ЛитМир - Электронная Библиотека

Она рассмеялась:

— Нет, вовсе не в том, что я не могу без вас жить.

— Но вы же сказали: «Я не могу без вас жить». Осмелюсь ли я предположить, что это правда?

— Рейз! Вы будете слушать мое признание или нет?

— Я умираю от желания его услышать. Она нагнулась к нему и прошептала:

— Я никогда раньше не пробовала шампанского. Рейз взял ее руки в свои и крепко сжал их. На этот раз Грейс не пыталась их отнять.

— Я знаю, — сказал он тихо. Она чуть-чуть покраснела:

— Как? Знаете?

— Конечно.

— Мне кажется, вы знаете слишком много.

— Вращаться в свете тоже иногда бывает полезно, это дает некоторые преимущества.

Грейс не могла отвести от него глаз, хотя и понимала, что ведет себя неприлично. Она легко могла представить себе эти преимущества: чудесные, волнующие вечера, наподобие сегодняшнего, которые должны бы длиться вечно, но, к сожалению, кончаются. Она вспомнила, как Рейз поцеловал ее. Губы его были твердые и нежные, и даже сейчас, при воспоминании об этом, что-то внутри у нее напряглось, туго сжалось, точно свернутая пружина.

— Грейс, — голос его был уже не насмешливый, а страстный, чуть хрипловатый, — вы прекрасны.

Она знала, что это не правда, и хотела уже было возразить, но промолчала, завороженная силой, исходившей от этого человека.

— Еще шампанского?

— Нет, благодарю вас, — сказала она, откидываясь на спинку стула. — Я и так уже чуть-чуть пьяна.

— Пьяны? — Рейз хмыкнул. — Мне нравится, как вы сейчас говорите, Грейс. И мне нравится видеть вас такой свободной.

Взгляд его скользнул по ней.

Грейс не сразу поняла, на что он намекал. Не только на их легкую беседу, такую дружескую, непринужденную, но и на то, что она сидела совершенно неподобающим образом — откинувшись на спинку стула. Неужели она просидела так весь вечер? Грейс резко выпрямилась, потрясенная этой мыслью, и быстро оглядела зал, но никто не обращал на них никакого внимания.

— О Боже!

Он взял ее за плечи и мягко подтолкнул назад, к спинке стула.

— Чувствуйте себя свободно. Сегодняшний вечер для вас, Грейс, только для вас. Только ради того, чтобы вы были счастливы! Никто здесь не интересуется, как вы сидите, прямо или нет. Скажите, разве это не приятно?

Она заколебалась.

— Да, — призналась наконец, — приятно. Жить вот так, без всяких забот, без ограничений. Но, Рейз, это же нереально. Жизнь, которой мы живем в Натчезе, — вот реальность.

— О нет, Грейс, — возразил он тихо. — Это не менее реально и не менее важно. Борьба за справедливость прекрасна. Но прекрасны и праздные вечера, и вам еще только предстоит это понять.

Грейс моргнула, хотела было заспорить, но передумала. Не только оттого, что ей было так хорошо, но и от мысли, что вдруг он — немножко, ну всего лишь капельку — прав?

Рейз внимательно разглядывал скатерть, наклонившись так, что она не видела его лица, и барабанил своими длинными пальцами по столу. Грейс посмотрела на его густые золотистые волосы, и ей вдруг страшно захотелось коснуться их. Она смотрела на его руки, на его сильные пальцы, вертевшие ложечку. Она знала, какая сила и какая нежность таятся в этих руках. Ей вдруг захотелось, чтобы он снова накрыл ее руку своей ладонью.

— Грейс… — Рейз поднял на нее глаза. Тон его был такой требовательный, властный, что она тут же вся обратилась в слух. — Вы словно околдовали меня.

Смутившись, она молча смотрела на него.

— Все в моей жизни переменилось с того дня, как я встретил вас.

Каждая жилочка, каждый нерв в ней дрожали от напряжения, а сердце вдруг забилось от нечаянной радости.

— Вы понимаете это? — спросил Рейз властно. — Вы знаете, что я еще на прошлой неделе закончил свои дела в Натчезе? Вы понимаете, почему я остался?

Глаза ее широко раскрылись.

— Вы ведь не хотите сказать…

Она не могла даже выговорить этого. Рейз снова был обольстителем, и все-таки в душе у нее что-то сладко, томительно заныло.

— Да, я остался из-за вас. Она прижала руку к груди.

— Я не сплю по ночам, мои мысли полны вами! Она попыталась взять себя в руки и возразила:

— Вы не спите по ночам из-за ваших многочисленных любовных связей.

Рейз улыбнулся, коснулся пальцем ее щеки.

— У меня никого не было с тех пор, как я встретил вас. Грейс знала, что на лице ее ясно отразилось недоверие.

— Это правда, — сказал он горячо, страстно. — Вы нужны мне, Грейс. Я хочу держать вас в объятиях, хочу заботиться о вас день за днем и ночь за ночью, всегда. Я хочу одеть вас в тончайшие шелка и атлас, осыпать прекраснейшими драгоценностями. Я хочу быть вашей опорой, оберегать вас. Хочу увезти вас с собой — в Новый Орлеан, в Нью-Йорк, в Париж… — Он перевел дыхание. — Я хочу забыться, забыть обо всем на свете и только любить вас!

Сердце Грейс, казалось, вот-вот выскочит из груди. Она не верила своим ушам: неужели этот необыкновенный человек делает ей предложение?

— Вы хотите, чтобы я стала вашей женой? — услышала она свой недоверчивый голос, прозвучавший словно со стороны.

Глаза его широко раскрылись, но лишь на долю секунды, он быстро взял себя в руки.

— Дорогая, я еще не готов к семейной жизни, пока не готов. Но я без ума от вас, просто без ума! Позвольте мне заботиться о вас. Я так хочу о вас заботиться! Любить вас!

Все ее чувства мгновенно пришли в смятение, и так же мгновенно все в ней застыло.

— Вы ведь не хотите…

— Я дам вам счастье, удивительное, необыкновенное счастье, обещаю, — страстно проговорил Рейз, беря ее лицо в ладони. — Посмотрите, как чудесно мы провели время сегодня. Став моей, вы не будете знать недостатка ни в чем, никогда. И вы будете под моей защитой, под защитой мужчины, а это еще важнее. Дорогая, вам не придется ни о чем жалеть.

Грейс, точно пытаясь найти поддержку, ухватилась за край стола. Лучше бы она не пила шампанского — она не привыкла к нему. Опьянение притупило реакцию, ей труднее будет ему ответить.

Рейз все еще держал ее лицо в ладонях, глядя на нее своими удивительно синими глазами.

— Скажите «да», — умолял он.

Несмотря на поднимавшиеся в ней гнев и разочарование, где-то в самой глубине ее существа билось, пульсировало какое-то неведомое чувство. Рейз откинулся назад, испытующе глядя на нее. Грейс сжала бокал с водой.

— Вы негодяй, — шепнула она, и глаза ее наполнились слезами. — Как вы посмели! Я никогда не стану вашей любовницей! — И она выплеснула воду прямо ему в лицо.

Глава 11

Грейс метнулась на палубу так стремительно, что чуть не упала, сбегая по трапу. Ум ее внезапно заработал с необычайной ясностью. Она была вне себя от бешенства и в то же время совершенно подавлена. Она невольно обернулась назад: Рейз нагонял ее, решительно перепрыгивая через ступеньки. Вместо того чтобы попытаться скрыться, Грейс вдруг остановилась и, резко обернувшись к нему, подбоченилась, готовая принять бой.

— Мне кажется, — проговорил Рейз очень сдержанно, — не было никакой причины выплескивать воду мне в лицо! Она вскинула брови:

— Ах вот как? Никакой? Вы оскорбили меня! Вы сделали мне чудовищное, непристойное предложение! Никогда в жизни меня так не оскорбляли!

Рейз, казалось, не мог поверить своим ушам.

— Я оскорбил вас? — недоверчиво переспросил он. — Напротив.

Они смотрели в глаза друг другу, их лица почти соприкасались. Взгляды их, точно взметнувшиеся языки синего и фиолетового пламени, пылали в каком-нибудь дюйме друг от друга.

— Это не оскорбление, когда мужчина желает женщину, Грейс, в особенности если он желает ее так, как я желаю вас.

— Я вовсе не чувствую себя польщенной, — отрезала она.

— Разве лучше, если бы я был лицемером и скрывал свои чувства? Притворялся бы перед вами и даже перед самим собой, что их не существует? Я так не умею, Грейс, это не мой путь.

— А ваш путь, — произнесла она ледяным тоном, — это не мой путь, мистер Брэг! Лицо его потемнело.

27
{"b":"8062","o":1}