ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

На душе у Джоша было горько. Любовь, как оказалось, не такая уж сладкая штука. Он вдруг понял, почему никогда раньше не влюблялся. Так дальше продолжаться не может, решил Джош. Он не мог допустить, чтобы Анджела вычеркнула его из своей жизни только потому, что он допустил ошибку. Наорать на нее за то, что она собралась в Италию, было с его стороны большой глупостью. Нужно было не кричать на Анджелу, а переубеждать ее, нужно было обольстить ее, обращаться с ней так, чтобы у нее и мысли не возникло расстаться с ним на шесть недель.

Но он и так чего только не делал, чтобы вскружить ей голову и удержать возле себя!

Джош нахмурился. Он теряет контроль над событиями. Пора просить подкрепление. Он снял трубку и стал набирать номер родителей.

– Слушаю, – ответил глубокий бас.

– Привет, папа.

– Джош? Давно не звонил. Как дела в компании?

– Отлично, решение переехать в Манзаниту оказалось очень удачным. А как ты? Привык к состоянию пенсионера?

– Привыкаю. Каждый день играю в гольф, стал бегать по утрам, занялся наконец переделками в доме, которые давно планировал…

Джош усмехнулся.

– Надоело?

– Нет слов. – Отец вздохнул, и Джош добродушно рассмеялся. – Если твоя мать еще раз напомнит мне про уровень сахара и холестерина, клянусь, я пойду в «Макдональдс» и закажу себе двойной гамбургер и пакет жареной картошки.

– Кстати, ты уже привык к диете?

Отец ненадолго замолчал.

– Диета – это, конечно, боль в заднице, но, хотя я тут пожаловался на Маргарет, признаться, если бы не она, я бы совсем свихнулся. Только она помогает мне не сойти с ума. – Он понизил голос. – Только не передавай ей моих слов. Эта женщина и так забрала надо мной слишком большую власть. – Джош снова усмехнулся. Его отец был твердым сторонником патриархата. – Но хватит обо мне. Как у тебя дела?

– У меня возникла одна проблема.

Джош отчетливо представил, как отец откидывается на спинку стула с хитрой улыбкой.

– Ну-с, рассказывай в чем дело. Проблемы с дистрибьюторами? С маркетингом? Или твой бухгалтер нахимичил? А может, проблема политического характера?

– Я бы сказал, стратегического.

Отец Джоша отошел от дел меньше года назад, и его приводила в восторг сама возможность подумать над решением чьих-то деловых проблем.

– Стратегическая, говоришь? В чем состоит твоя цель?

Действительно, какова моя цель? – подумал Джош. Он хотел снова встретиться с Анджелой, хотел, чтобы она его полюбила, хотел, чтобы… Пожалуй, можно начать с любви. Заставить ее полюбить его – само по себе уже достаточно сложная задача.

– Скажем так, у меня трудности с потенциальным партнером. Ему нравлюсь я сам, но не нравится мой способ вести дела.

– Что ж, сынок, это проблема менеджмента. – Отец заговорил менторским тоном. Ему явно было приятно снова оказаться полезным. – Вероятно, ты действовал слишком напористо. Тебе необходимо научиться различать, когда нужна твердость, а когда следует действовать дипломатично.

Джош захохотал.

– В чем дело? Ты думаешь, я не разбираюсь в дипломатии? – недовольно проворчал отец.

– Нет, – папа, не думаю, – заверил его Джош. – Я знаю, что ты с твоими дипломатическими способностями сумел бы выбраться даже из ада, да еще и подписать контракт на поставку кондиционеров. Просто дело не совсем касается бизнеса.

– Вот как? О чем же в таком случае идет речь?

Джош вздохнул.

– О женщине…

– О Господи… – Отец сочувственно запыхтел. – А я-то думал, что это будет забавно.

– Для меня, знаешь ли, это тоже не пикник. Ведь не тебе, а мне предстоит с ней разбираться.

– Можешь не говорить, я сам догадаюсь. Ты порвал с какой-то женщиной, а она этим недовольна, так ведь? – Отец вздохнул. – Я рад, что женат. Честное слово, рад. Вот что, сын, приезжай-ка на несколько дней домой, отдохни сам и ей дай остыть…

– Папа, ты не совсем правильно меня понял. С этой женщиной я не порвал.

– Вот как? – В голосе отца послышалось чуть больше любопытства. – Тогда что ты имел виду, говоря, что тебе предстоит с ней разбираться?

– Это значит, что она сводит меня с ума. – Джош устало провел рукой по лицу. – Она так меня зацепила, что я совсем голову потерял и перестал понимать что к чему. То она со мной нежна, а через минуту, глядь, ее и след простыл. Она красива, умна… – Джош зарычал. – И она меня выгнала.

После короткой паузы он услышал приглушенный смех, как будто отец смеялся, прикрывая трубку рукой.

– Не вижу ничего смешного.

– Извини, сынок, просто история повторяется. – Смех перешел в нечто похожее на кудахтанье. – Твоя мать уже к нашему третьему свиданию довела меня до белого каления. Тогда-то я понял, что должен либо жениться на ней, либо убить, при этом я знал, что, если я ее убью, мне ее будет очень не хватать.

– Она со мной даже не разговаривает.

– Тогда почему ты тратишь время на разговоры со мной? Иди и разыщи эту женщину. – Отец помолчал. – Кстати, давно вы поссорились?

– Две недели назад.

– Две недели! – повторил отец. – Вот что я тебе скажу, парень: если она хоть немного похожа на твою мать, тебе лучше найти ее побыстрее. В свое время я совершил ошибку: поссорился с твоей матерью и стал ждать, пока она образумится. К тому времени, когда я сам образумился и пошел к ней, рядом уже крутились даже не один, а целых трое мужчин, рыскали вокруг как волки. Я в ту же ночь сделал ей предложение. – В голосе отца послышались ностальгические нотки. Он посерьезнел. Ладно, хватит воспоминаний. Так когда я ее увижу?

Это был не вопрос, а приказ.

– Думаю, это зависит от того, смогу ли я заставить ее хотя бы поговорить со мной.

– Сможешь. Как-никак, ты мой сын. Если кто и сможет ее убедить, так это ты.

Джош смутился, польщенный.

– Спасибо, папа.

– Как насчет следующего уик-энда? – Голос у отца был довольный. – Я бы не отказался от лишнего подарка ко дню рождения.

– Ладно, договорились. В следующий уик-энд.

В обеденный перерыв, сидя вместе с коллегами за столиком итальянского ресторанчика «Да Винчи», Анджела рассеянно водила вилкой по красным клеточкам на скатерти. Казалось, у нее болело абсолютно все, душа и тело превратились в один сплошной сгусток боли. Она тосковала по Джошу: по тому, как он гладил ее по щеке, по тому, как он обнимал и целовал ее, по их занятиям любовью, даже по звуку его голоса.

– Анджела, ты не заболела?

Она быстро замотала головой, стряхивая задумчивость.

– Извини, Таня, ты что-то спросила?

– Ты в последнее время слишком часто сидишь, уставившись в пространство, – заметила Таня. – Ты, конечно, стала чаще ходить с нами по клубам и ресторанам, но почти ничего не ешь. Вот я и подумала, уж не заболела ли ты.

– Кажется, у тебя проблемы с мужчиной, – мудро рассудила Джинни.

Две другие девушки согласно закивали. Анджела растерялась.

– Неужели это так заметно?

– Не всем, – успокоила ее Джинни, – просто у меня глаз наметан. – Она вздохнула. – Так что у вас с Джошем случилось?

Анджела, конечно, стала более открытой в отношениях с подругами, но о Джоше до сих пор предпочитала все же не распространяться, ограничившись тем, что послала грустное письмо Бетани, не слишком вдаваясь в подробности. В последнее время, чтобы поднять настроение, она часто пила горячий шоколад с добавлением небольшого количества рома и с удвоенной энергией посещала всяческие курсы, но и то, и другое не очень-то помогало.

– «Нас с Джошем» больше нет, – тихо сказала она.

Подруги почти хором выразили свое сочувствие. Джинни как самая мудрая сказала:

– Мне, конечно, жаль, но такой уж он человек, Джош Монтгомери, это все знают. Он классный мужик, но ни с кем не встречается долго.

– А ты откуда знаешь? – спросила Таня еще до того, как Анджела успела открыть рот.

Джинни пожала плечами.

– Он встречался с Джилл, потом с Сабриной. Обе говорили, что он потрясающе хорош в… – Джинни осеклась, перехватив потрясенный взгляд Анджелы. Она прикусила губу и попыталась исправить оплошность. – Извини. Я имела в виду, что обе подтверждают, что он часто меняет женщин.

31
{"b":"8057","o":1}