ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Это ваш жених? — спросил он. Она кивнула, расплываясь в улыбке.

Лэм взглянул на ее избранника и сразу проникся к нему презрением. Он был гораздо моложе Лэма, примерно в возрасте Катарины, и, подобно ей, имел белую кожу и рыжие волосы. Хью Бэрри был привлекательным мужчиной, с грубоватыми, но приятными чертами лица и ярко-синими глазами. Лэм схватился за рукоять рапиры. Возможно, сегодня дикарь в нем все же возьмет верх.

Хью остановил лошадь так резко, что она присела на задние ноги.

Я лорд Бэрри, — объявил он, глядя только на Лэма. — Скажите, кто вы — друг или враг.

Лэм сжал гладкий отполированный эфес своего оружия. Его руки так и чесались ввязаться в схватку. Бэрри был всего-навсего щенок, хотя и смелый и закаленный в боях, — это Лэм видел и чувствовал. С ним можно было покончить без всяких усилий, если позволить зверю в себе вырваться на волю.

— Лэм О'Нил, — начал он, неприятно улыбаясь, но ему не дали договорить.

— Хью! — хрипло выкрикнула Катарина. — Боже мой, Хью! — По ее щекам текли слезы.

Лэм замер.

Хью раздраженно обернулся к ней.

Я думала, что ты умер! — воскликнула она. Его лицо преобразило внезапное понимание — и потрясение.

Катарина? Катарина Фитцджеральд?

Она кивнула, не дыша, не двигаясь, широко раскрыв глаза.

Боже мой! — закричал он. — Кэти, маленькая Кэти! — Он засмеялся, показывая крепкие белые зубы, и мгновением позже подъехал к ней. Одним движением он снял ее с лошади и перекинул на своего жеребца, в свои объятия.

Глава одиннадцатая

От неожиданности Катарина крепко ухватилась за Хью, сидя боком у него на колене.

— Катарина Фитцджеральд! — снова воскликнул он, стискивая ее в объятиях. Широко улыбаясь, он легко поцеловал ее в губы. Их взгляды встретились, и тут его улыбка увяла и он уставился на нее, наморщив лоб.

Катарина нерешительно улыбнулась ему, но ее сердце облегченно забилось, потому что она боялась — Господи, до чего она боялась, что она ему не понравится, что он отошлет ее прочь.

Все еще, не сводя с нее взгляда и больше не улыбаясь, Хью вместе с Катариной соскользнул на землю и осторожно поставил ее на ноги. Не отрывая рук от ее талии, он хмурился, внимательно разглядывая ее.

Боже, Кэти, тебя не узнать. Ты стала прелестной женщиной.

У Катарины вырвался сдавленный звук, немного напоминавший смех.

Такой прелестной, — повторил он чуть хриплым голосом.

Катарина облизнула губы. Она была так взволнована и почему-то смущена. Ведь это Хью держал ее так близко, не какой-то незнакомец, а человек, который вскоре станет ее мужем. Не кто-то чужой. Она не видела его шесть лет.

А ты, — удалось ей выговорить, — стал настоящим мужчиной — совсем не тот тощий мальчишка.

— Да, — негромко сказал он, притягивая ее ближе, так что их бедра соприкоснулись, — я уже не мальчик, Катарина, выпрашивающий поцелуй, не зная, что это такое.

Катарина угадала его замысел и замерла.

— Это были сладкие… — начала она.

— Но недостаточно сладкие, — прервал он, склоняясь к ней.

Когда его губы коснулись ее рта, Катарина вся напряглась. Инстинктивно ей хотелось его оттолкнуть. Но все же он был ее суженый, и ее мятущийся ум приказывал ей стоять послушно, смириться с его поцелуем. Это был ее долг. Его губы были требовательными и твердыми. Он хотел, чтобы она открыла рот, как учил ее Лэм. О Боже, Лэм — ведь он видит все это.

Катарине не хотелось сопротивляться Хью, но она не чувствовала себя свободно. Особенно когда Лэм наблюдал за ними. Но скоро Хью станет ее мужем — она должна его поцеловать.

Ухватив его за плечи, Катарина принялась решительно и страстно целовать Хью, потому что это был мужчина, которого она любила.

Матерь Божия, — выдохнул Хью, — какая же ты стала женщина!

Катарина покраснела, вспомнив мужчину, который сейчас посмеивались за ее спиной, вспомнив Лэма, который не шевельнулся и не издал ни звука. Она набралась смелости взглянуть через плечо и ахнула, уловив в его глазах первобытную ярость. Катарина была поражена — неужели он действительно ревновал?

Но когда он выступил вперед, став рядом с Катариной, его взгляд ничего не выражал.

Лорд Бэрри, я сопровождаю леди Фитцджеральд. Может, заедем внутрь? Мы только сегодня прибыли в Корк и ехали без остановок, чтобы добраться сюда при свете дня. Леди очень устала — и к тому же умирает от голода. — Он коротко блеснул холодной улыбкой.

Катарина не устала и не была голодна, но от слов Лэма она почувствовала облегчение. Но почему он назвал титул, который ей больше не принадлежал? Как будто хотел напомнить Хью о правилах приличия.

Хью очнулся от изумления.

Какая забывчивость. Я так поразился, увидев Кэти здесь — да еще такой. — Он окинул ее чересчур смелым взглядом. — Идем, мы поужинаем в холле.

У ворот появились старик и мальчик и принялись вращать колесо, поднимавшее решетку ворот. Катарина старалась не смотреть на Лэма. Она говорила себе, что ей очень повезло — ведь Хью рад ее видеть, желает ее, хочет, чтобы она делила с ним постель. Очевидно, ее страхи, что он забыл ее за прошедшие шесть лет, были напрасны.

Хью подошел к девушке и взял ее под руку.

Ты должна быть рядом со мной, Кэти, — сказал он интимным тоном, улыбаясь. Он похлопал ее по ладони, и они вошли в замок Бэрри — дом Хью, который скоро станет и ее домом.

В Бэрриморе обеденным залом служил большой холл первоначальной крепости, и они вошли в него прямо с улицы. Там не было почти никакой мебели. Пол устилали старые камышовые маты, стены были голыми. Несколько седых слуг стали зажигать каганцы. Вскоре на длинном столе появились деревянные подносы с хлебом, сыром и холодным мясом, и вместе с ними — эль и пиво. Вассалы Хью быстро расселись по своим местам.

Катарина подумала, не подводит ли ее память. Потому что она помнила свои посещения этой крепости, когда была ребенком. В то время стены холла украшали яркие гобелены, вдоль стен стояли дубовые столы, подносы были серебряными, напитки наливались в тонкие стеклянные бокалы, привезенные из Лондона, а на столах лежали серебряные ножи и вилки. Она помнила, что в зале стоял приятный запах, не тот, что сейчас, вспомнила многочисленных разодетых слуг и обед, приличествующий если не королю, то богатому лорду.

Хью заметил ее недоуменный взгляд. Усаживая девушку во главе стола рядом с собой, он мрачно сказал:

— Мы все потеряли за последние несколько лет, Кэти. Мне пришлось продать всю мебель и почти всех знаменитых лошадей Бэрри. Все мои люди ушли к Фитцморису, кроме тех немногих, которые сидят здесь. Я не могу держать много слуг, потому что мне их не прокормить. Но пострадал не только клан Бэрри. Другие великие кланы здесь, на юге, тоже пришли в упадок. Я все уговариваю себя, что, слава Богу, замок Бэрри еще стоит и находится в моих руках, но этого мало.

— Как жаль, Хью, — прошептала Катарина. — Мы везде видели следы войны. Это просто ужасно.

Он подвинул к себе поднос, наколол на вилку кусок мяса и положил его Катарине на тарелку. Девушка увидела, что Лэм садится слева от нее, и вся напряглась. Его колено под столом коснулось ее ноги.

Она быстро повернулась к Хью.

Твои вассалы присоединились к моему дяде Фитцморису?

Хью кивнул.

Моя мачеха сказала, что он объявил себя графом Десмондом.

Хью посмотрел на нее:

Я тоже это слышал. Но когда я его встретил, он называл себя «капитан Десмонда». И тебе, конечно, известно, что капитаном его назначил твой собственный отец, перед тем как королева посадила его в тюрьму. Кто-то должен был управлять землями Десмонда.

Этого Катарина не знала.

Может, он хочет отобрать земли у моего отца?

Хью взял ее за руку:

Милая Кэти, Десмонд уже не принадлежит твоему отцу. Когда его земли перешли короне, на них поселились англичане. Сотни. Многие из них теперь мертвы, потому что Фитцморис выжег их каленым железом. Другие бежали в английские города на побережье. И большинство ирландцев покинули наши земли. Лишь немногие остались, чтобы бороться за свои наделы. И только благодаря Фитцморису.

36
{"b":"8063","o":1}