ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Комната лжи
Ведьмак. Последнее желание
Сердце Отроч монастыря
Теория невероятности. Как мечтать, чтобы сбывалось, как планировать, чтобы достигалось
Рестарт: Как прожить много жизней
Неправильная любовь
Законный брак
Средневековая Русь. От призвания варягов до принятия христианства
Лайфхакер. Ловушки мышления. Почему наш мозг с нами играет и как его обыграть.

— Ну разумеется, предложение еще в силе. Грейс с облегчением вздохнула.

— Просто из интереса, — он пристально смотрел на нее, — вы не могли бы мне объяснить кое-что?

— Пожалуйста.

— Большинство женщин выбрало бы замужество. Вы же, напротив, предпочитаете стать моей любовницей. Мне не очень-то легко понять вашу логику.

Она прикусила губу.

— Грейс? — окликнул он, еле сдерживаясь.

Она подняла голову и посмотрела прямо ему в глаза:

— Брак — это навеки. В то время как тот, другой, союз — временный.

— Ах да, конечно, как это я не догадался! Грейс стиснула руки и неуверенно шевельнулась.

— Мне, вероятно, стоит внести кое-какие уточнения, дорогая. Я рассчитываю на ваши услуги в течение года. Краска залила ей лицо.

— Года?

— По окончании которого, — продолжал Рейз с каким-то мрачным удовлетворением, стараясь как можно больше унизить ее, — мы решим, стоит ли нам возобновлять наш договор или нет. Надеюсь, вам как-нибудь удастся меня вытерпеть в течение этого времени? В конце концов, это ведь не на всю жизнь.

Глаза его сверкнули. Он чувствовал, что вот-вот взорвется.

— Год… Да, пожалуй. Думаю, что да.

— Благодарю вас. Надеюсь, вы понимаете, что я имею на вас исключительные права.

— Исключительные права… — Глаза ее наполнились слезами.

— А, ч-черт! — прорычал Рейз.

— Простите, — пробормотала Грейс, вытирая слезы. — Я, наверное, просто устала. Как вы думаете, не могли бы мы отложить до завтра осуществление нашего договора?

— До завтра? Да, ну что ж, это и в самом деле прекрасная мысль.

Рейз знал, что сейчас ему лучше уйти. Он не хотел доводить ее до слез, однако был так взбешен, что делал именно это. Ступая очень твердо, размеренно, прошел через комнату и распахнул дверь. Он старался не хлопнуть дверью, закрывая ее за собой. Это ему не удалось.

Глава 19

Несколько часов спустя Рейз тихо вошел в свой номер в гостинице «Силвер леди». Закрыв за собой дверь, он тяжело привалился к ней и стоял так, пока глаза не привыкли к темноте. Затем с трудом оторвался от двери.

Рейз был пьян, пьян как сапожник, и знал это. Неуклюже пробираясь по комнате, он налетел на стул, так что тот с грохотом упал. Рейз замер: он не хотел будить Грейс.

Он нашел лампу и зажег ее. Ему хотелось посмотреть на Грейс, наглядеться вволю, упиться ее красотой. Он стоял у постели, подняв лампу. Грейс была прекрасна. Сердце его билось, вздрагивая и замирая. Прекрасная и удивительная! При этой мысли он улыбнулся. После Грейс любая другая женщина наскучила бы ему до смерти.

Злость его прошла. По правде говоря, теперь ему уже трудно было припомнить, отчего он так разозлился. Что с то го, что Грейс не запотела выходить за него замуж? Большинство мужчин сочли бы себя счастливчиками. Сейчас, глядя, как она спит, свернувшись калачиком, как ее волосы струятся по плечам, Рейз тоже чувствовал себя счастливым. Счастливым и жаждущим.

Тонкая рубашка не могла скрыть ее округлые груди. Он начал раздеваться, почти не отрывая от нее глаз. Сняв с себя все до последней нитки, скользнул в постель рядом с Грейс, обняв ее сзади. Она шевельнулась.

Эта женщина его, она принадлежит ему! Это было потрясающе. Рейз уткнулся лицом ей в шею и нежно прижал ее к себе. Он тихонько проводил пальцами по ее груди, талии, бедрам. Никогда еще он не встречал женщины с такой тонкой и нежной кожей.

Рейз вспомнил, какой испуганной она прибежала после своих ночных похождений в лесу. Она спала так тихо, должно быть, совсем была измучена. И ведь он обещал. Тело его жаждало, но он обещал. Рейз чуть касался ее щек, шепча ее имя, тихонько, чтобы не разбудить, пытаясь выразить то глубокое, удивительное чувство, которое жило в его душе, которому не было названия. Завтра уже почти наступило, и завтра он сделает ее своей.

Грейс уткнулась в подушку, прячась от неумолимо надвигавшегося утра.

— Доброе утро, моя радость!

Голос был тягучий, хрипловатый и очень знакомый. Грейс подумала, что ей, наверное, это снится. Но когда сон окончательно слетел с нее, она все вспомнила и, заморгав, широко раскрыла глаза. Вчера ночью вне себя от страха она прибежала к Рейзу и согласилась стать его любовницей.

Рейз широко улыбнулся ей. Он стоял у кровати в небрежно запахнутом шелковом халате. Глаза Грейс оказались на уровне его бедер. Залившись румянцем, она быстро отвела взгляд в сторону.

Накрытый белой скатертью стол был весь уставлен сияющим хрусталем и фарфором. Букетик фиалок — в точности того же цвета, что и глаза Грейс, — красовался посреди стола. Ведерко с лучшим французским шампанским покоилось рядом, на низеньком столике. Соблазнительные ароматы всевозможных блюд доносились из-под серебряных крышек.

— Я заказал завтрак, — сообщил Рейз. — И еще попросил приготовить для вас ванну.

Натянув одеяло до подбородка, Грейс смотрела мимо него, туда, где в облаке пара стояла большая ванна Ну вот и все. Она делает последний шаг. Еще немного — и она будет принадлежать мужчине, и не какому-нибудь там, а Рейзу! Она украдкой взглянула на него.

Ответный взгляд его был нежен. Не успела Грейс открыть рот, как он присел рядом с ней на край постели. Рука его коснулась ее лица.

— Что вы делаете? — шепнула она.

— Не волнуйтесь, — проговорил он чуть хрипло, продолжая медленно водить по ее щеке большим пальцем.

Грейс не могла отвести от него взгляд. Мысли ее смешались: «Да, нет, нет, да». А его ласка, такая невинная, заставляла ее сердце учащенно биться.

— Грейс!

Она знала, почему голос его был хриплым. Их взгляды встретились.

Его ладонь, бесконечно нежная, ласковая, лежала на ее лице. Она хотела отвести глаза, но не могла. Свободной рукой Рейз тихонько отнял у нее простыню, в которую она так отчаянно вцепилась, и откинул ее в сторону. Грейс не могла пошевелиться.

Взгляд Рейза, нежный, настойчивый, скользнул по ее груди, и вниз, вдоль тела, и еще ниже — к ее обнаженным ногам. Губы его приоткрылись, грудь тяжело вздымалась.

Рука скользнула с ее щеки на шею, точно легкое, еле слышное дуновение ветерка. Грейс вся горела, кожу ее жгло и покалывало. Сладостное, жаркое томление охватило ее — напряженное, пульсирующее. Пальцы Рейза едва касались ее шеи. Глаза Грейс сами собой закрылись, ресницы нежной тенью опустились на щеки, голова запрокинулась. Он чуть тронул ямку у ключицы.

— Такая прекрасная, — прошептал он. — Такая нежная! Грейс, я хочу, чтобы для тебя это стало праздником, чудом!

Она слышала его слова, но не открыла глаз — то ли от страха, то ли оттого, что восхитительное касание его пальцев уносило ее куда-то вдаль. Рука Рейза спустилась ниже, коснулась ключицы, поглаживая ласково, трепетно… Грейс замерла, пальцы его раздвинулись на нежной округлости грудей.

Грейс прерывисто вздохнула, а Рейз легонько, точно поддразнивая, начал пощипывать ее соски. Она слышала его дыхание. Пальцы его гладили ее грудь, и вдруг она ощутила один из них под самым соском: легонько нажимая, он двигался взад и вперед. Сосок отвердел, напрягся, точно пытаясь вырваться из-под стесняющей его ткани рубашки.

— Грейс, — прошептал он и потянул за бретельки. Она тотчас же открыла глаза. Он осторожно стягивал с ее плеч обшитые кружевами ленточки. Медленно спустил рубашку, следя, как из-под ткани появляется нежная, сияющая белизной грудь. Трепетно, почти благоговейно, коснулся ее руками, затем сжал в ладонях.

— Чудо! — прошептал он. — Грейс, я так мечтал об этом… Она застонала, когда Рейз, приподнимая ее, склонился к ней лицом. Кончиком языка он быстро провел по набухшему соску. Грейс вскрикнула, запрокинув голову. Он ласкал ее неторопливо, искусно, возбуждающе. Язык его то скользил, то подрагивал, взлетая над ее грудью и вновь опускаясь. Потом он втянул в рот весь сосок целиком, всасывая и потягивая его.

Грейс забыла обо всем на свете. Сознание исчезло, все смешалось. Она испытывала необычайное наслаждение, чистейшее, упоительное наслаждение. Голова ее безвольно раскачивалась. Рейз втягивал ее сосок, то сильно, то нежно сжимая его губами. В ушах ее звучали мучительные постанывания; она не сразу поняла, что это стонет она сама.

52
{"b":"8062","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Бронтозавр – новенький в классе
Страшная общага
Мужская еда. Секреты кухни для сильных духом. 46 лучших блюд на все случаи жизни
Аллергия и как с ней жить. Руководство для всей семьи
Еда и эволюция. История Homo Sapiens в тарелке
Меланхолия сопротивления
Муха с татухой
Искусственный интеллект на практике
Стеклянные дети