ЛитМир - Электронная Библиотека

— Держи его, Фрэнк, я не хочу, чтобы он пропустил хотя бы миг. Давай начинай, сказал он мужчине, стоящему рядом с Грейс с хлыстом в руках.

Это казалось сном. Рейз увидел, как напряглось ее тело, сияющее белизной в свете факелов, увидел, как палач размахнулся, медленно отведя руку назад, затем так же медленно рука его качнулась вперед. Он увидел, как кожаный ременный хлыст, змеясь, устремился к Грейс, и прошла целая вечность, пока он коснулся ее. Рейз услышал крик и удивился: кричала не Грейс, а он сам. Хлыст небрежно скользнул по ее матовой, гладкой, как слоновая кость, коже, оставляя за собой пурпурный след.

Грейс содрогнулась. Форд засмеялся, и новый удар хлыста обрушился на Грейс. На этот раз она застонала.

Звук выстрела разорвал ночь. Все, в том числе и Рейз, повернули головы. Тьма была непроницаема, но не настолько, чтобы скрыть нескольких всадников — как раз там, где начиналась линия дубов. Прогремел еще один выстрел, и кто-то вскрикнул от боли. Ночные мстители кинулись врассыпную, Форд напрасно выкрикивал какие-то распоряжения. Рейз почувствовал, что остался один. Он упал на землю и откатился в сторону. Вокруг него гремели выстрелы. Он изгибался, пытаясь найти глазами Грейс, опасаясь, как бы шальная пуля не задела ее. Ему удалось подняться на колени. Ночные мстители в панике спасались бегством.

— Лежите спокойно, мистер Рейз, — произнес за его спиной тоненький детский голосок.

— Джеф! — выдохнул Рейз. — Ты можешь перерезать веревки?

Мальчонка, черный как ночь, схватил нож и полоснул по шнуру, стягивавшему его руки. Едва освободившись, Рейз, покачиваясь, бросился к Грейс. Краем глаза он видел, как Форд, вскочив на лошадь, пронесся мимо него. Он знал, что шериф не уйдет от него, час его скоро настанет. Подбежал к Грейс, и тут вдруг странная тишина опустилась на поляну.

— Грейс! Грейс!

— Со мной все в порядке, — шепнула она прерывисто, хрипло.

Дрожащими руками он обхватил ее белые, не тронутые хлыстом плечи, но ему стало дурно при виде крови на ее спине. Джеффри ножом перерезал веревки, державшие Грейс на кресте, и Рейз подхватил ее на руки. Он не знал, откуда у него взялись силы, чтобы устоять и не упасть вместе с ней. Потом он заметил, как Джордж набросил на нее свою куртку, и услышал, как Аллен Кеннеди сказал:

— Надо поскорее отвезти их обоих к доктору.

Глава 24

— Я должна увидеть его! — воскликнула Грейс, пытаясь сесть.

— С ним врач. А ты отдыхай, — мягко проговорила Харриет, удерживая ее за руку.

Грейс чувствовала, что вот-вот заплачет. Она ни о чем больше не могла думать, как только об угрозе Форда убить Рейза.

— О, Харриет, пожалуйста!

— Все равно он без сознания и даже не узнает, что ты рядом, — твердо сказала Харриет. — И перестань вертеться, а то эти ужасные шрамы никогда не заживут.

Грейс снова легла на живот, обхватив руками подушку. Она была так измучена и все еще ужасно напугана. Столько крови, и все это была кровь Рейза. Грейс почувствовала на голове руку Харриет: та ласково поглаживала ее по волосам. Глаза ее сами собой закрылись.

— Обещайте мне, — прошептала она, — что, если я буду нужна ему, вы меня позовете.

— Обещаю.

Грейс окунулась в целительный сон.

Голова его пульсировала болью. Первой мыслью, когда вернулось сознание, было: «Боже, что же произошло? Неужели я напился так, что свалился под стол?» Затем Рейз вдруг все вспомнил, открыл глаза и попытался сесть. Боль пронзила грудь и голову.

— Доброе утро, — ласково улыбнулась Харриет, внося поднос.

— Грейс…

— С ней все хорошо, спит себе спокойно. Бедняжка так измучилась! Ложился бы ты лучше, — посоветовала она.

Попытка сесть отняла слишком много сил, и Рейз послушался. Он понял, что находится в пансионате Харриет, а не в гостинице «Силвер леди».

— А Грейс тоже здесь?

— Да, сюда было ближе везти. — Харриет потрогала его лоб. — Лихорадки нет. Доктор сказал, ты вынослив как бык. Сказал, тебе надо полежать недельку, а то у тебя на голове шишка больно большая — с куриное яйцо.

Рейз удрученно скривился:

— А с Грейс все в порядке?

— Парочка рубцов останется, когда все подживет. Лицо его исказилось от гнева.

— Да ничего страшного, она хорошо себя чувствует, — успокоила его Харриет. — Могло быть куда хуже! Он и сам понимал это.

— Я хочу ее видеть.

— Ты не должен вставать с постели.

— Я должен увидеть ее. — Рейз снова попытался сесть. Только из чистого упрямства ему это удалось.

— Если мне, чтобы удержать тебя, придется перевернуть на живот и отшлепать, то, можешь не сомневаться, я это сделаю. Но ты останешься в постели, как велел доктор.

Рейз сумел улыбнуться.

— Вот вы какая хитрая, Харриет. Так и норовите заглянуть куда не полагается!

— Ох! — воскликнула Харриет, не в силах сдержать улыбки. — Ты просто невозможен! И как только мать с тобой справлялась?

На этот раз он улыбнулся во весь рот:

— Насколько я помню, ей приходилось нелегко. — На этот раз он попытался улыбнуться во весь рот.

— Рейз, — Харриет нахмурилась, — они сожгли негритянскую церковь.

— Когда? — Прошлой ночью.

Он почувствовал, как в нем разгорается бешенство.

— А Грейс знает?

— Что ты, никто и не станет ей говорить. Мы с Алленом решили, что она и так достаточно вытерпела. Не хватает ей еще и таких плохих вестей.

При упоминании об Аллене Рейз представил себе, как тот будет рядом с Грейс, пока он сам не поправится. Искорка ревности вспыхнула в нем помимо его воли, но ее тут же заглушили другие, более сильные чувства.

— Когда увидите Аллена, попросите, чтобы он зашел ко мне.

— Опоздал, — сказал Кеннеди, появляясь в дверях. — Я уже здесь.

Рейз взглянул на него:

— Как Грейс?

— Она только что проснулась. — Аллен посмотрел на Харриет:

— Вы обо всем ему рассказали? Та покачала головой.

— О чем это обо всем? Аллен нахмурился:

— Эйбл Смит, этот матрос, мертв.

— Как это случилось? — спросил Рейз, и желваки на его скулах напряглись.

— Самоубийство, если верить Форду.

Рейз выругался и мрачно уставился в спинку кровати. Смит мертв. Самоубийство… Это просто невероятно! Рейз не сомневался, что матрос не покончил с собой: у Смита не было никаких причин для этого. Неужели Форд серьезно надеется, что ему таким образом удастся выкрутиться, что он, Рейз, отступится? Если так, то шериф поторопился. Рейз теперь будет следить за каждым его шагом.

— Скажи мне, как там Грейс?

— Она еще слаба и не совсем успокоилась, как мне кажется. Не полностью еще оправилась от потрясения.

Аллен замолчал. Он не мог заставить себя сказать этому человеку, которого уважал и которому в то же время завидовал, что она спрашивало нем.

Рейз снова выругался.

— Я должен поблагодарить тебя, Аллен. Тебя и Джорджа. Если б вы не подоспели… — Рейз оборвал себя на полуслове. Чувство острой вины обожгло его. Он не смог помочь Грейс, когда она больше всего в нем нуждалась. Фаррис и Кеннеди оказались героями, а он — нет.

— Тебе не за что благодарить меня, — сказал Аллен. — Ты знаешь, как я отношусь к Грейс и… к школам для негров. Но если бы не Фаррис, я бы даже не знал, в какую беду вы попали.

— И все-таки! — упрямо настаивал Рейз. — Ты ведь и сам только-только выкарабкался. Так что спасибо. Аллен просто кивнул. Рейз пристально посмотрел на него:

— Ты знал, что Грейс продолжает работать в школе?

— Да. — Увидев, как исказилось лицо Рейза, Аллен продолжил:

— Я пытался удержать ее, но ты же знаешь Грейс. Уж если она что вобьет себе в голову, ее невозможно остановить. И она взяла с меня слово, что я не скажу тебе.

Рейз чертыхнулся.

— Расскажи мне обо всем, Аллен. Я хочу знать подробно обо всем, что тут происходило без меня.

— Грейс! — укоризненно воскликнула Харриет.

66
{"b":"8062","o":1}