за своим рабочим столом, но думал вовсе не о работе. Он не видел Анджелу две недели. Если судить по меркам его прежних отношений с женщинами, то можно считать, что между ними все кончено. Финита ля комедия. Остается подвести черту и идти дальше.

Джош мрачно уставился на телефон. Две недели. За это время ему обычно приходилось выслушивать несколько слезных звонков, но он всегда с этим справлялся. Обычно, но не сейчас. В случае с Анджелой справляться было просто не с чем: она не позвонила ни разу. Не позвонила, не написала, не заехала. Она просто исчезла.

Джош бесцельно переложил с места на место какие-то бумаги. Несколько спортсменов-марафонцев обратились с просьбой, чтобы фирма «Сладкие фантазии» выступила их спонсором. Джош пролистал бумаги и подумал: я ничего о них не знаю, нужно, пожалуй, сходить в библиотеку и навести…

Он оборвал мысль на середине. Подобной работой обычно занимается секретарша. Ему нет необходимости идти в библиотеку самому, разве что только затем, чтобы посмотреть, как переносит их холодную войну Анджела. Он должен сказать ей спасибо за то, что она облегчила ему жизнь. Слава Богу, что он вообще узнал о ее предстоящей поездке, иначе, чего доброго, мог бы вообразить, что влюблен в нее. А это было бы…

Кого он пытается обмануть? Он уже в нее влюбился. Джош не знал точно, когда и как это случилось, но понимал, что отрицать очевидное так же глупо, как влюбиться и ничего в связи с этим не предпринимать. Он уже совершил серьезную тактическую ошибку, когда примчался к Анджеле домой и наорал на нее.

Но как же все-таки больно! Обидно, что она не рассказала, что собирается уехать на шесть недель. Ведь он об этом так и не узнал бы, если бы не Шелли? Анджела предупредила бы его за неделю? Или в ночь перед отъездом? Или, может, утром в день отъезда, да и то только потому, что ей понадобилось бы, чтобы кто-нибудь подвез ее до аэропорта?

Нет, отвозить Анджелу в аэропорт ему бы не пришлось, она взяла бы такси. Она слишком самодостаточна, чтобы просить о помощи любовника, если его еще можно таковым назвать.

30
{"b":"8057","o":1}