ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джулиан рассеянно водил пальцем по бокалу с вином, не в силах не замечать, как Роберт склонился к Лизе, потчуя ее историями из своих студенческих лет. Он развлекал ее весь вечер, и Лиза улыбалась ему. Но ведь не зря его брат имел репутацию ловеласа. Неудивительно, что Лиза была увлечена им. Роберт считался знатоком женщин.

Джулиана, конечно, радовало, что брат в хорошем настроении. Он не сомневался: Роберт проявляет к Лизе только родственный интерес, но не мог совладать с ревностью. Однако молча наблюдал за тем, как его брат ухаживает за его женой. Он забыл, какой хорошенькой была Лиза. Нет, не хорошенькой, а дух захватывающей красавицей. Такая миниатюрная, такая изящная и так не похожа на Мелани.

Джулиан залпом осушил свой бокал. Он напомнил себе, что у него не было права на любовь, что Лиза только именовалась его женой. И менять что-либо он не собирался.

— Джулиан.

Голос Эдит был тихим и проникновенным. Ее пальцы коснулись его руки. Она тоже почти весь вечер молчала, наблюдая за тем, как Роберт флиртует с Лизой. Хотя большинство людей в их графстве думали, что Эдит охотится за Джулианом и убита его женитьбой на другой женщине, Джулиан не верил этому.

— Как ты себя чувствуешь? — спросила она участливо.

— Я чувствую себя настолько хорошо, насколько это возможно. — Он повернулся и посмотрел ей прямо в глаза. — А ты?

В глазах Эдит затаилась грусть.

— Я тоже.

Она снова взглянула на Лизу и Роберта. У Джулиана мелькнула мысль, что в разговорах об Эдит есть доля истины. Узнав, что это значит: любить и потерять, он жалел ее. Он посмотрел на жену. Его красавицу жену, которую он не хотел. Да, не хотел. Рука Джулиана крепче сжала бокал с вином. Кого он обманывает? Его плоть ясно говорила другое.

Внезапно Сен-Клер понял, что Лиза не слушает Роберта. Она, не отрываясь, смотрела на его руку, на которой все еще лежали пальцы Эдит. Он покраснел, сообразив, что должна была подумать Лиза.

Эдит, видимо, тоже поняла это, потому что побледнела и убрала руку. Лиза резко повернулась к Роберту, и, хотя ее губы пытались сложиться в улыбку, в глазах была грусть и затаенная обида.

Джулиану захотелось успокоить ее. Он решительно встал:

— Лиза, не выйдешь ли ты со мной подышать воздухом?

Краска сошла с лица Лизы. Лиза была удивлена приглашением Джулиана, удивлена и встревожена. Он не предложил ей руку, когда они вышли в залитый газовым светом двор отеля. Высокие каменные стены окружали сад, скрывая его от взглядов прохожих. В саду росло так много лилий, что от их аромата у Лизы закружилась голова. Джулиан остановился возле мраморного фонтана; в нем плавали золотые рыбки, отражая свет газовых фонарей.

Лиза с бьющимся сердцем подошла к Сен-Клеру. Что ему надо от нее? Она весь вечер старалась не смотреть на него, обращать внимание на Роберта, который ей уже понравился, но это оказалось невозможным. Невозможным, когда он сидел рядом, и его присутствие было таким ощутимым. Невозможным, когда Эдит касалась его руки. Но они не были любовниками. Нет, конечно, нет. Если бы Джулиан был влюблен в Эдит Таррингтон, это бы многое объяснило. Это бы объяснило, почему ему не интересна Лиза. Мысль об этом мучила ее всю ночь, хотя она и убеждала себя, что ей все равно. Почему она так страдает? Она ведь не любит Сен-Клера. Однако она ревновала его. И зачем он теперь вызвал ее? Конечно, не для того, чтобы приласкать. Но он — ее муж, и если он не близок с Эдит, то ему, может, захочется поцеловать ее сейчас или потом, в ее комнате. Ее сердце забилось сильнее. А что может случиться потом? Они ведь муж и жена, но у них никогда не было супружеских отношений. Хочет ли он прийти к ней в спальню сегодня вечером — прийти в ее постель? Ведь должен же он, в конце концов, это сделать!

При этой мысли Лиза едва не потеряла сознание. У нее не было желания пустить его в свою постель — во всяком случае, сейчас. Но какая-то частичка ее существа жаждала его ласк, его поцелуев. О, будь проклята ее страстная, неподобающая леди натура!

— Лиза!

Лиза была так погружена в свои мысли, что вздрогнула. Она взглянула на него широко открытыми глазами, едва дыша.

— Д-да?

Он скрестил руки на груди.

— Я хочу… я надеюсь, тебе понравился сегодняшний ужин?

Она кивнула:

— Все было превосходно.

Он смотрел на ее лицо. Или он смотрел на ее губы? Лизу начала бить дрожь. Она не могла придумать, что сказать. Девушка сжала кулаки, уверенная в том, что он собирается поцеловать ее. Она говорила себе, что он женился на ней; из-за денег, против ее желания. Но ночь была такой теплой, и луна светила так ярко. Запах роз и цветущих апельсинов смешивался с запахом лилий. Лиза облизнула пересохшие губы.

— Что ты хочешь сказать, Джулиан?

Его лицо было напряженным, глаза казались подернутыми дымкой и теплее, чем раньше. Он откашлялся.

— Я попросил тебя выйти, потому что хотел еще раз извиниться перед тобой, — сказал он хриплым голосом.

— Извиниться?

— Мы очень плохо начали — ты и я. Это нужно исправить.

— Д-да, — прошептала Лиза. В ее душе шевельнулась надежда. Возможно, они могут начать сначала. Возможно, он может даже влюбиться в нее.

Он глубоко вздохнул.

— Я уже рассказывал тебе о здоровье Роберта, о лечении. Что сделано, то сделано, Лиза. Мы муж и жена. От этого никуда не денешься. Мы ведь цивилизованные люди.

Лиза не шевелилась. Ей не понравилось слово «цивилизованные». Ей не понравилось, что он заговорил о причинах своей женитьбы. Она думала, Сен-Клер скажет, что она нужна ему независимо от денег, что он находит ее красивой, что хочет, чтобы их брак был настоящим.

Джулиан судорожно сглотнул.

— Многие семейные пары оказываются в ситуации, подобной нашей. Ты не можешь не понимать этого.

Лиза чуть заметно кивнула, ее сердце отбивало барабанную дробь.

— Я не чудовище, каким ты меня считаешь, во всяком случае, не совсем уж чудовище. Например, я допускаю, что тебе не понравится Кастл-Клер. Сегодня вечером мне пришло в голову, что если ты хочешь, то можешь по полгода жить в Нью-Йорке.

— Понятно, — пробормотала Лиза. Опять разочарование. Как они могут строить свое будущее, если она половину времени будет жить вдали от него?

— Мне кажется, что ты не понимаешь, — продолжал Джулиан. — Я хочу сделать наш брак цивилизованным, дружеским. Я стараюсь понять тебя. Так что, если хочешь проводить полгода в Нью-Йорке, я не буду тебе мешать.

Лиза не знала, что и думать. Что он имеет в виду под «дружеским браком»?

— Я… я тоже хочу, чтобы мы были друзьями, — сказала она дрожащим голосом. Девушка чувствовала, что все ее будущее зависит от этого разговора.

Джулиан слегка покраснел.

— Мне кажется, ты не понимаешь, — повторил он. — Я стараюсь объяснить, что не буду требовать от тебя выполнения супружеских обязанностей.

У Лизы перехватило дыхание.

— Ты прав, я не вполне понимаю, — прошептала она, наконец, но солгала. Сердце ее заныло, когда смысл его слов начал доходить до нее.

— Боже, — вскричал он, проводя рукой по ее волосам, — ты так невинна! Я не хочу обижать тебя.

— Ты не обижаешь меня, — опять солгала Лиза, изо всех сил стараясь не расплакаться. Что-то теплое и мокрое скатилось по ее щеке.

— Пойми, Лиза, ты молода и перед тобой вся жизнь. А моя жизнь кончена. — В его голосе прозвучала горечь. — Я не хочу, чтобы ты страдала из-за меня. В общем, если хочешь, ты можешь завтра же вернуться в Нью-Йорк.

Словно издалека Лиза услышала свой голос:

— Я хочу постараться сделать наш брак счастливым. Даже если ты предлагаешь мне жить в Нью-Йорке, мы муж и жена… словом… ты понимаешь…

— Если ты имеешь в виду то, что я думаю, то ответ «нет». Это невозможно.

Лиза была в отчаянии:

— Нет ничего невозможного. Конечно же, мы можем стать… друзьями.

— Нет, мы не можем стать друзьями в том смысле, который ты имеешь в виду, — отвечал он решительно.

— Но когда-нибудь у меня будут дети от тебя! — вскричала Лиза.

7
{"b":"8061","o":1}