ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– О, Джош…

Он сделал резкий толчок, Анджела вскрикнула, и Джош почувствовал конвульсивные сокращения ее плоти, словно вокруг него сжимался и разжимался кулак. Он с силой потянул ее на себя и погрузился на максимальную глубину, чувствуя, как оргазм прокатывается по всему его телу мощными волнами…

Прошло несколько минут. Джош уложил Анджелу на кровать. Глаза у нее были закрыты. На губах блуждала слабая улыбка.

Он усмехнулся.

– Кажется, ты преподала мне урок. – Он накрыл их обнаженные тела простыней.

Анджела промолчала. Джош набрал в грудь побольше воздуха. Время пришло.

– Думаю, сейчас, Анджела, настал самый подходящий момент для разговора. – Джош подождал ответа, но она молчала, он слышал только ее ровное дыхание. Время шло, и он понял, что ничего другого не услышит. – Анджела?

Молчание.

Он легонько толкнул ее. Она повернулась на бок, что-то бессвязно пробормотала и уткнулась носом в подушку.

Она крепко спала.

Выключив свет, Джош еще долго лежал в темноте, подложив руки под голову. Засыпать сразу после оргазма – кажется, это считается прерогативой мужчин. А молча негодовать из-за того, что разговор о любви снова не состоялся, кажется, положено женщине. Проклятье! Как случилось, что он стал играть в их отношениях роль женщины?

Глава 9

– Как вы съездили в Сан-Диего? Прошла почти неделя, а ты ничего не рассказываешь о поездке. – Таня на секунду отвлеклась от дороги и посмотрела на Анджелу. – Все в порядке?

Анджела наконец-то начала расслабляться, но вопрос Тани вернул напряжение, которое она ощущала с самого возвращения домой.

– Сан-Диего – отличное место, – небрежно ответила она.

Дело было в пятницу, в десятом часу вечера, на улице стемнело, и Анджела почти ничего не видела через стекло, но все равно отвернулась и стала смотреть в окно.

– А вы как сходили в клуб?

– Как обычно. Громкая музыка, полно народу. Мэй танцевала до упаду.

Анджела повернула голову и перехватила в зеркале заднего вида взгляд Тани. Подруга явно не хотела совать нос в чужую жизнь, но ее разбирало любопытство.

– Жаль, что тебя с нами не было, но я тебя понимаю. Надеюсь, у вас с Джошем все хорошо?

Анджела кивнула.

– Да, все отлично.

Джинни, сидевшая на переднем сиденье, оглянулась.

– Отлично, говоришь? Сплюнь, а то сглазишь.

Анджела уставилась в темноту за окном.

– Между прочим, куда мы едем? Я умираю с голоду.

Джинни переглянулась с Таней.

– Уходит от ответа. Это неспроста.

К счастью, Таня ее не поддержала:

– Анджела нам сама расскажет, когда найдет нужным. – Она посмотрела на Анджелу в зеркало заднего вида. – Мы едем в новый ресторан «Нуво Калифорния». Вернее, не совсем новый. Помнишь старую закусочную возле автострады? Когда город разросся, кто-то ее купил и перестроил в ресторанчик в стиле ретро. Говорят, получилось очень здорово и кормят хорошо. – Таня хмыкнула. – Посмотрим, надолго ли их хватит.

Таня с Джинни заговорили о разных ресторанах, а Анджела притихла. На нее словно пахнуло холодом. Она знала старую закусочную, даже слишком хорошо знала.

– Девочка моя, мне нужно идти на работу, – говорила мать каждый вечер, после того как возвращалась с основной работы и обедала с маленькой Анджелой и ее бабушкой, своей матерью.

Закусочная, в которой она подрабатывала по вечерам, в те времена так и называлась: «Остановка у дороги». Иногда мать приносила немного еды домой, это бывало особенно кстати, когда бабушка болела. Когда матери Анджелы было столько лет, сколько Анджеле сейчас, она была уже восемь лет как разведена, одна растила дочь и на ее попечении находилась престарелая мать.

Анджела до сих пор помнила светло-зеленую униформу матери и ее прическу – строгий «конский хвост». Она рассеянно потрогала свои волосы, собранные в такой же хвостик.

Я не похожа на свою мать.

– Эй, ты там не спишь? – спросила Джинни, поворачиваясь к Анджеле. – Может, тебе стоит поделиться с нами тем, что тебя гложет? Иногда это помогает.

– Кажется, я влюбилась в Джоша, и это меня пугает.

В машине стало тихо. Анджела готова была откусить себе язык. Господи, что я наделала?! – ужаснулась она. Что подумают обо мне девочки?

Она еще гадала, как исправить положение, когда Джинни снова повернулась к ней и сочувственно кивнула.

– Я догадывалась. Поверь мне, если ты об этом расскажешь, тебе станет легче.

Таня тоже кивнула.

– Скажи, тебя пугает любовь как таковая или то, что ты полюбила именно Джоша?

Анджела ответила не сразу.

– Я как-то об этом не задумывалась. – Она никогда еще не откровенничала о себе ни с кем, кроме Бетани, и сейчас ей было нелегко говорить. – Когда у нас все начиналось, я думала, это будет ни к чему не обязывающая связь. У меня ведь нет опыта серьезных отношений.

– Значит, дело не в Джоше, а в любви вообще?

Анджела вздохнула.

– Да, пожалуй. А Джош… он только все осложняет.

Джинни повернулась лицом к заднему сиденью.

– Тебя беспокоит его репутация донжуана?

– Нет, не совсем. – Анджела задумалась. С тех пор как они с Джошем заключили пресловутое соглашение, она даже не вспоминала о том, что у него были другие женщины. – Скорее, причина в наших с ним отношениях. У меня такое чувство, что всем управляет он, а я даже не успеваю осмыслить, что происходит. Только я подумаю, что не хочу чего-то делать, как он уже убедил словами, или своим обаянием, или еще как-то – и я делаю то самое, чего делать не собиралась.

Как ни странно, подруги, казалось, ее поняли.

– Сколько времени вы встречаетесь? Месяцев восемь? – спросила Джинни.

Анджела задумалась.

– Меньше, четыре или пять. Неужели прошло так много времени?

Дело плохо, она уже начинает забывать, какой была ее жизнь до встречи с Джошем.

– Неужели? А мне казалось, что больше.

– По-моему, вы подходите друг другу, – вставила Таня. – Он очень хорошо к тебе относится. Может, он и пытается когда-то тебя обольстить или уговорить на что-то, но это, наверное, просто особенность его характера. Он ведь тобой не командует, не заставляет силой сделать так, как ему хочется?

– Нет, конечно!

Анджела даже возмутилась: такое обращение она бы не потерпела.

– А когда ты в конце концов поступаешь так, как он хочет, ты делаешь что-то, что тебе в глубине души кажется неправильным? Или, может, аморальным? Ты чувствуешь, что тебе не следовало этого делать?

Анджела снова задумалась, анализируя свои чувства.

– Пожалуй, нет.

Таня снова закивала.

– Я так и думала, тебя пугает не любовь к Джошу, а любовь вообще. Тебе кажется, что Джош подталкивает тебя к любви, а ты считаешь, что еще к ней не готова.

– Да, наверное.

Анджела закрыла глаза, вспоминая субботу. Как же она запаниковала, когда Джош стал заводить разговор о любви! Только позже она начала задумываться над тем, чем ей может грозить признание Джоша.

– Нет, не так. Дело в том, что Джош не дает мне времени самой принимать решения, пусть даже такие же, какие он за меня принимает. Может быть, я его и люблю… – от одного того, что она произнесла эти слова вслух, у нее вспотели ладони, – но я хочу делать все в свое время. А Джош меня постоянно торопит. Как я могу принять правильное решение, когда меня торопят?

– Ты объяснила это ему? – спросила Джинни.

– Я над этим думала.

– Вот что я тебе скажу, – мягко сказала Таня. – Я обратила внимание, каким взглядом он на тебя смотрит, даже когда ты его не видишь, я слышала, как он с тобой разговаривает, видела, как он себя ведет. Джош явно тебя любит. Может, он нетерпелив и слишком властен, а обаяния у него столько, что хватит на целую толпу женщин, не спорю. Однако не только он имеет над тобой власть, но и ты над ним тоже. Разве не это главное? Тебе пришлось ради него от чего-то отказаться?

– Не знаю, – призналась Анджела. – Мне так не кажется. Думаю, я борюсь за то, чтобы остаться самой собой.

35
{"b":"8057","o":1}