ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Трэд посмотрел на Лорджина: в его лице и взгляде ничего не отозвалось.

Глядя на него, такого замкнутого и отрешенного, Дина подумала, не слишком ли много довелось ему пережить. Неужели он снова станет таким, каким они нашли его на Заррэйне? Сдержанным и безучастным? Она молилась, чтобы этого не произошло. Он спас ей жизнь, и она от всего сердца надеялась, что он сможет оставить все пережитое в прошлом и хотя бы в какой-то мере будет счастлив. Янифф тихо обратился к ней:

– У него все наладится, Адианн. Ему просто нужно время.

Лорджин, видя состояние Трэда, решил ничего больше не говорить ему и обернулся к Яниффу:

– Мне хочется поговорить и с тобой, Янифф. Я не уверен, что смогу примириться с тем, что ты сделал. Боюсь, ты манипулировал нами, как шахматными фигурами. Ты подверг всю мою семью огромной опасности.

Янифф кивнул, как бы признавая правоту слов Лорджина:

– Другого, Лорджин, я от тебя и не ждал. Но ты все хорошенько обдумаешь и со временем поймешь, что иного пути не было. Когда ты будешь готов это принять, я все еще останусь твоим Учителем. Этого, мой друг, ничто не изменит.

Лорджин никак не отозвался. Где-то в глубине души он подозревал, что Янифф имел право так поступить, но не мог признать убедительными его доводы. Переживания были еще слишком свежи, а возможная потеря слишком велика.

Старый волхв повернулся к многообещающему домашнему духу:

– К тому времени, как я снова увижу тебя, Риджар, жизнь твоя резко переменится.

Затем Янифф и Трэд покинули их и направились к входу в туннель. Боджо, хлопая крыльями, летел рядом.

Поднявшись на холм, старец оглянулся через плечо, чтобы убедиться, что Адианн не следит за ними. Он не думал, что женщина с Земли должным образом оценит все хитросплетения, необходимые для управления людьми и действительностью.

Видя, что внимание ее занято совсем другим, он полез за пазуху и вытащил матерчатый предмет. Спереди на нем был нашит какой-то большой таинственный красный знак.

– Что это? – поинтересовался Трэд.

– Это, мой юный сын, подарок тебе. – Янифф нахлобучил что-то ему на голову.

Зеленые глаза Трэда вопросительно смотрели на него из-под козырька.

–Что ты надел на меня?

– Это называется «бейсболка».

– Откуда она взялась?

Вход в туннель открылся перед ними, и Янифф, обняв Трэда за плечи, повлек его в образовавшийся проем.

– Позволь мне рассказать тебе, сын мой, о необыкновенной спортивной игре, которой увлекаются на далекой планете. Она называется «бейсбол».

Глава 20

Несоответствие заметил Риджар.

«Где фазовый камень?»

Лорджин перестал обнимать жену и встревоженно обернулся на эти слова. Отпустив ее, они с братом тщательно осмотрели землю вокруг.

Дина растерянно спросила:

– А разве он не... не распался вместе с Тирдаром?

– Нет. – Лорджин мерял шагами место недавней трагедии. – Эти камни неуничтожимы. «Может, его забрал Янифф?»

– Не знаю, но здесь его нет. «Что будем делать?»

– Сейчас сделать ничего нельзя. Конечно, надо посоветоваться с Яниффом. – Лорджин поморщился. Может, это был очередной хитроумный трюк волхва, чтобы снова вовлечь их в одну из своих интриг?

Дина прервала его размышления:

– Лорджин, как ты думаешь, с Трэдом все будет в порядке?

Лорджин вздохнул:

– Время покажет, зайра. Он совершил бескорыстный поступок. Это потребовало от него больше, чем просто мужества. Человек может отдать жизнь за правое дело, но Трэд знал, что, закрывая тебя собой, он обрекает своего отца. – Лорджин замолчал в нерешительности. – Не знаю, смог бы я так поступить.

«Интересно, что заставило Тирдара отозвать молнию на себя? Миг безумия?»

– Нет, – отозвался Лорджин. – Миг полного просветления. – Он повернулся к Адианн, и взгляд его упал на обвивавшее ее шею шимали.

Сердце его упало. Надо избавиться от него. Для всех них слишком опасно иметь доступ к этому ожерелью. Он знал, что есть только один путь расстаться с ним навсегда.

Лорджину придется войти с ним в туннель и зашвырнуть как можно дальше. Такой поступок, несомненно, вызовет жестокое сотрясение матрицы. Кто знает, сумеет ли он при этом уцелеть? Если выживет, куда его забросит? Вероятнее всего, далеко от дома и, еще вероятнее, без внутреннего компаса, с помощью которого можно вернуться. К несчастью, другого выхода не было.

Глубоко вздохнув, он попросил Дину снять шимали с шеи.

Она с готовностью подчинилась, абсолютно не представляя себе, что Лорджин хочет с ним сделать, но все равно довольная, что избавляется от этой проклятой штуки.

Однако Риджар отлично знал, что надо сделать.

«Отдай шимали мне, Лорджин».

Лорджин молча встретился глазами с братом.

«Я войду с ним в туннель и позабочусь, чтобы оно навсегда затерялось в коридорах времени».

Лорджин колебался. Как старший, он чувствовал на себе ответственность за брата, но, по правде говоря, не хотел расставаться с женой. Он не должен позволять сердцу управлять своими поступками. Его учили принимать решения, руководствуясь всеобщим благом.

Тем не менее он обратился к брату с вопросом:

– А что же будет с тобой?

Впервые в жизни он даст своему сердцу возобладать над разумом. Риджар хотел, чтобы они с женой были вместе. Его брат знал, что делает.

«Я всегда приземляюсь на ноги».

Лорджин отдал ему шимали и обнял брата:

– Спасибо.

– С тобой все будет в порядке, Риджар? Домашний дух повернулся к Дине и порывисто обнял ее.

– Разумеется, – шепнул он ей на ухо. – По-моему, мне не дает покоя моя неугомонность.

Лорджин вызвал туннель.

Риджар вошел в него, не оглядываясь. Он поднял ожерелье и, раскрутив, швырнул в мерцающий туман.

Долго ждать ему не пришлось.

Грохот раздался со всех сторон сразу: матрица пыталась вобрать в себя шимали. Дрожание нарастало, появились огромные световые волны.

Захваченный вихрем космической грозы, Риджар был отброшен вниз, в пространственно-временной континуум.

– Ты думаешь, с ним все в порядке? – Дина повернула к Лорджину встревоженное лицо. Далекий раскат грома донесся до них уже после того, как туннель исчез.

– Я могу лишь надеяться. Это был благородный поступок.

– Да, но я надеюсь, что он не слишком пострадает из-за него...

Лорджин улыбнулся:

– Зная моего братца, можно сказать, что страдание – вещь относительная.

Дина тоже улыбнулась, от всей души желая, чтобы с Риджаром все обошлось.

Лорджин посмотрел на нее из-под полуопущенных век и протянул к ней руку:

– Пойдем, Адианн, мы возвращаемся на Авиару... домой.

Он ждал, чтобы она взяла его руку.

Он ждал еще чертовски многого.

Все закончилось. Его Поиск завершился.

Была ли она прорицательницей, как объявил об этом Янифф? Теперь она этого никогда не узнает.

Но так ли это важно?

Теперь она могла покинуть Лорджина. Когда они вернутся на Авиару, Янифф выполнит ее просьбу и отошлет обратно на Землю. Она спокойно может ехать. Покинуть Лорджина. Сказать ему «Прощай». Никогда больше не увидеть его улыбающегося прекрасного лица. Никогда больше не посмеяться вместе с ним над тем, что знают только они двое. Никогда больше не испытать их сладостной любви.

Он ждал, что она возьмет его руку.

Он знал, что будет.

Почему-то ее это не удивило.

Лорджин всегда опережал ее в понимании событий. Он всегда контролировал происходящее.

Покинуть Лорджина? Оставить его было равнозначно тому, чтобы перестать дышать. Но если она возьмет его руку, она навсегда распрощается с прошлой жизнью. Способна ли она на такой шаг?

Словно нехотя Дина осознавала, что она и есть женщина из Пророчества. Должна ею быть! Разве не сказал он, как сильно ее любит? Да пусть только появится еще какая-то и попробует предъявить на него права!

Лорджин принадлежал ей. Он сам сказал ей об этом прошлой ночью.

73
{"b":"8060","o":1}