ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Фанни пожала плечами. Она-то отлично знала, кто это сделал. Ужасно! Он явно думает, будто сластолюбивая дамочка из свадебной конторы задумала его соблазнить.

— И все же очень интересно! Ведь не поссорился же он со своей невестой?! — Джи выпила кофе и теперь внимательно рассматривала осколки. — Это исключено. Он и Мейбл — старые друзья. Все знают, что они не влюблены друг в друга. Но это должен был быть спокойный брак. Знаете, если нет страсти… Но Ральф же пришел бы в такую ярость… Нет. Они всегда замечательно относились друг к другу, были вежливыми, заботливыми, внимательными.

Фанни мысленно прибавила и солидную недвижимость к тому, что объединяло Ральфа Мейбл. Не надо забывать о недвижимости!

Ненависть к Ральфу крепла: даже руки дрожали от ненависти, когда она принялась помогать Джизелле собирать посуду со стола.

— Все нервы, — заметила Джи. — Хотя я никогда не думала, что Ральф может не справиться с ними. Господи, как же будет хорошо, когда свадьба наконец состоится и все опять станут нормальными людьми!

На это Фанни сказала про себя «аминь»и, извинившись, ушла.

Однако она была слишком взвинчена, чтобы идти в библиотеку или смотреть телевизор. Бесцельная прогулка ее тоже не привлекала. Но и ложиться в постель не имело смысла в таком состоянии.

В растерянности оглядывая комнату, Фанни решила придумать какую-нибудь цель, чтобы не просто так ходить по саду, например. И придумала. Она наденет кроссовки и встретит Мейбл, когда та будет возвращаться в Кейхел-Корт. Почему бы и нет? Даже если и не встретит, то просто прогуляется по здешним местам и проветрит мозги, чтобы потом спокойно заснуть.

А завтра она уедет и думать забудет о Ральфе Кейхеле. Займется своей жизнью. И Фанни вышла из дома, пересекла лужайку, нашла тропинку, по которой Ральф, как он говорил, что бегает каждое утро. Она представила себе его сильное, тренированное тело…

Отыскав калитку, Фанни вышла в поле, где обнаружила отлично утоптанную дорогу. Она отправилась по ней. Кругом не было ни души.

Сообразив, что это наверняка и есть короткий путь до поместья Мейбл, Фанни за десять минут одолела расстояние до вершины небольшого круглого холма, с которого открылся отличный вид на Манор-хаус, окруженный пастбищами и рощами, тянущимися вплоть до берега реки. Завидное имущество и вполне достаточный повод для брака с нелюбимой женщиной.

Фанни отправилась дальше по направлению к дому, в котором не светилось ни одно окно, несмотря на сгустившиеся сумерки. По крайней мере, на той стороне, которая была ей видна.

На другой стороне дома окна тоже были темными, правда, одна из дверей оказалась открытой. Фанни подумала, что не могла не заметить Мейбл на дороге, да и вряд ли та оставила бы дом открытым, поэтому она решила зайти и поискать ее внутри.

Она уже хотела позвать девушку, но тут тишину нарушил чей-то плач. Кто-то горько и безутешно рыдал в пустом доме.

Мейбл! Это она оплакивает тут свое горе.

Фанни прислушалась и довольно быстро определила, откуда доносятся эти звуки. Это было совсем близко, справа. Она толкнула дверь, переполненная жалостью к несчастной девушке. Ей казалось, что она понимает причину ее страданий. Во всем виноват бездушный тиран, за которого она собирается выйти замуж!..

— Мейбл! — остановившись на пороге, позвала Фанни. И тотчас же прикусила язык, потому что увидела, что та была не одна. Ее страстно обнимал мужчина, который при этом покрывал поцелуями ее лоб, щеки, подбородок… И этот мужчина не был Ральфом Кейхелом…

На мгновение пара застыла на месте. Потом мужчина и женщина одновременно обернулись. Лицо Мейбл было залито слезами. Лицо мужчины было искажено яростью.

Клифф Голд! Земельный агент Ральфа.

— Прошу прощения, — хрипло проговорила Фанни и поспешно отступила на шаг.

Растерянная и взволнованная, она бросилась обратно, но не сделала и десяти шагов, как услыхала голос Мейбл, звавший ее. Фанни медленно и неохотно повернула обратно. Ей не хотелось влезать в чужие дела. Прижав пальцы к вискам, словно пытаясь удержать разбегающиеся мысли, она прямо-таки попала в объятия плачущей Мейбл.

— Пожалуйста… Фанни… Пожалуйста… — Она никак не могла договорить. Потом закрыла лицо руками, совсем по-детски, и Фанни сразу же захотелось утешить ее: мол, ничего страшного, все образуется.

Однако это было бы нечестно. Она недолго знала Мейбл Прайс, но все же достаточно хорошо, чтобы понять, как несвойственно той принимать участие в игре, предполагающей до деревьев, но там окончательно потеряла тропу. Когда Фанни увидела свет фонарика, скользящий ей навстречу, правда, довольно далеко в стороне, она несказанно обрадовалась и пошла на него.

Однако радость ее обернулась отчаянием, едва лишь шестое чувство подсказало ей, что это Ральф Кейхел собственной персоной. Она не желала видеть его после того, как он обидел ее за обедом. К тому же ей никак не удавалось справиться с чувствами, которые он успел в ней пробудить. Не удавалось, и все тут!

Прижавшись к дереву, она пыталась унять дрожь в коленках. Только встречи с Ральфом ей не хватало!

— Какого черта!.. — Фонарик светил ей прямо в глаза. — Что вы тут делаете?

Фанни не знала, как отвечать. «Я заблудилась в темноте, потому что собиралась возвращаться вместе с Мейбл, а она занята любовью с вашим земельным агентом»? Неплохо… И все же, как ей ни было противно, Фанни не могла предать девушку.

Она зажмурилась. Слава Богу, Ральф опустил руку, отведя от нее фонарик. Он не мог видеть ее лица, когда она выпалила единственное, что пришло ей в голову:

— То же, что я вы, наверное.

— Сомневаюсь. Я лично хотел встретить Мейбл. — Он говорил холодно, даже неприязненно. — Она все еще не вернулась, и я начал беспокоиться.

У Фанни пересохло во рту. Только Ральфу еще не хватало заявиться в Манор-хаус! Мейбл просила не выдавать ее, обещала все объяснить. Как будто нужно еще объяснять то, что она видела собственными глазами. Однако вспомнив, каким несчастным было и без того не слишком красивое личико Мейбл, Фанни твердо сказала:

— Я иду с вами.

Она никуда не хотела с ним идти, не хотела ни видеть его, ни разговаривать с ним, но другого выхода у нее не было.

— Нет, — торопливо ответил он.

Фанни покраснела от смущения.

— Не бойтесь, — парировала она. — Я не собираюсь вешаться вам на шею и тащить в кусты. Вы в полной безопасности, так что успокойтесь. Я пойду с вами, потому что у вас фонарик, а я ничего не вижу в темноте, — насмешливо заметила она. — Вышла прогуляться перед сном, собиралась вернуться до темноты, да вот, заблудилась. Вы, правда, думаете, будто мне так уж нужно ваше общество?

Пусть думает, что его душе угодно, ведь если она пойдет с ним, то сможет что-нибудь предпринять. Пошуметь, на худой конец, когда они окажутся рядом с домом…

— Берите чертов фонарик, — неожиданно заявил Ральф. — Мне он не нужен. А у Мейбл есть свой. — Он говорил таким тоном, словно ему самому было неприятно ее общество.

На глазах Фанни выступили слезы унижения и обиды, но она все же нашла в себе силы сдержать эмоции.

— Все равно мае придется идти с вами.

Я одна не дойду. Кажется, я подвернула ногу, — сказала она первое, что пришло ей в голову. И обрадовалась, что еще может с ним спорить. — Больно наступать. Поэтому я и застряла здесь до темноты. — Вот так! Она станет прихрамывать и тем самым не позволит ему идти быстро. А Мейбл, глядишь, за это время успеет попрощаться со своим возлюбленным…

В темноте они не могли видеть друг друга, но Фанни чувствовала, что Ральф не сводит с нее глаз. Она даже поняла, что он собирается ей сказать, еще до того, как он сказал:

— Я провожу вас домой.

Говорил он так, словно обещал броситься под колеса мчащегося поезда. Он вновь взял у нее фонарик, включил его и осветил тропинку.

— А Мейбл? Как же ваша невеста?

— Мы не договаривались, что я буду ее встречать, — пробурчал он. — У нее есть свой фонарик, и дорогу она знает так, что может идти с закрытыми глазами. А вы в состоянии идти? Или нет? Я могу отнести вас домой.

17
{"b":"8058","o":1}