ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я тебе завидую, – вздохнула Джинни. – Итальянские мужчины – это что-то: красивые, смуглые, страстные… А если они тебя не интересуют, познакомишься с итальянской кухней, она того стоит. Если уж и это тебе не поможет, то ничто не поможет.

– Спасибо вам, – тихо сказала Анджела, – что бы я без вас делала!

Анджела пошла к выходу на посадку, время от времени оглядываясь на подруг.

Вот оно. Она наконец начала жить, не только читать и мечтать о чем-то, но и делать это. Как ни странно, набраться храбрости воплотить свои мечты в реальность ей помогла именно встреча с Джошем. Она должна быть благодарна ему хотя бы за это.

Неправда! Ты должна благодарить за это саму себя.

Однако Джош все же заслуживает ее благодарности, она должна благодарить его за многие другие замечательные вещи. Перед ней лежит безграничное море возможностей, в этом году Италия, в следующем – кто знает? Ее возможности беспредельны.

Нет, все-таки предел есть. Анджела с болью вспомнила последнюю встречу с Джошем, но постаралась думать о другом. Не хватает еще садиться в самолет в слезах! Она нашла свое место и поставила сумку под сиденье. Как она и заказывала, место ей досталось у окна.

Ну почему она не радуется? Ведь она так давно мечтала об этой поездке!

Анджела пристегнула ремень безопасности. Она не могла в полной мере наслаждаться путешествием, потому что в глубине души до последнего момента надеялась, что Джош что-то сделает, чтобы загладить конфликт. Ведь это он всегда все решал в их отношениях, он был таким внимательным, понимающим… Анджеле до сих пор не верилось, что он не попытался ее вернуть или показать, что по-прежнему любит ее, не попытался как-то исправить положение.

Она достала из сумки роман в мягкой обложке и попыталась читать, но буквы не желали складываться в слова, а слова не имели смысла. Она без сожаления закрыла книгу.

Заработали двигатели, самолет начал разбег по взлетной полосе. Анджела закрыла глаза.

Джош ничего не сделал.

Эта мысль причинила ей неожиданно острую боль. Чтобы не заплакать, Анджела открыла глаза и стала смотреть в окно. Пока она будет смотреть вниз и бороться с собой, она не заплачет. Самолет оторвался от земли и стал набирать высоту.

Все кончено.

Анджела не знала, сколько времени просидела неподвижно, глядя в окно и ничего не видя.

– Анджела Джефферсон?

Она подняла голову, радуясь, что глаза остались сухими. Над ней стояла стюардесса.

– Да, это я.

Наверное, стюардесса пришла принять заказ на напитки, подумала Анджела. Она решила взять самое крепкое, что найдется на борту. Может быть, спиртное на время снимет напряжение и поможет ей проспать весь полет. Главное – продержаться до Флоренции, а там она встретится с Бетани и сможет дать волю слезам.

Стюардесса протянула Анджеле конверт.

– Это вам.

– Что это?

Стюардесса улыбнулась и повторила:

– Это вам.

Анджела недоуменно уставилась на бежевый конверт, на котором были напечатаны ее имя и фамилия. Сердце дрогнуло и пустилось вскачь.

Дурочка, на что ты надеешься?

Она медленно распечатала конверт. Сложенный вдвое листок был исписан четким, уверенным почерком Джоша.

«Анджела!

Я нарочно попросил стюардессу передать тебе это письмо после того, как самолет взлетит, потому что, если бы ты получила его еще на земле и передумала, это было бы неправильно. К тому же я знал, что, если ты хоть немного поколеблешься, я не выдержу и сам передумаю. Так что для нас обоих лучше, чтобы ты прочла его уже в воздухе.

Я прошу прощения за то, что сделал.

Я сам не понимал, о чем прошу, думая только о том, как сильно тебя люблю, и о том, что если ты меня тоже любишь, то должна желать того же, чего желаю и я. Одного я не учел: мы очень разные, и это было глупо с моей стороны, ведь я полюбил тебя именно за то, что ты такая, какая ты есть».

Анджела сглотнула. Ей представилось, как Джош пишет это письмо, пишет не спеша, обдумывая каждое слово. Он прав, если бы она прочла его еще на земле, то сдала бы билет и помчалась к нему, не думая о последствиях, о том, что может позже пожалеть о своем решении. С сильно бьющимся сердцем Анджела продолжила чтение.

«Я много думал. Мне хотелось обезопасить наши отношения от любых возможных угроз, и решил, что этого не случится, если я буду постоянно держать все под контролем. Но я ошибся. Похоже, для того чтобы быть с тобой, мне не нужно было детально планировать наши действия и не прикладывать столько усилий, а дать событиям развиваться своим чередом в надежде, что все само собой образуется».

Глаза Анджелы защипало от слез, она нетерпеливо смахнула их и стала читать дальше.

«Я тебя люблю. Я люблю тебя независимо от того, где ты и как ты ко мне относишься. Не торопись, оставайся в Италии столько,сколько тебе захочется, не трудись писать или звонить мне. Делай все, что тебе нужно, чтобы принять решение. Я буду ждать твоего возвращения…»

К тому времени, когда Анджела дошла до подписи «С любовью, Джош», она плакала в открытую.

Может, ворваться в кабину пилотов и потребовать повернуть самолет обратно?

Она рассмеялась сквозь слезы. Нет, именно этого как раз и не стоит делать.

Джош ее любит, он согласен ждать.

Она выпрямилась и впервые ощутила радостное волнение от предстоящего путешествия. Джош ее любит, он будет ее ждать. Она может делать все что угодно.

С тех пор как Джош передал стюардессе конверт для Анджелы, прошло две недели. Он не знал, как она отреагировала, не знал даже, вручили ли ей вообще его письмо.

Для человека, потерявшего рассудок, он справлялся с делами довольно неплохо. Например, совершил несколько деловых поездок. Джошу было немного легче засыпать в гостиничном номере, чем в собственном доме, где без Анджелы стало неестественно тихо. Он вообще старался теперь проводить как можно меньше времени дома: или допоздна засиживался на работе, или ходил куда-нибудь с Адамом, а то и в одиночку.

Однако, отправляясь с Адамом в их любимый бар «Фуникулер», Джош оставлял записную книжку дома. Он перестал записывать новые адреса или телефоны, перестал назначать свидания, и любая женщина, проявлявшая к нему интерес, получала в лучшем случае вежливый отказ.

Ты не Анджела! – каждый раз думал Джош.

Где она сейчас? Вспоминает ли о нем? Простила ли его?

Остановившись у стойки бара, Джош провел рукой по волосам и посмотрел на бармена. Тот, всмотревшись в его лицо, покачал головой и молча вручил ему пиво.

К Джошу подошел Адам.

– Да, дружище, на тебя просто смотреть жалко. И это замечаю не только я, весь город видит, что Джош Монтгомери наконец влюбился. И его наконец бросили.

– Официально она меня не бросила, – возразил Джош, пытаясь свести разговор к шутке. Помолчав, он сделал большой глоток пива и пояснил: – Ей просто нужно побыть одной и подумать.

Адам сочувственно похлопал друга по плечу.

– Побыть одной… Что ж, тебе виднее, Джош. Нет, все-таки мне очень жаль. Знаешь, что означает, когда ты приглашаешь девушку на свидание, а она говорит, что не может, потому что только что вымыла голову? Так вот, отговорка Анджелы из той же оперы. Не хочется тебя огорчать, но это явная отставка.

– Не может быть, я тебе не верю, – с жаром возразил Джош. – Она сказала, что ей нужно пространство и время, чтобы подумать, и, черт возьми, я ей доверяю!

Адам присел на высокий табурет рядом с Джошем и вздохнул.

– Извини. Я знаю, каково тебе сейчас, сам это испытал. Но если тебе вдруг ни с того ни с сего захочется наброситься с кулаками на первого попавшегося посетителя бара, только дай мне знать, я тебя поддержу.

Джош усмехнулся.

– За это, Адам, я и взял тебя в партнеры.

– Вот как? Я думал, за мою необыкновенную деловую хватку… А это еще кто?

Стройная молодая брюнетка в короткой юбке быстро окинула их обоих одобрительным взглядом и улыбнулась, показывая тем самым свою заинтересованность.

48
{"b":"8057","o":1}