ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Покинутый Полис
Последние дни. Павшие кони
Буря мечей. Том 1
Империя Млечного Пути. Книга 1. Разведчик
Мертвая долина. Том первый
Кривое зеркало. Как на нас влияют интернет, реалити-шоу и феминизм
Айшет. Магия чувств
Ешь и будь красивой
Даже не мечтай!

— Ты очень добрый, — шепнула она. — Но не сейчас.

Может быть, потом. Спасибо.

Рейз уже не слушал. Спасительная мысль пришла ему в голову, разорвав плотную, непроницаемую завесу ревности. Ей нужны деньги. У него они есть. Сердце его билось надеждой. Существует прекрасный выход из положения. Он будет заботиться о ней. Он сделает ее своей любовницей.

Глава 9

Был уже полдень, но прибрежный Натчез еще только просыпался, когда поиски работы привели наконец Грейс в этот отдаленный, печально известный район города. Ступив на Силвер-стрит, она заколебалась было, но ненадолго.

Скорее любопытство, чем надежда и вправду найти работу, вело ее теперь вперед. Естественно, Грейс и мысли не допускала, что могла бы найти приличную работу в подобном месте — прибежище несчастных, опустившихся на самое дно подонков. Несмотря на свои слова, брошенные вчера сгоряча Аллену, она, конечно же, вовсе не собиралась скрести полы, во всяком случае, если удастся без этого обойтись. Да и плата за такую работу была гораздо меньше, чем ей требовалось.

К несчастью, за все утро ей ни разу не улыбнулась удача. В первую очередь Грейс зашла к портнихе, миссис Гаррот; она надеялась, что той может понадобиться помощница. Однако миссис Гаррот объяснила, что ей самой-то едва хватает заказов, так что нечего и думать о помощнице «Все переменилось после войны, — вздохнула портниха. — Ни у кого нет денег на красивую одежду, разве что у нескольких богатых плантаторов да у „саквояжников“ с Севера. Просто ужас».

Аптекарь пел ту же песню, поведав ей о том, что настали тяжелые времена. После этого Грейс заходила в десятки магазинов и лавчонок, но все напрасно. Она даже попытала счастья в фешенебельных гостиницах на холме — с тем же успехом.

Теперь Грейс стояла на Силвер-стрит, глядя на каких-то матросов с мутными глазами, которые, спотыкаясь и покачиваясь, брели по мостовой; на молоденькую чернокожую продавщицу печенья, безуспешно пытавшуюся сбыть свой товар; на мужчину, курившего сигару в дверях бара, откуда доносились взрывы хриплого смеха и пронзительные возгласы. Три рыхлые женщины праздно сидели на балконе в одних только корсетах и нижних юбках. Грейс засмотрелась на них, изумленная такой откровенной торговлей сомнительными прелестями. Одна из поблекших красоток поймала ее взгляд и помахала рукой. Грейс покраснела и отвела глаза. Подумать только! Появиться на улице, на людях чуть ли не в голом виде!

Она резко отвернулась и посмотрела на дверь дома, который пользовался дурной славой. Сердце её подпрыгнуло и отчаянно забилось чуть ли не в горле: Рейз Брэг только что небрежно прикрыл за собой эту дверь и теперь стоял, оглядываясь по сторонам. Грейс никак не могла унять сердцебиение. На счастье, громадная подвода как раз проезжала мимо, скрыв ее от глаз Рейза. Грейс почти не дышала, красная с головы до ног. Она ничего не могла с собой поделать: воображение рисовало ей Рейза и продажную девку, тела их переплетались, ритмично раскачиваясь. Волна негодования захлестнула ее. Так вот он какой, общается с самыми низкими, падшими женщинами! Боже, не успел еще выскочить из постели Луизы — и попал прямо в объятия проститутки! И ведь Брэг один виноват в ее нынешнем ужасном положении! Этот человек — худший из всех, кого когда-либо создавала природа!

Грейс снова взглянула на молоденькую продавщицу-негритянку и встревожилась: какой-то мужчина, по виду — матрос, поддразнивая девушку, держал на отлете ее корзинку с печеньем, в то время как другой обхватил ее за талию. Она вырывалась, и Грейс заметила в ее глазах слезы. Тот, кто обнимал продавщицу, смачно чмокнул ее в самые губы, и тут только до Грейс дошло, что он пьян, хотя это, конечно, ни в коей мере не оправдывало его. Потом со смехом он подтолкнул девушку к своему приятелю. Печенье рассыпалось, раскатившись по земле, а тот, другой, полез ей под блузку.

Грейс ни секунды не раздумывала. Подобрав юбки чуть ли не до колен, она кинулась на помощь несчастной жертве. — Стойте! — закричала она. — Прекратите сию минуту! Отпустите ее, вы, свиньи!

Мужчина, целовавший девушку, только крепче прижал ее к себе, а второй, издевательски хохоча, заорал:

— Ты только взгляни на нее, Эйбл! Прямо-таки классная дама! Ревнуешь, малышка?

— Сейчас же отпусти девушку, бесстыдник, хам! — Грейс даже охрипла от возмущения. Она так разозлилась, что готова была убить его.

— Эй, Робби, глянь-ка на эту штучку! Похоже, она и секунды не может вытерпеть без мужика! — крикнул тот, кого звали Эйбл, отпуская негритянку. Та подхватила корзинку и, судорожно прижав ее к груди, метнулась прочь. Прежде чем Грейс успела что-либо сообразить, Эйбл схватил ее за руку и притянул к себе, одной рукой удерживая ее, а другой ощупывая ее грудь. Грейс, не ожидавшая нападения, испугалась и закричала, пытаясь вырваться. От матроса пахло конюшней, немытым телом и прокисшим пивом. Он рывком подтянул ее ближе. Грейс в ужасе пыталась отвернуться, видя, как его толстые, слюнявые губы приближаются к ее рту, и задохнулась от отвращения, почувствовав его язык на своих стиснутых губах. Потом грубые руки сжали ее ягодицы, раздвинули их, и что-то твердое ткнулось ей в живот.

Неожиданно руки, так быстро схватившие ее, так же быстро разжались. Потеряв равновесие, она упала на колени, давясь от отвращения. Она услышала вязкий, глухой удар, затем мучительный стон. Грейс подняла глаза и увидела Рейза, его страшный кулак, обрушившийся на Эйбла, залитое кровью лицо. Матрос согнулся пополам, но Рейз не давал ему повалиться. Лицо Брэга потрясло Грейс, она застыла, не в силах шевельнуться. Никогда еще она не видела такой смертельной, слепой ярости. Рейз снова ударил Эйбла, на этот раз в живот, и еще раз — в переносицу, и еще — снизу, в челюсть; что-то отвратительно хрустнуло, голова матроса качнулась назад. Все так же придерживая его, Рейз с силой двинул ногой ему под колено, и Эйбл, отлетев, рухнул на спину, в пыль.

Рейз, улыбаясь, повернулся к его приятелю. Грейс в жизни не видела подобной улыбки — глаза его оставались жесткими и холодными как сталь. Она заметила, как в руке матроса блеснуло лезвие ножа, и у нее перехватило дыхание от ужаса. Рейз шагнул вперед, слова его рассекли воздух мгновением раньше, чем его рука: .

— Ну же, подонок, давай, попробуй!

Одной рукой он ударил Робби по руке, сжимавшей нож, другой почти тотчас же нанес сокрушительный удар в живот. Матрос повалился вперед, нож выпал из его руки на землю, никого не задев. Рейз сгреб его за плечи и пригнул вниз, одновременно двинув вверх колено. Раздался громкий хруст: колено врезалось в переносицу. Робби медленно повалился на землю. Рейз отпихнул его в сторону, и вот он уже стоял над стонущим Эйблом с ножом в руке. Грейс не заметила, когда он успел поднять его.

— Ну как, хочешь попробовать еще, приятель? — проговорил Рейз совсем тихо, так сильно растягивая слова, что их почти невозможно было разобрать.

Эйбл с трудом поднялся на ноги, покачнулся. Он буркнул нечто нечленораздельное, затряс головой и отшатнулся назад.

Рейз с отвращением смотрел на него. Грейс съежилась, дрожа всем телом. Никогда она не видела такой жестокости. Минута тянулась долго; Рейз постепенно приходил в себя, тяжело дыша. Вокруг собралась возбужденная толпа, но он не замечал никого, кроме скорчившейся фигурки Грейс. Наконец он шагнул к ней и опустился на колени. Девушка почувствовала, как его руки обнимают ее, прижимают к груди, баюкают.

— Ш-ш-ш… — ласково шептал он. — Ш-ш-ш… Все хорошо. Все прошло.

— Рейз, хочешь, я вызову шерифа? — предложил кто-то.

В обычное время Рейз не стал бы связываться: все равно оба матроса уже утром окажутся на свободе. Но в нем все еще кипела такая злоба, что он мог бы прикончить их или, во всяком случае, забить до полусмерти: Грейс угрожала опасность. Грейс оскорбили и чуть не изнасиловали.

— Да.

Он прижимал ее к себе, заслоняя и защищая от всех, — такой большой, сильный. Сердце его билось уже ровнее, не в таком бешеном ритме. Увидев, как эти наглые скоты лапают Грейс, Рейз действовал стремительно, неудержимо. Драться его научил отец, но это занятие ему совсем не нравилось. Прошли годы с тех пор, как он дрался в последний раз. Но сегодня, когда он увидел, что Грейс угрожает опасность, кровь ударила ему в голову. Хотелось бить, ранить, убивать.

22
{"b":"8062","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мальчик, который пошел в Освенцим вслед за отцом
#Сам себе программист. Как научиться программировать и устроиться в Ebay
Выйди из зоны комфорта. Измени свою жизнь. 21 метод повышения личной эффективности
Невеста по вызову. Дорогами нечисти
Агзамов в шоколаде. Взбить бизнес до небес
Неизвестный Сталинград
Желание #5
Рассказы о природе
Расплата по чужим счетам