ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Лиза, — протянул он, гладя ее темные волосы и словно пробуя ее имя на вкус.

Лиза повернула голову, заглянула в его глаза. В них блестели слезы.

— Что?

— Я не очень красноречив, — сказал Сен-Клер с сожалением, — но хочу попросить прощения и поблагодарить тебя.

Лиза положила ладонь ему на грудь и потянулась к его губам.

— Тебе незачем извиняться, Джулиан, незачем и не за что. Я все понимаю.

— Ты — ангел, — прошептал он, и его взгляд стал еще теплее, чем раньше. Джулиан провел рукой по ее спине, и сладкие мурашки побежали по телу Лизы.

— Не говори глупостей, — возразила она, хотя ей были очень приятны его слова. Если он будет утверждать, что Лиза ангел, она не станет возражать. — И тебе не за что благодарить меня.

Он ласково улыбался, а в глазах его горела страсть.

— Я был несчастен, Лиза. Я даже до конца не представлял себе, как я несчастен, пока не встретил тебя. Правда, тогда мне стало еще хуже. Я желал тебя и не мог коснуться, любовь моя. — Его губы приблизились к ее губам. — Спасибо тебе за то, что ты такой решительный ангел милосердия.

Лиза рассмеялась.

— За это я и люблю тебя, — сказал Джулиан, улыбнувшись.

— За то, что я — ангел?

— За то, что ты решительная, сильная и храбрая.

— О Джулиан! — прошептала она, тронутая до глубины души. — Это самое приятное, что ты мог мне сказать.

Он притянул ее к себе.

— Потому-то я и влюбился в тебя.

Лиза смахнула слезы и спросила с наигранной строгостью:

— Ты хочешь сказать, что это не мое очаровательное личико и восхитительная фигурка пленили тебя?

Он засмеялся.

— Что ты! Именно это. — Его рука накрыла ее груди.

— Как такой большой мужчина может быть таким нежным? — прошептала она, когда он начал ласкать ее. — Наверное, я еще не скоро пойму это.

— Со временем поймешь, — усмехнулся Джулиан и прижался к ее губам.

Лиза с горячностью вернула поцелуй, и они снова предались любовным утехам.

Спустя три дня после бала Роберт вышагивал по столовой, размышляя о Джулиане и Лизе. Ясно, они помирились: никто не видел их с той ночи — они заперлись в комнатах Джулиана. Никто, кроме О'Хара, который приносил им еду и каждый раз, возвращаясь, сиял от счастья.

Конечно, Роберт тоже был счастлив. Но теперь ему предстояло рассказать Джулиану о своем обмане, и, конечно, Джулиан придет в ярость, когда услышит, что он сделал.

Роберт вздохнул. Наверное, лучше немного подождать с признанием. Не щеголять же с синяками на лице.

На пороге возник О'Хара:

— Милорд, здесь леди Таррингтон.

Роберт уже заметил ее за спиной дворецкого. На ее щеках горел яркий румянец. «Она, конечно, как всегда, неслась как ветер». Он начинал злиться на нее. Все шло хорошо — и вот на тебе.

— Чем мы обязаны такому сюрпризу? — спросил он грубо.

Эдит уже вошла в столовую, но его тон заставил ее резко остановиться.

— Доброе утро, Роберт. Я пришла сказать, что бал удался на славу. Все соседи только о нем и говорят.

— Ближе к делу, Эдит. Мы оба знаем, зачем ты здесь.

Эдит вспыхнула. В ее глазах была обида. Почему ты так ведешь себя со мной? Роберт не ответил на вопрос.

— Как видишь, Джулиана здесь нет. Он наверху, в постели. Он не встает с постели последние три дня. И он не один. — Подойдя к ней, Роберт наклонился и прошипел со злостью: — Он со своей женой, моя дорогая.

Эдит замахнулась на него, но на этот раз он был наготове и перехватил ее руку.

— Одного раза достаточно! — прорычал он. — С меня довольно твоих пощечин.

— Ты отвратителен! — Эдит старалась не заплакать, но в ее глазах блестели слезы. — Ни один джентльмен не станет так разговаривать с леди.

— Настоящая леди не станет преследовать женатого человека, моя дорогая, — презрительно парировал Роберт.

— Я не преследую Джулиана. — Эдит старалась высвободить свою руку. — Как мне убедить тебя в этом?

— Эдит, все графство знает, что ты влюблена в моего брата.

— Все графство ошибается!

— Я не верю тебе, — произнес Роберт, отпуская ее.

— Потому что ты дурак.

— Полегче.

Эдит облизнула губы:

— Скажи, Роберт, за что ты меня так ненавидишь?

Он пожал плечами.

— Ты галантен со всеми дамами, даже с твоими лондонскими шлюхами, но со мной ты холоден и жесток. Почему?

Он молчал.

— Из-за Джулиана, — наконец признался он.

— Но я влюблена не в Джулиана! — со злостью произнесла Эдит.

Роберт пристально посмотрел на нее. Эдит покраснела, но потом сделала немыслимое: подошла к нему вплотную, схватила за лацканы и, закрыв глаза, поцеловала. Роберт потерял дар речи.

Эдит сделала шаг назад, ее сердце бешено стучало. Роберт уставился на нее, хлопая глазами. Эдит отошла от него, зарыдала от обиды и разочарования, повернулась и бросилась к двери. Роберт догнал ее в два прыжка. Он схватил ее сзади и повернул к себе лицом. Эдит вскрикнула. Они смотрели друг на друга: она — испуганно, он — удивленно. А затем Роберт обнял Эдит и впился в ее губы своими горячими, жадными и требовательными губами. У девушки перехватило дыхание, а Роберт целовал ее опять и опять, словно ждал этого момента все десять лет.

Когда Лиза и Джулиан, наконец, спустились вниз на третий день после бала, они держались за руки и улыбались. О'Хара радостно приветствовал их:

— Доброе утро, милорд, доброе утро, миледи.

Джулиан улыбнулся слуге:

— Доброе утро, О'Хара. Чудный день, не правда ли?

Слезы показались в глазах старого дворецкого. Чтобы скрыть их от его светлости, старик отвернулся. Он не видел улыбку маркиза со времени гибели Мелани и был счастлив.

— Чудный день, не правда ли, О'Хара? — пропела Лиза. Ее лицо светилось радостью. Она одарила его очаровательной улыбкой; никогда еще она не была так прелестна.

О'Хара, наконец, взял себя в руки.

— Это самый прекрасный день, — пробормотал он, сияя.

Войдя в столовую, влюбленные остановились.

— О Боже! — тихо произнесла Лиза, увидев Роберта и Эдит в страстном объятии. — С ума сойти!

Джулиан рассмеялся.

— Не могу сказать, что я удивлен, — заметил он. — Я давно ждал чего-нибудь подобного.

— В самом деле? — удивилась Лиза.

Услышав голоса, Роберт и Эдит отпрянули друг от друга и густо покраснели.

— Доброе утро, — улыбнулся Джулиан.

Роберт подмигнул брату. Слегка замявшись, он обнял смущенную подругу. Глаза Эдит сияли.

— Почему бы тебе не присоединиться к нам за завтраком? — обратился он к ней. Она молчала в нерешительности. — Учти, «нет» меня не устроит.

— Тогда мой ответ «да».

— Только сначала мне надо кое в чем признаться, — сказал Роберт и снова густо покраснел. И закашлялся.

Джулиан, начавший было вытаскивать стул для Лизы, услышав кашель брата, замер и озабоченно сдвинул брови.

Роберт выдавил улыбку:

— Я только прочистил горло, Джулиан. Мне нужно тебе кое-что сказать.

Джулиан облегченно вздохнул. Лиза сжала его руку. Ее вновь обретенное счастье было омрачено тенью страха. Как она могла быть такой счастливой, если Роберт болен чахоткой, если скоро он умрет? Столько горя выпало на долю ее мужа! Неужели опять? Но, по крайней мере, она будет здесь, рядом с ним, когда придет время утешить его.

Роберт снова прокашлялся. Все смотрели на него выжидательно. Роберт облизнул губы.

— Сначала я должен сказать, что осуществилась моя самая большая мечта. — Он улыбнулся, глядя на Лизу и Джулиана: — И этой мечтой было увидеть моего брата снова счастливым. Благодарю тебя, Лиза. Я знал, что ты справишься, завоюешь сердце моего брата.

Лиза вспыхнула:

— Спасибо, Роберт, за твой совет и помощь.

Джулиан обнял ее.

— Значит, у вас был заговор, — сказал он строго и шутливо.

Роберт потупился.

— Каюсь, — усмехнулся он. — Но это еще не все: я должен кое в чем признаться. Обещай, Джулиан, что драться не будешь.

Джулиан нахмурился:

17
{"b":"8061","o":1}