ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Темная вода
Воспитание свободой. Школа Саммерхилл
Малышка-крутышка
537 дней без страховки. Как я бросил все и уехал колесить по миру
Разводы (сборник)
Одна любовница / Один любовник
Ставка на любовь
На костылях любви
Манифест инвестора: Готовимся к потрясениям, процветанию и всему остальному

Она дрожала, уткнувшись лицом ему в грудь.

Рейз хотел только успокоить ее, но неожиданно ощутил всем телом прикосновение ее грудей, ее живота и бедер. В паху у него жарко заныло, напряжение росло медленно, сладко.

— Я так испугалась, — снова всхлипнула девушка, и он попытался обуздать желание, взять себя в руки. Это удалось ему, хотя и не полностью.

— Что же могло так испугать вас, Грейси? — шепнул он, легко целуя ее волосы. — Скажите мне.

— Аллен… — сдавленно, с трудом выговорила она.

Наверное, он все-таки ненавидит Кеннеди. Рейз отстранил Грейс от себя, желая видеть ее лицо. Очков на ней не оказалось. Глаза, оттененные длинными, золотисто-каштановыми ресницами, были сейчас совсем темными. Слезы текли по нежным щекам.

— Аллен в опасности, — горячо проговорила Грейс, — и я так боюсь за него!

— Ну еще бы!

Услышав в его голосе холодные нотки, она высвободилась.

— Зачем я говорю вам все это? Вы, наверное, один из них!

Ему не понравились ни ее тон, ни чрезмерная тревога за жениха. Он больше не сомневался, что она приняла предложение Аллена.

— Один из них?

— Один из этих брызжущих ненавистью фанатиков-расистов! — выкрикнула Грейс. — Вы ведь один из них, да? Он не сразу понял, о чем речь.

— Вы имеете в виду ночных мстителей и подобную публику?

Грейс вытерла следы.

— Если только вы посмеете тронуть Аллена… — пригрозила она.

Рейза так взбесила эта явная несправедливость, что на мгновение он потерял дар речи. Наконец ему удалось с собой справиться.

— Что произошло, Грейс? — требовательно спросил он.

— Они угрожали ему. Они сказали, чтобы он убирался домой, к себе на Север. Они ударили его по лицу хлыстом. Рейз помрачнел.

— Кеннеди следовало бы поостеречься и не подговаривать негров голосовать этой осенью.

— Они имеют право участвовать в выборах, — возразила Грейс, и глаза ее вспыхнули. — Ох, я слишком устала, чтобы еще спорить! — И, отвернувшись, она бросилась прочь.

Рейз не знал, кого ему больше хочется задушить — ее или Кеннеди. Конечно, Кеннеди, решил он, — за то, что подвергал ее такой опасности. Аллен болван. Если уж ему вздумалось талдычить неграм об их правах и подстрекать голосовать за республиканцев, нужно было по крайней мере действовать осмотрительнее. А Грейс… она ведь думает, что он, Рейз, — один из ночных мстителей.

Он решил, что задушить — слишком легкое наказание для нее.

Глава 7

В среду Грейс с утра не находила себе места, с волнением думая о собрании, назначенном на вечер. Уроки, казалось, никогда не кончатся, и Грейс с трудом могла сосредоточиться на своих ученицах; она то и дело отвлекалась, размышляя, как ей лучше подойти к дамам с вопросом женского голосования, чтобы привлечь как можно больше сторонниц. Как только девочек отослали в их комнату, чтобы умыться и переодеться к ужину, Грейс, прихватив сумочку и пачку брошюр, стремглав сбежала по лестнице и выскочила за дверь.

На террасе она прямехонько налетела на уже знакомую мускулистую стену — на Рейза

— Все в порядке? — Он, посмеиваясь, притянул ее к себе так близко, что тела их соприкоснулись

Грейс рванулась, пытаясь высвободиться. Он неохотно отпустил ее. Брошюрки рассыпались по всему крыльцу, и она опустилась на колени, чтобы собрать их. Лицо ее пылало. Хуже того, сердце предательски заколотилось.

— Дайте-ка я помогу, — сказал Рейз, присаживаясь на корточки рядом с ней. — Куда вы так спешите? Или, может быть, вы заметили, как я подъехал, и выбежали мне навстречу? — усмехнулся он.

— П-ф-ф, — только и ответила Грейс. Она взглянула на него и поняла, что совершила ошибку.

Его ярко-синие глаза были устремлены прямо на нее; взгляды их встретились, и время, казалось, остановилось. Мгновение, а может быть, вечность она не в силах была отвести от него глаз. Его лицо было совсем рядом. Золотые искорки сверкали в глубине его зрачков. Ресницы были короткие, но густые и очень темные. От уголков его глаз веером расходились смеющиеся морщинки. Она все смотрела и смотрела, и насмешка в его глазах постепенно растаяла, вспыхнуло нечто другое. Синева его глаз становилась все жарче, все темнее, она словно густела. Взгляд стал таким откровенным, что Грейс вдруг встряхнулась, будто вырвавшись из колдовского оцепенения; она торопливо принялась подбирать валявшиеся вокруг брошюрки, упорно глядя в пол, стараясь не смотреть на него.

Рейз крепко сжал ее руку.

Она опять замерла. Слышала свое собственное дыхание, чувствовала, как неистово колотится сердце. «О Господи, — воскликнула Грейс про себя, — Боже милосердный!» Она ощущала пожатие его руки, широкой, мозолистой, шершавой, видела краем глаза его колени в каких-нибудь нескольких дюймах от своей груди. Бриджи бесстыдно обтягивали его мощные бедра, напрягшиеся от сидения на корточках. Взгляд Грейс скользнул выше и натолкнулся на заметно вздыбившийся бугор у него между ног. Едва сообразив, куда она смотрит, Грейс рывком вскочила на ноги. Рейз тоже поднялся.

— Ну-ну, — пробормотал он, — успокойтесь, Грейс. Она ни за что, ни за что на свете не могла снова встретиться с ним взглядом.

— Я опаздываю, — сказала она, окончательно смутившись, и решительно начала собирать свои листовки. Да что ж это с ней, в конце концов?

— Куда вы собрались? — поинтересовался Рейз, помогая ей. Он кинул взгляд на заголовок брошюрки, которую она держала в руках:

— «Элизабет Кэйди Стэнтон. Речи о разводе», — и засмеялся.

Грейс сердито выхватила брошюрку. Он ласково потрепал ее по подбородку.

Она отшатнулась, сунула свою литературу под мышку и, фыркнув, проскочила мимо него.

— Вы забыли вот это, моя радость, — окликнул он, поднимая ее сумочку и следуя за ней. — Куда вы направляетесь, Грейс? Может быть, вас проводить?

Мысль об этом ужаснула ее.

— Ни в коем случае! — воскликнула она.

— Тогда вас, может быть, подвезти?

Предложение было соблазнительным, поскольку ей предстояло проделать весь долгий путь пешком. Но она скорее умерла бы, чем приняла хоть что-нибудь от этого развратника и негодяя.

— Нет, благодарю вас, не надо, — ответила она ледяным тоном, торопливо шагая по подъездной аллее.

— Вы собираетесь идти пешком? — недоверчиво спросил Рейз, шагая рядом. — Куда вы направляетесь? Не можете же вы идти пешком в город! Если хотите знать, я приехал в Мэлроуз только ради того, чтобы увидеть вас.

Она презрительно усмехнулась:

— У меня есть ноги, мистер Брэг, и великолепные легкие. Так что я прекрасно могу прогуляться пешком. Он широко улыбнулся, искоса поглядывая на нее:

— Могу поклясться, что легкие у вас действительно великолепные.

Грейс перехватила его взгляд и поняла намек; щеки ее стали пунцовыми. Она решила сделать вид, будто не замечает его. Он не достоин того, чтобы уделять ему столько внимания. Может быть, в этом-то все и дело: вместо того чтобы равнодушно не замечать его, она каждый раз попадается на его уловки, что доставляет этому развратнику, по-видимому, немалое удовольствие. Грейс заметила, что он отстал, и ей с трудом удалось удержаться и не оглянуться, чтобы узнать, чем он занят. Она упрямо продолжала идти вперед, не позволяя себе поддаться разочарованию, оттого что настырный техасец на сей раз сдался так быстро.

Однако минут через десять ей пришлось-таки оглянуться: она услышала стук колес приближающегося экипажа. Рейз улыбался, сидя как ни в чем не бывало в открытой коляске, — истинный джентльмен Юга, в куртке, бриджах и глянцевых, лоснящихся сапогах. Грейс поразила его дерзкая настойчивость. Когда коляска поравнялась с ней, она решила сделать вид, что не замечает его.

— Садитесь, Грейси, я подвезу вас до города. Она не ответила.

— А как вы собираетесь возвращаться? Через пару часов начнет темнеть. Вы не должны бродить по дорогам одна, в темноте. Вы рискуете заблудиться, или может произойти еще что-нибудь похуже.

— Что-нибудь похуже, как вы изволили выразиться, скорее может случиться, если я поеду с вами!

18
{"b":"8062","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Гарри Поттер и философский камень
Женись на мне до заката
Рождественские видения и традиции
Последние слова знаменитых людей
Ангелино Браун
Лягушонок Ливерпуль
Швейцарец. Война
Призванная для Дракона
Бард. Бард мрака