ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
12 правил жизни. Противоядие от хаоса
#Как перестать быть овцой. Избавление от страдашек. Шаг за шагом
Слова, которые нам не говорили родители
Мужские правила
Думай медленно… Решай быстро
Ночной болтун. Система психологической самопомощи
Зеркальное прикосновение. Врач, который чувствует вашу боль
Обреченные стать пеплом
Смерть с небес

Рейз начал было понемногу успокаиваться, но тут под ложечкой у него отвратительно, чуть не до тошноты, засосало, волна ужаса затопила душу. Это был самый опасный район города. Если б он не оказался рядом, Грейс изнасиловали бы прямо на улице. При мысли о чистенькой, неприступной Грейс, опрокинутой на спину грубым матросом, ему стало дурно. Он сжал ее еще крепче.

Вокруг, оживленно переговариваясь, топтались зеваки. Рейз заметил знакомую темноволосую проститутку:

— Бетти, принеси-ка воды и бренди.

Грейс все еще стояла на коленях, уткнувшись лицом ему в грудь. Он снял ее серую фетровую шляпу и погладил по туго стянутым волосам.

— Ну как вы, дорогая? Скажите, с вами все в порядке? Грейс подняла к нему бледное лицо и чуть слышно ответила:

— Да, все хорошо.

Голос ее слегка дрожал. Она попыталась встать, и Рейз помог ей подняться. Девушка поднесла к лицу дрожащую руку, дотронулась до носа, где раньше были очки.

— Мои очки!

Рейз смотрел в ее светлые, чистые глаза. Ничто в ней не смогло бы удивить его теперь, и меньше всего то, что она носит очки, которые ей явно не нужны. Он взял у Бетти бренди и, обняв Грейс за талию, повел ее в сторонку от толпы, под сень нависавшей крыши.

— Выпейте это. — Он поднес стакан к ее губам.

— Со мной все в порядке.

Она и в самом деле держалась прекрасно — Рейз уже знал, сколько мужества у этой девушки. Он заставил ее отпить немного. Она закашлялась, поперхнувшись, и оттолкнула стакан. Он улыбнулся.

Взгляды их встретились. Ее — открытый, беззащитный, испуганный; его — спокойный, глубокий, торжествующий. Она — женщина. Он — мужчина, и он защитил то, что по праву принадлежало ему. Рейз смотрел на нее, почему-то нисколько не удивляясь пробудившемуся в нем чувству собственника. Нескрываемое удовлетворение сверкнуло в его глазах. Заметив это, Грейс залилась краской.

— Но что же, черт возьми, вы тут делали, Грейс? Требовательные нотки в его голосе заставили Грейс отступить назад, глаза ее сузились. Снова начиналась борьба.

— Могу я задать вам тот же вопрос? — спросила она вкрадчиво, елейным голоском и многозначительно повела глазами в сторону дома терпимости. Его даже немного позабавило то, на что она явно — и совершенно несправедливо — намекала.

— Я спросил первый.

— Искала работу, — сказала Грейс. — И вообще я не обязана перед вами отчитываться.

Брови его резко сошлись на переносице.

— Что?

— Теперь ваша очередь отвечать, — напомнила она. — Или боитесь признаться, где были?

— Вы искали работу здесь?

— Неужели вам не стыдно за себя? — прошипела Грейс, отбросив притворную любезность. Он растерянно заморгал.

— Вам наплевать, что вы больше похожи на племенного быка, чем на мыслящего человека? Неужели вам настолько безразлично все, кроме ваших… потребностей, что никогда не бывает неловко или стыдно за себя?

— Возможно, — пробормотал он, и лицо его озарила широкая улыбка. — Ну да, должно быть, так и есть!

— Вы ничего не принимаете всерьез! — крикнула Грейс в ярости.

— Зато вы принимаете все слишком близко к сердцу. — Рейз поймал ее руки. — Надеетесь перевоспитать меня? — спросил он немного хрипло, вглядываясь в самую глубину ее глаз.

Она попыталась вырвать руки, но безуспешно.

— Вряд ли вы поддадитесь перевоспитанию, — сказала она, возмущенно фыркнув.

— Не знаю. — Рейз пристально смотрел на нее. — Может быть, только вы и смогли бы это сделать, Грейс. Она открыла было рот, но промолчала.

— Не хотите попробовать? — спросил Рейз, и ей почудился дерзкий намек в его интонации.

Что-то горячее, томительное, восхитительно грешное расцвело в ее теле. Ладони его были твердые, теплые, ее собственные руки казались в них совсем крохотными.

— Что? — внезапно охрипнув, прошептала она.

— Перевоспитать, — пробормотал Рейз, пронизывая ее взглядом. — Мы говорим о перевоспитании. Лицо его придвинулось ближе.

— Перевоспитать, — словно эхо, откликнулась Грейс.

— Вы хотели попытаться перевоспитать меня, — продолжал объяснять Рейз, и она почувствовала его дыхание на своем лице.

Рот ее непроизвольно открылся.

Рейз с легкой улыбкой склонился над ней, рот его коснулся ее губ. Грейс задохнулась, волна новых ощущений затопила ее. Язык его нежно раздвинул оставленную для него щелку, легонько проникая внутрь, губы так сладостно, так чутко касались ее рта. Яростный ураган жаркого до боли желания обрушился на нее, соски отвердели, лоно пылало.

Он отстранился, не выпуская ее рук. Грейс не могла пошевелиться, не могла вздохнуть, не могла даже думать. Рейз смотрел ей в глаза, и ничто на свете не заставило бы ее отвести от него взгляд.

Неожиданно до Грейс стало доходить, что он все еще держит ее за руки, что он поцеловал ее, так нежно, при людях, и что вид у него теперь необыкновенно довольный. Вконец растерявшись, она отдернула руки.

— Кажется, я с удовольствием отдамся перевоспитанию, — ухмыльнулся Рейз.

Он и в самом деле невыносим. Грейс уже приготовилась осадить его, но тут увидела Шерифа, который прокладывал себе путь через толпу. Она попыталась хоть немного успокоиться и ухватилась за первое, что пришло ей в голову:

— Где мои очки? — И пошла туда, где собрались зеваки, внимательно глядя на дорогу, чопорно, деловито оправляя юбки.

Рейз первым обнаружил очки. К несчастью, они не разбились вдребезги, только оправа слегка погнулась. Секунду он боролся с искушением раздавить их сапогом, прежде чем Грейс заметит, что он нашел их. Но джентльмен взял в нем верх, и он, церемонно раскланявшись, протянул ей проклятые стекла.

Подошел шериф Форд, кряжистый, здоровенный мужчина лет пятидесяти, с острым, пронизывающим взглядом темных глаз; лоб его был изборожден морщинами.

— Рейз, какого черта, что тут происходит?

— Мисс О'Рурк пыталась защитить от этих матросов девушку, продавщицу печенья. Тогда они напали на нее.

Шериф огляделся вокруг, остановил свой взгляд на Грейс:

— Это правда, мисс О'Рурк?

— Да.

— А где продавщица?

— Не знаю, — пожала плечами Грейс.

— Она сбежала, — вмешалась рыжеволосая проститутка. — Схватила корзинку и дала деру.

— Она черная? — спросил Форд.

Грейс вздрогнула, но все же заставила себя ответить:

— Да, цветная.

Форд пристально взглянул на нее:

— Вы ведь не здешняя, верно, мисс О'Рурк? У Грейс перехватило дыхание, она промолчала.

— Вы думаете, эта потаскушка не балуется с белыми парнями, когда ей самой вздумается?

Грейс от негодования лишилась дара речи. Рейз в бешенстве встал между шерифом и Грейс:

— Форд, прекрати так разговаривать с мисс О'Рурк. Она леди.

Форд кивнул, глядя мимо Рейза в лицо Грейс, теперь уже пунцовое от возмущения.

— Мисс О'Рурк, прошу прощения. Но парни просто хотели немного поразвлечься, вы понимаете мою мысль?

— По-моему, да, — с усилием выдавила Грейс.

— Эти парни напали на мисс О'Рурк, — сказал Рейз тихо, встретившись глазами с Фордом. — И мне бы хотелось знать, что вы собираетесь предпринять, шериф. — Ты что, угрожаешь мне, парень?

— Ну что вы, разве бы я осмелился? — с издевкой протянул Рейз.

— Думаю, нет, если только ты себе не враг. Двое мужчин не сводили глаз друг с друга, замкнувшись в непримиримой враждебности.

Рейз наконец улыбнулся, но лишь одними губами:

— Я загляну к вам попозже, дам показания: я ведь видел, как все произошло.

Глаза Форда блеснули.

— Прежде чем кого-либо задерживать, я должен провести расследование.

— А как же! — кивнул Рейз. — Непременно проведите. — Рот его снова искривился в холодной усмешке. Он взял девушку под руку. — Пойдемте отсюда, Грейс!

Глава 10

— Куда мы идем?

Рейз крепко прижимал к себе ее руку, ведя по улице.

— Назад, в пансионат. Нам нужно привести себя в порядок. Потом я отведу вас пообедать. Грейс резко остановилась.

23
{"b":"8062","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Карма
Пять откровений о жизни
Наше время не пришло
Реанимация. Истории на грани жизни и смерти
О Чудесах. С комментариями и объяснениями
21 неопровержимый закон лидерства
Живые поэты
Сто лет одиночества
Подсознание может всё!