ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Теперь Эрвин стоял, прислонившись спиной к стене и засунув руки в карманы.

— Ну да, ты ведь привыкла так поступать, — сказал он.

— Как? — непонимающе уставилась на него Джоан.

— Бросать людей, которые тебя не устраивают. — Он пожал плечами. — Сначала Барии, по том Тома, теперь меня.

— Это совсем разные вещи! — возразила она, чувствуя, как в ней вновь пробуждается гнев.

— Разве? — Словно в противовес ее растущему возмущению Эрвин казался еще более спокойным и безразличным, чем минуту назад. — Тогда почему на этот раз?..

— Потому что я люблю тебя! — Слова вырвались прежде, чем она успела понять, что говорит. Каким образом это произошло? Неужели ее эмоции по-прежнему сильнее разума и неподвластны ему.

Джоан стремглав выбежала из комнаты, понимая, что ее позиции, укрепленные с таким трудом, внезапно рухнули из-за одной неосторожной фразы.

Отделанная дубовыми панелями столовая была залита утренним солнцем. Джоан вошла, чувствуя, что едва держится на ногах. Виною тому были не столько приступы тошноты, которые теперь повторялись регулярно, сколько ужасная бессонная ночь.

Эрвин не захотел и слушать о том, чтобы она спала в другой комнате. Он оставил ее одну на широкой двуспальной кровати, а сам, взяв по душку и одеяло, улегся на кушетке у окна и проспал всю ночь сном младенца. Джоан же не сомкнула глаз и даже не могла позволить себе слишком часто переворачиваться с боку на бок, опасаясь, что Эрвин проснется и угадает причину ее беспокойства.

Сейчас он сидел за столом, поглощая тост с мармеладом, и казался ей неотразимым, несмотря на то что был одет в простую белую футболку и потертые черные джинсы.

Увидев ее, он отложил в сторону газету и мягко произнес:

— Я сказал Хэтти, что ты не хочешь ничего жареного на завтрак. Может быть, съешь пару тостов и выпьешь апельсинового сока? Или позвонить, чтобы принесли кофе?

Джоан покачала головой и села напротив него, расправив широкий подол светло-бежевого платья. Она машинально водила пальцами по складкам ткани, пока Эрвин наливал ей сок. Затем он слегка подвинул бокал в сторону жены.

Что ж, если он хочет проявлять по отношению к ней вежливое внимание постороннего человека, она ничего не имеет против. На данный момент. Если честно, у нее не было на строения для споров и ссор и она пока не собиралась снова заявлять о своем решении оставить его и начать новую жизнь. Нужно подождать, пока у нее будет достаточно сия. Когда церемония вручения литературных наград будет позади, она полностью сосредоточится на том, как ей устроить свое будущее.

Эрвин снова развернул газету. Лишь через несколько минут невыносимого молчания, когда Джоан казалось, что она слышит лишь стук собственного сердца, он снова положил газету на стол и сказал:

— Мама поехала осматривать коттедж, в котором они с Карен собираются поселиться. Видимо, Сноу уедут через пару дней, а все необходимые бумаги будут подписаны месяца через полтора, но она была не в силах ждать. Ей захотелось увидеть сад и решить, что в нем нужно будет переделать.

Полтора месяца! Еще целых полтора месяца она должна притворяться и играть все ту же опостылевшую роль счастливой новобрачной. А потом еще Бог знает сколько времени торчать здесь, изображая терпеливую, понимающую жену, когда Эрвин будет надолго отправляться в деловые поездки.

Так он решил. Но она никогда, ни при каких условиях на это не согласится. Джоан отодвинула бокал, чувствуя, как к горлу снова подступает тошнота.

— Если тебе понадоблюсь, я в саду, — произнес Эрвин, поднимаясь, хотя прекрасно знал, что этого не произойдет. — Помогу Нолану при вести в порядок тисовые изгороди и заодно скажу, чтобы старик подыскал себе помощника. — Он взглянул на часы. — Полагаю, тебе следует записаться на прием в местную клинику и регулярно ходить на обследования. Хэтти даст тебе номер телефона. Позвони и договорись о времени. — И он вышел из комнаты.

Вот, значит, каким Эрвин видит их совместное будущее: он отдает распоряжения, она безропотно подчиняется. Нет, я не позволю, чтобы так произошло! — решила Джоан.

Через два часа она спустилась в сад и, услышав звук электрических садовых ножниц, пошла в этом направлении. Вскоре Джоан увидела Эрвина, который, стоя на верхней ступеньке складной лестницы, выравнивал верх тисовой изгороди, окружавшей розарий.

— Рад снова вас видеть, миссис Кросс! — окликнул ее Нодан. — Хороший денек, не правда ли? — Он улыбнулся и взялся за ручки тележки, полной обрезанных веток.

Зрвин выключил визжащие ножницы и спустился на землю. Он выглядел бодрым и энергичным и, как всегда, привлекательным. Чертовски привлекательным! Разгоряченное работой лицо покрывали пот и пыль, волосы растрепались, футболка была испачкана землей, и кое-где к ней пристали чешуйки коры.

Джоан перевела дыхание и постаралась придать себе невозмутимый вид. Эрвин, напротив, воззрился на нее с недоумением.

Она уложила волосы цвета бледного золота в высокий узел на затылке и оставила волнистые пряди с боков свободно спускаться, закрывая мочки ушей. Шелкового костюма цвета фрез, который был на ней, Эрвин раньше не видел. Жакет с короткими рукавами и низким вырезом красиво облегал фигуру, а прямая юбка на два дюйма не доходила до колен. Эффектный наряд довершали туфли на высоких каблуках того же цвета, что и костюм, но немного более темного оттенка.

— Я позвонила в клинику и договорилась с доктором Миллером, — произнесла она таким тоном, словно отчитывалась о выполненном поручении. — Через четыре дня я поеду к нему на прием. — Джоан знала, что именно в это» самый день должна была состояться и наградная церемония. — Не дожидаясь, пока Эрвин ответит, она слегка наклонила голову с видом послушной девочки и на одном дыхании добавила: — Хэтги сказала, что мне не мешает немного развеяться. Я подумала, что она права, и ре шила отправиться в Эдинбург. Я заказала номер в отеле, где обычно останавливалась, так что на некоторое время я тебя оставлю.

Джоан повернулась, собираясь уйти. Но коварный вопрос Эрвина заставил ее остановиться:

— Значит, убегаешь?

Она резко обернулась. Он никогда не посмеет сказать, что у нее не хватило мужества взглянуть ему в глаза!

— Нет, просто хочу пройтись по магазинам. Мне нужно купить что-нибудь особенное для предстоящей церемонии. Кто знает, вдруг я стану одним из победителей? Даже если нет, я хочу появиться там во всем блеске. Кроме того… — тут она посмотрела на часы с тем же самым излишне деловым видом, что и он сегодня утром за завтраком, — кроме того, мне нужно встретиться с моими издателем и литературным агентом. Передай Саман те мои извинения за столь поспешный отъезд. Но она, по крайней мере, понимает, что у меня тоже есть своя жизнь. — Джоан слегка улыбнулась: — Ты должен быть мне благодарен — ведь я избавляю тебя от своего невыносимого присутствия на целых три дня… И три ночи.

С независимым видом Джоан двинулась по дорожке. Она чувствовала, что Эрвин смотрит ей вслед, и внутри у нее все дрожало от радости. Она бы не удивилась, если бы он бросился за ней, остановил ее, даже запер дома вплоть до предстоящей церемонии, на которую непременно отправился бы вместе с ней.

Но нет, Эрвин не сделал ничего подобного. Просто позволил ей уйти.

8

Отель, в котором Джоан останавливалась каждый раз, когда приезжала в Эдинбург, был уютным и спокойным, без особых претензий на роскошь. Ей здесь нравилось. По крайней мере, до сих пор.

Но в эту ночь она опять не могла заснуть. Эрвин занимал все ее мысли и чувства. Воспоминания о недалеком прошлом, неповторимых, восхитительных часах любви снова вернулись к ней и не уходили, несмотря на все попытки прогнать их. Они перемешивались с другими воспоминаниями — мучительными, причиняющими боль.

Завтра она должна была встретиться с издателем, а послезавтра отправиться на ланч с литературным агентом. Оставшееся время Джоан решила посвятить магазинам и выбрать себе под ходящее платье и туфли, может быть, новые духи.

18
{"b":"8059","o":1}