ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джоан в ужасе уставилась на него. Господи, как же избавиться от этого кошмара? Вызвать полицию? Если она добьется официального предписания, чтобы Барни оставил ее в покое, будет ли оно действительно в Португалии, или ей придется обращаться с таким же заявлением к местным властям?

Эрвин! — в отчаянии подумала Джоан. Ах, если бы он был здесь! Он бы знал, что делать.

Она машинально повернулась и сделала шаг по направлению к дому. Барни, должно быть, со всем рехнулся, если считает, что она по первому требованию принесет ему деньги, а потом сядет и будет ждать, когда он придет и попросит еще.

Если бы он раскаялся в своих преступлениях, если бы сказал, что хочет начать новую жизнь, она с радостью дала бы ему денег, что бы помочь встать на ноги и найти себе достойное занятие. Но вместо этого он явился к ней с наглыми требованиями и угрозами. Барни Бленнер никогда не изменится!

— Куда это ты? — Рука Барни грубо схватила ее за запястье. Сейчас в его голосе слышалась неприкрытая ярость, и Джоан застыла на месте, боясь вздохнуть. Она с трудом выносила прикосновение его руки и с удовольствием стряхнула бы ее, но не осмелилась, не желая вызвать очередной приступ злобы.

— Вот так-то лучше, — уже спокойнее сказал он и продолжил почти вкрадчивым тоном, от которого вдоль позвоночника Джоан пробежала дрожь: — Я ведь могу получить эти деньги и другим путем, детка. Ты вращаешься в таких кругах, что многие журналы охотно заплатят кучу денег за скелет в твоем шкафу. Ведь ты была за мужем за преступником и благодаря его темным махинациям пользовалась всеми жизненными благами. Кто из твоих читателей поверит, что ты не была с ним заодно? Или, по крайней мере узнав о первоначальном источнике твоих доходов, не осудит тебя?

В ужасе застыв на месте, Джоан слушала его не перебивая.

— Невеселая перспектива, не так ли, детка? Возможно, это будет не самой заметной газетной сенсацией, но, когда ее подхватят радиостанции, дело получит больший размах. Твой муж — заметный человек в обществе. В его руках сосредоточена деятельность одной из старейших фирм, приносящей огромные доходы. Клиенты, которые по купают у него драгоценности, принадлежат к сливкам общества. Даже члены королевских фамилий Европы носят украшения от Кросса. Но какой удар будет нанесен его репутации, если все узнают, что он женился на женщине с темным прошлым! Что ты на это скажешь? Возможно, постоянные заказчики предпочтут впредь приобретать себе дорогие безделушки у его конкурентов? — Барни ухмыльнулся. — Так что советую тебе заплатить деньги, иначе я легко смогу нарушить вашу семейную идиллию.

Да, в связи с получением престижной литературной премии интерес публики к ней воз рос, так что Барни мог рассчитывать на щедрое вознаграждение от какой-нибудь бульварной газетенки в обмен на такого рода историю. Ник то не станет выяснять, насколько она правдоподобна. Обыватели любит грязные сплетни из жизни знаменитостей. Людям нравится превозносить кого-то, но еще большее удовольствие они получают, когда этот кто-то, развенчанный и униженный, вновь спускается на самое дно, откуда так стремительно поднялся.

Джоан смогла бы выдержать все, если бы дело касалось только ее. Но она не могла позволить, чтобы Эрвин и вся огромная торговая империя Кроссов оказались замешаны в скандальную историю.

— Ты получишь деньги, — сказала она, ненавидя себя за малодушие, но не находя другого выхода. — Однако поскольку все мои сбережения лежат на счету в Португалии, я должна поехать туда и перевести часть из них в Англию. Мы уезжаем завтра.

— Хорошо, даю тебе три дня. А потом я сам приеду в Португалию. Я хочу получить деньги прямо на месте. Никаких лишних проверок, ни каких удостоверений личности. Ты просто вы пишешь мне чек на предъявителя. И помни, я всегда тебя найду. — Его лицо почти вплотную придвинулось к лицу Джоан. — Твой телефон не прослушивается?

Она покачала головой и попыталась отстраниться, но Барни удержал ее.

— Хорошо. Скажи, где и когда мы встретимся.

Неожиданно Барни отступил. Джоан облегченно вздохнула. Его близость вызывала у нее гнев пополам со страхом. Сейчас она едва стояла на ногах, но согласилась бы скорее упасть, чем опереться на руку грязного шантажиста. Лишь когда она услышала резкий звук хлопнув шей дверцы автомобиля и, обернувшись, увидела знакомые очертания «ягуара», она поняла, почему Барни отпустил ее.

Эрвин вернулся на час раньше. Но Джоан даже не знала, радоваться ли ей или сожалеть об этом. Скорее всего второе, с отчаянием по думала она, глядя на его замкнутое бесстрастное лицо.

Должно быть, Эрвин приехал прямо с деловой встречи, но по дороге снял пиджак и галстук, оставшись в темно-серых брюках и белой рубашке с расстегнутым воротом и закатанными до локтей рукавами. Как всегда, он выглядел великолепно, но вид у него был явно не дружелюбный.

— А вы, должно быть, муж номер два, — первым нарушил молчание Барни. Он подошел ближе, бросил оценивающий взгляд на автомобиль и протянул руку, на которую Эрвин не обратил никакого внимания. — Позвольте представиться: я — номер первый. От всей души надеюсь, приятель, что твоя жена не сыграет с тобой какую-нибудь злую шутку, как она это уже проделала со мной. Но я не стал бы держать пари, что этого не произойдет.

Поскольку ему никто не ответил, Барни убрал руку и пожал плечами.

— Ну что ж, кажется, вы не собираетесь предложить мне выпить, поэтому я лучше уйду. — Он сунул руки в карманы потрепанных брюк и пошел прочь. Но, пройдя несколько шагов, обернулся и добавил: — Хочу предупредить тебя: с этой красоткой лучше держать ухо востро!

11

— Что этот тип здесь делал?

Взгляд Эрвина был холодным и подозрительным. А ведь она так надеялась увидеть в его глазах доверие и понимание. Появление Барни все разрушило.

— Просил денег, — ответила Джоан и замолчала. От пережитого нервного потрясения ее зубы начали чуть-чуть постукивать, и она крепко стиснула их, чтобы успокоиться.

— Денег? Чтобы купить пинту пива? Или новую одежду? Она ему не помешает, это уж точно. Или он хотел получить больше?

— Разумеется, больше. — Джоан произнесла это резче, чем следовало. Она могла бы сказать:

«Ему нужно немного денег, чтобы перебиться до тех пор, пока он не найдет себе работу», — просто чтобы как-то снять повисшее в воздухе гнетущее напряжение. Однако она не хотела лгать мужу или даже умалчивать о чем-то.

— Вот как? — удивился Эрвин. — И что же, ты дала их ему? Судя по тому, как вы тут любезничали друг с другом, ты наверняка это сделала. Он выглядел весьма довольным собой, а ты, казалось, была не прочь вспомнить старые времена.

Да, с его точки зрения, все, должно быть, так и выглядело. Раз Эрни думает, что она дала денег этому проходимцу, нет смысла рассказывать, как все было на самом деле, горько поду мала Джоан. Глядя вниз, она провела по гравию мыском туфли и тут же спохватилась, что ведет себя как ребенок, сделавший что-то недозволенное и ожидающий наказания. Она выпрямилась, засунула руки в карманы брюк и пожала плечами:

— Ты ошибаешься. «Старые времена», проведенные с Барни, мне хотелось бы забыть навсегда. Так что ни о каком возобновлении отношений не может быть и речи. И потом, как бы я дала ему денег, даже если бы и хотела? У меня с собой ровно столько, сколько нужно на мелкие расходы. Я не могу даже выписать чек, потому что все мои сбережения лежат в банке в Португалии.

Кажется, Эрвин поверил ей. Однако он снова спросил тем же требовательным тоном:

— Ты сказала ему, где тебя найти?

— Нет, конечно! — Неужели он думает, что она поддерживала отношения с Барни после его выхода из тюрьмы, может быть, даже встречалась с ним?!

Не обращая внимания на ее вспышку гнева, Эрвин продолжал изучающе всматриваться в лицо Джоан, словно желая выяснить правду, но не находя ответа.

— Так, значит, ваша встреча — это просто случайное стечение обстоятельств, которым он решил воспользоваться, чтобы попросить денег?

26
{"b":"8059","o":1}