ЛитМир - Электронная Библиотека

Через несколько минут Грейс увидела лошадь, мчавшуюся галопом прямо на нее, и похолодела от ужаса. Потом она рассмотрела, что лошадь вороная, а у Роулинза была гнедая. Когда Рейз, натянув поводья, на всем скаку остановился рядом с ней, Грейс вскрикнула от облегчения. Он спрыгнул на землю.

— Грейс! Что случилось? Джеф сказал, вы в опасности.

Он плакал.

Рейз еще не договорил, а Грейс уже кинулась к нему, ища прибежища в его крепких объятиях. Почувствовала, как он сжал ее, и еще теснее прижалась к нему. Он ласково покачивал ее. Она ощутила его губы на своем подбородке, они едва касались ее — нежно, успокаивающе. Долго стояли они так: Грейс — прижавшись к нему, Рейз — держа ее в объятиях. Потом он чуть отстранился и взял ее лицо в ладони.

— Что же все-таки случилось?

— Ничего, — еле выговорила она. — Слава Богу, ничего! — На ее ресницах сверкнули слезы. Он громко выругался. Грейс чувствовала себя уже гораздо увереннее.

— Не думаю, что он действительно что-нибудь предпримет. По-моему, все это просто пустые угрозы.

— Кто?

— Роулинз.

Она залилась краской. Рейз стал яростно мерить землю

Шагами.

— Так что же наконец произошло? Грейс рассказала ему все.

Он схватил ее за плечи, пальцы жестко впились в них причиняя боль.

— Это был ваш последний день в школе

— Рейз, я не могу это бросить!

— Черт бы все побрал! — взорвался он, резко отвернувшись от нее. — Черт бы вас побрал, Грейс! Она стиснула руки, прижав их к груди Рейз повернулся к ней лицом.

— Надеюсь, вы не собираетесь оставаться здесь до утра? Она покачала головой.

— Я вижу, мне не удастся заставить вас изменить решение, разве что займусь рукоприкладством и попробую вбить немножко разума в вашу упрямую головку?

— Даже это не поможет.

— Отлично, — бросил Рейз. — Я буду приезжать сюда каждый день после уроков и забирать вас. И не пытайтесь отговорить меня!

— Я не осмелюсь, — кротко согласилась Грейс В душе она почувствовала облегчение.

Чем больше Грейс раздумывала, тем крепче становилась ее уверенность, что Роулинз не посмеет тронуть ее В конце концов, она ведь дама, а южане всегда гордились своим уважительным и галантным отношением к прекрасному полу Аллен, однако, не разделял этой уверенности

Рейз, к несчастью, пошел к нему и рассказал о незваном посетителе школы. Стоит ли говорить, как рассердилась на него рейс.

Аллен приподнялся и, тяжело дыша от напряжения потребовал:

— Грейс, ты уедешь в Нью-Йорк следующим поездом

— И не подумаю, — ответила она, поджав губы — Брэг преувеличивает, его ведь даже там не было

— Ты недооцениваешь Рейза, — заметил Аллен — Он может быть опасным человеком, Грейс, а подобные люди хорошо умеют чувствовать угрозу. Ты…

— Я женщина, Аллен, — прервала его Грейс — Роулинз слишком южанин, чтобы обидеть даму.

— Грейс, я никогда ни о чем не просил тебя. Но теперь прошу. Ради меня, пожалуйста, вернись в Нью-Йорк. Зная тебя, я ни в коем случае не должен был подыскивать тебе здесь место.

— Я не собираюсь бежать.

Аллен выругался, страшно напугав Грейс: она никогда от него такого не слышала. Он тут же извинился.

— К тому же у меня нет денег. Ни цента. Я должна остаться хотя бы до пятнадцатого и получить жалованье. Даже этого мне не хватит, чтобы оплатить лечение матери.

От этих невеселых мыслей губы ее сжались. Время идет. Нужно что-то делать, чтобы получить дополнительный заработок. В то же время она понимала, что в Натчезе нет никакой работы, во всяком случае, приличной.

— У меня есть двадцать долларов, Грейс. Прошу тебя, возьми их, это все мои сбережения. Учителям не очень-то хорошо платят, ты ведь знаешь. К тому же я потратил кое-что на учебники для детей. Но все, что у меня есть, твое.

— Я не поеду в Нью-Йорк, — сказала Грейс спокойно, внутренне сжимаясь от страха и подумывая, не взять ли все же эти двадцать долларов у Аллена: по крайней мере она сможет оплатить большую часть больничных счетов. Но она знала, что не сделает этого.

— Аллен, деньги нужны тебе самому, чтобы продержаться пока ты не сможешь снова вернуться к работе, а это случится не раньше, чем через несколько недель. И ведь нужно еще заплатить доктору Лангу!

Аллен покачал головой:

— Он сказал, чтобы я не беспокоился — можно не спешить с оплатой.

Грейс попыталась улыбнуться, хотя и чувствовала, как тяжелые думы, точно камень на шее, затягивают ее в пучину отчаяния. До сих пор еще никто не откликнулся на ее объявление. А если даже и найдется свободное место, ее не возьмут — о ней уже разнеслась в этом городе дурная слава Теперь, когда она стала заниматься с черными ребятишками, будет еще хуже. Похоже, она больше не властна что-либо изменить. Как в Нью-Йорке, где ее не хотели принимать на работу из-за плохой репутации. А ведь она давала себе слово впредь быть сдержаннее, хотя бы ради матери.

Может, попытаться упросить Луизу Баркли взять ее к девочкам на неполный день. Грейс представила, как будет умолять Луизу, а та, почувствовав свою власть, злобно поиздевается над ней. Но дело не в этом. Если бы у нее был хоть какой-то шанс получить эту работу, она смирилась бы и ползала у Луизы в ногах. Но Грейс знала, что Луиза ни за что не возьмет ее обратно. Знала так же хорошо, как и то, что в городе нет ни одного приличного места.

Она закрыла глаза, и тут ужасная мысль пронзила ее: на Силвер-стрит всегда есть работа.

Глава 15

От всех этих волнений Грейс не могла заснуть. Обычно в такое время она давно уже спала, но тут тревога не давала ей сомкнуть глаз.

Был один очень простой выход… Рейз.

Ей вдруг стало страшно.

Она знала, что лучше умрет, чем примет недостойное, бесстыдное предложение Рейза. Непрошеные жаркие воспоминания вдруг нахлынули на нее, воспоминания о его сильном теле, прижавшемся к ее телу, о его губах, таких ласковых, мягких, манящих, касающихся ее губ. Грейс закрыла лицо руками. Это несправедливо! Все точно сговорились против нее — даже собственное предательское тело толкало ее в объятия Рейза. Ее загнали в ловушку.

Она ни за что не станет его любовницей. Грейс прижала руки к груди. В воображении ее возникла Силвер-стрит, с ее бесконечными барами, выходящими на широкую, лениво катившую свои воды реку.

Она попыталась представить себя в короткой юбчонке вроде той, в какой была блондинка из «Блэк-Хилла», но не сумела. Нет, это невозможно! Прежде чем пасть так низко и пожертвовать своими убеждениями, нужно еще раз обойти все гостиницы на холме и попробовать найти место официантки. Даже эта работа лучше, чем Силвер-стрит.

Грейс решила больше не думать об этом, но тут сердце ее тревожно сжалось: кто-то тихо поднимался по лестнице. Все соседки по этажу уже удалились к себе на ночь. Кто же это? Грейс села, настороженно прислушиваясь.

В дверь тихо постучали. Грейс вскочила, чтобы открыть.

— Кларисса! — ахнула она.

При виде Грейс личико сестры Джеффри — смятенное, испуганное — слегка прояснилось.

— Мисс Грейс, я просто не знаю, что делать!

— Что случилось? С тобой все в порядке?

— Сегодня ночью приедут ночные мстители! — отчаянно вскричала девушка. — Я не знала, что делать, и я подумала о вас: вы же учительница, и такая хорошая, умная! В прошлый раз они чуть не убили моего брата Джима!

— О Боже! — воскликнула Грейс, на мгновение оцепенев от ужаса. Потом быстро спросила:

— А ты уверена?

— Да, мэм.

— Ты знаешь, куда они едут?

— В Шантитаун. Там сегодня выступал один республиканец, из правительства. Он уговаривал нас, чтобы мы все шли на выборы этой осенью и чтобы мы не боялись… будто бы никакого клана больше нет. — Кларисса уцепилась за ее рукав. — Что же нам делать?

— Нужно найти Рейза, он поможет, — не задумываясь ни на минуту, ответила Грейс. Она уже натягивала юбку прямо на ночную рубашку, накидывала на плечи шаль. — Идем, Кларисса, — позвала она девушку, чуть не бегом направляясь к лестнице. — Его комната на втором этаже.

40
{"b":"8062","o":1}