ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— А я встречала, — вполголоса сказала Елена. — Это испанские кружева.

Катарина присмотрелась к белой воздушной материи.

— Испанские кружева, — пробормотала она, представляя, как они будут выглядеть на манжетах или воротнике ее платья. — Какие необычные и какие красивые!

— Да, — так же тихо отозвалась Елена. — Даже у королевы нет таких. Испанский посланник только недавно появился в таких кружевах — все с них глаз не сводили. Леди позеленеют от зависти, когда узнают, что у вас они есть.

Катарина уселась на кровать в не застегнутом платье и принялась разворачивать кружева. Из них выпала небольшая записка. С внезапно заколотившимся сердцем Катарина сорвала печать. На пергаменте были выведены только два слова:

«Наслаждайтесь. Лэм».

Катарина прижала записку к груди, вспоминая страсть прошлой ночи. Это было неправильно, что бы там ни говорил отец. Но самым невероятным было ее собственное поведение. И даже теперь при мысли о Лэме ее тело залила жаркая волна.

Катарина решительно смяла записку и встала. На столике лежало кресало, которым зажигали масляные лампы и каганцы. Она высекла огонь и поднесла к записке. Когда бумага загорелась, она уронила ее в миску с водой для умывания.

Не двигаясь с места, Катарина глубоко вздохнула и отбросила несвоевременные мысли. Ее ждала королева.

Елена, мне надо спешить. Будь добра, застегни мне платье и помоги причесаться.

Пока Елена выполняла поручение, Катарина разглядывала сложенное белое кружево, потом взяла маленький декоративный кинжал с рукоятью из слоновой кости и отрезала узкую длинную полоску кружев. Глядя в висевшее над столиком зеркало, она подоткнула кружева за вырез лифа, так, чтобы они окаймляли линию ворота, потом повернулась и вышла, ускоряя шаг.

Когда королева одарила ее испепеляющим взглядом и приказала всем удалиться, душа Катарины ушла в пятки. В одно мгновение ей вспомнилось, как Лечестер танцевал с ней, вынудил ее уйти из бального зала и завел в уединенный альков, где сделал свое предложение. Ее щеки пылали, внутри все сжалось от страха в ожидании чего-то ужасного.

Подойдите, — коротко приказала королева, когда они остались вдвоем.

Катарина приблизилась, едва не теряя сознания от волнения.

— Так вы начинаете распутничать, мисс Фитцджеральд?

— Я… простите, я не понимаю

— Вам недостаточно внимания одного мужчины?

— Ваше величество, я не вполне уверена…

— Прошлой ночью я видела вас с лордом Робертом! — Королева в ярости вскочила на ноги.

— Мы… мы только танцевали. — Катарина вся съежилась.

Так он увел вас подальше, чтобы танцевать? Катарина не отвечала, вспомнив губы Лечестера на своей шее, его руки за ее корсажем.

Мне… мне вовсе не нравится его внимание, ваше величество, — сказала она дрожащим голосом.

Нет? Значит, вы предпочитаете сэра Джона Хоука? Или Лэма О'Нила?

Катарина почувствовала, что вот-вот упадет в обморок.

— Я… я… вы…

— Приходил к вам пират этой ночью или нет? — требовательно спросила королева.

Катарина сделала глубокий вдох. Откуда королева могла знать? Елена! Должно быть, Елена их видела. Отец прав — горничная шпионит за ней. Собрав все свое мужество, девушка вздернула подбородок.

— Да.

Королева приподняла брови.

Значит, вы признаете тайную встречу в вашей комнате?

Катарина кивнула.

Королева отвесила ей пощечину. Катарина вскрикнула от боли, потому что пальцы королевы были унизаны кольцами и одно из них содрало ей кожу. Однако она не осмеливалась ни отступить, ни даже дотронуться до расцарапанной подергивающейся щеки.

Как вы осмелились вести себя при нашем дворе, словно потаскушка!

Катарина молчала. Ее глаза наполнились слезами. Нет, она не станет плакать. Вот она, расплата!

Вашей матери было бы стыдно за вас, — сказала Елизавета. — У нее-то хватило ума на то, чтобы развлекаться с наследником графского титула!

Катарина опустила голову. Ей нечего было сказать в свое оправдание.

Вы и вправду хотите выйти замуж или собираетесь превратиться в шлюху? Отвечайте! — взвизгнула королева.

Катарина посмотрела на нее.

— Я хочу замуж.

— Ормонд тоже так говорит. — Королева уже не так гневно посмотрела на девушку. — Мы приблизили вас, потому что мы любили вашу мать и чувствовали себя в какой-то степени ответственными за вас. Ормонд тоже как будто решил вас поддержать. Он обратился к нам с просьбой позволить вам вступить в брак, несмотря на то что ваш отец вызвал наше неудовольствие. Мы думали об этом, но теперь… Мы не знаем, стоит ли это делать.

Катарина пальцем не могла шевельнуть от ужаса. Наконец-то у нее появился шанс обрести все, о чем она мечтала, и она боялась потерять его.

— Ваше величество…

— Молчите! Как можем мы найти вам приличного мужа, если вы утратили свою последнюю ценность — свое целомудрие, если вы носите ребенка от другого мужчины?

Катарина облизнула губы. • — Я не ношу его ребенка.

— Лэм О'Нил специалист в этом деле. Не вздумайте убеждать меня в том, что он импотент. Не увиливайте!

— Я не лгу! — воскликнула Катарина, заламывая руки. — Он оставил мне мою честь! Клянусь всем святым! О Господи, простите меня, простите.

Королева оценивающе оглядела ее.

На колени, и вымаливайте наше прощение. Катарина послушно опустилась на колени.

Прошу вас, простите меня, ваше величество, я вас умоляю!

Голос королевы смягчился.

Встаньте, Катарина, и вытрите слезы. Катарина поднялась на ноги.

— Вам необходимо быть осторожнее. Вы очень красивы, и мужчины будут гоняться за вами, стоит дать им малейший повод. Вы должны оставаться сильной и не поддаваться — даже такому красивому пройдохе, как Лэм О'Нил. — Взгляд королевы потемнел. Катарина поняла, что она подумала о Лечестере.

— Вы правы, — пробормотала девушка, теребя складки платья, — я совершила серьезную ошибку.

— Может, вам не годится жить при дворе, — задумчиво произнесла Елизавета.

Катарину охватило отчаяние. Королева хочет отослать ее прочь — и поделом.

Пожалуй, сегодня мы обойдемся без ваших услуг. Ступайте в свою комнату и хорошенько подумайте о прошлом и о будущем. Тем временем мы будем размышлять о том, как с вами поступить.

Это означало конец аудиенции. Девушка вышла из кабинета, полная страха. Ощущение, что она попала в ловушку, усиливалось с каждым мгновением. За дверью толпились фрейлины королевы, советники, почетная стража и аристократы всех рангов, дожидаясь выхода Елизаветы. Катарина протискивалась через толпу, ни на кого не глядя, пока кто-то не тронул ее за руку. Она подняла глаза и встретила вопросительный взгляд Лечестера.

Девушка с гневом вырвалась и побежала прочь. «Что мне делать?» — лихорадочно думала она. Казалось, из этого ужасного положения не было выхода. Она попала в сеть интриг, в которой сплелись интересы слишком многих мужчин, их желание обладать ею и их стремление к власти. Получив наконец разрешение покинуть свою комнату, Катарина в задумчивости сошла вниз к ужину. Ей казалось, все знают, что она попала в немилость. Ей оставалось только надеяться, что окружающие полагают, будто гнев королевы вызван тем, что Катарина провела несколько минут наедине с Лечестером. Если же станет известно, что прошлой ночью она принимала у себя в комнате Лэма О'Нила, она пропала, и тот факт, что она все еще оставалась девственницей, не будет играть никакой роли.

Но бросаемые на нее взгляды не были ни презрительными, ни злобными, ни непристойными. В них сквозила лишь жалость. Катарина колебалась, не в состоянии решить, где и с кем ей сесть. Энни Гастингс с улыбкой махнула ей рукой. Когда Катарина подошла, она встала и обняла ее.

Бедняжка! Не стоит так переживать, Катарина, — прошептала она. — Вы не первая, на кого положил глаз Лечестер и кто получил взбучку от королевы. Просто она оберегает мужчину, который, как она считает, принадлежит ей.

С чувством огромного облегчения Катарина опустилась на скамью рядом с Энни.

55
{"b":"8063","o":1}