ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Рядом стоял Хью Бэрри. Сейчас оба глядели на корабль, разгружавшийся под руководством первого помощника.

— На этом мы продержимся первую половину зимы, — сказал Бэрри.

— Мне это известно, — ответил Лэм. — В январе мы снова встретимся, но уже не здесь. — Он уже дважды использовал залив Дингл и не хотел рисковать, приходя сюда в третий раз. — К югу от Гэлуэя есть небольшая дельта. Вы ее знаете?

Бэрри кивнул. Лэм несколько мгновений смотрел на него. Молодой человек заметно повзрослел за последний год. На прежде гладком лице появились морщины. И он похудел. Он и раньше не был крупным, но теперь стал хрупким, как былинка. Лэм уже давно не испытывал ненависти к Хью Бэрри. Дело мятежников было почти безнадежным, и Лэм чувствовал к нему жалость.

— Как поживает Кэти? — неожиданно спросил Бэрри.

Лэм удержался от улыбки, стараясь не выдать блеск в глазах, который вызвало упоминание ее имени.

— Хорошо.

— Она сама осталась с вами, О'Нил? Или вы удерживаете ее силой?

— Она осталась по собственной воле, Бэрри. — Он ограничился этим, намеренно не сообщая новость об их браке. Если его когда-нибудь схватят, для Катарины будет лучше, если никто не будет знать, что она стала его женой. Он предвидел, какой скандал и какие последствия могут возникнуть, если это станет известным. — Вы сказали, что Фитцморис хочет со мной встретиться. И где же он, черт побери?

— Не знаю, — сознался Бэрри, бросив взгляд на лесистые холмы за спиной. — Меня самого это удивляет.

С самого момента прибытия в залив Дингл Лэм ощущал смутное беспокойство. Хотя эта миссия и была опасной, но он бывал в гораздо более крутых переделках, не чувствуя ни малейшей тревоги. Ему вовсе не нравилось то, что Фитцморис опаздывал на встречу, назначенную несколько месяцев назад. Лэм внутренне напрягся, раздумывая, что могло случиться с предводителем мятежников.

— Фитцморис не приедет, — вдруг сказал он, сразу же понимая, что так оно и есть. Его ладонь сжала рукоять рапиры.

— Что? Откуда вы знаете?

Лэм не ответил. Теперь он был уверен, что здесь что-то неладно. Он окинул взглядом лес и каменистые холмы. Хотя он не заметил никаких тревожных признаков, он повернулся к своим людям, выкрикивая приказы. Он хотел, чтобы разгрузка окончилась как можно быстрее и чтобы уже сейчас команда начала готовиться к отплытию.

— Я встречусь с Фитцморисом в другой раз, — сообщил он Бэрри, добавив про себя: «Если Фитцморис будет еще жив и на свободе». Теперь он остро ощущал опасность. Он широкими шагами направился к кромке берега, намереваясь вернуться на «Клинок морей».

Бэрри шел рядом.

— Через два месяца, — сказал он.

Лэм кивнул, и в этот момент одновременно раздался крик и мушкетный выстрел.

Лэм резко повернулся, выхватив рапиру. Из зарослей выскочили английские солдаты, вооруженные рапирами и мушкетами, и, спотыкаясь, побежали вниз по склону.

— На корабль! — скомандовал Лэм своим людям.

Прогремели выстрелы. Несколько мятежников упало. Другие не растерялись, выхватили оружие и атаковали британские войска. Лэм поежился, заметив вырвавшихся из леса следом за солдатами кавалеристов — на плохих лошадях, но все же на лошадях. Ирландцы были одеты в меха, без лат и кольчуг, и вооружены ножами, кинжалами, тяжелыми мечами и почти бесполезными копьями. Кавалерия без труда расправится с ними. Лэм побежал к лодкам, думая, кто бы мог их предать.

Бэрри выхватил меч и побежал к своим людям навстречу атакующим солдатам. Лэм слышал, как он вскрикнул, повернулся и увидел, что Бэрри лежит сраженный выстрелом из мушкета. На его груди расплывалось кровавое пятно.

Завязалась отчаянная схватка. Ирландцы мужественно отбивались от солдат, но их оружие не шло ни в какое сравнение с оружием британцев, которые протыкали их острыми легкими рапирами или стреляли им в спину из мушкетов. Это была просто бойня, и через несколько минут все будет кончено. Лэм бросился обратно в самую гущу.

Хью пытался встать, но сумел лишь подняться на колени. Лэм подхватил его и увидел несущегося на них всадника. Он бросил Бэрри и, резко повернувшись, расставил ноги и выставил перед собой рапиру. Солдат убрал мушкет и замахнулся рапирой. Лэм с такой силой отбил удар, что всадник свалился с лошади. Лэм бросился на него, не давая подняться, и нанес удар в сердце.

Оглянувшись, он увидел, что Бэрри, едва держась на ногах, пытается вытащить из ножен меч. Лэм выбил оружие из его рук, перекинул его через плечо и бросился в набегающие волны. Его люди уже прыгнули в лодки и подгоняли его криками. По колено в воде, Лэм добрался до ближайшей лодки, сбросил в нее Бэрри, и двое матросов тотчас перетащили его через борт. Двое других сразу налегли на весла. Над их головами просвистела мушкетная пуля. Все пригнулись.

Лэм смотрел на берег. Сражение уже окончилось. Мятежники лежали раненые или убитые. Небольшая кучка бежала вверх по склону в лес, английские солдаты добивали раненых. Лэм широко раскрыл глаза: громадный всадник на маленькой лошади, казалось, еле выдерживающей его вес, медленно подъехал к воде. Он был без шлема, и его рыжие волосы горели ярким пятном. Он уставился на Лэма. Это был не кто иной, как сэр Джон Перро.

Даже с такого расстояния Лэм увидел, как разъярен Перро. Тот поднял руку, грозя кулаком удаляющейся лодке. Лэм стиснул зубы, понимая, что только что избежал смерти — то ли по воле Господа, то ли по прихоти судьбы.

Катарина была в кухне, когда туда прибежал Ги. Ее руки были липкими от сиропа — вместе с двумя кухарками она занималась изготовлением конфет. Вся последняя неделя прошла в лихорадочной деятельности: приготовление вина, сушка фруктов, изготовление джема. Катарине не нужно было разбирать слова, которые взволнованно выкрикивал Ги, чтобы понять, что «Клинок морей» вернулся домой и она скоро увидит Лэма.

Она торопливо вымыла и вытерла руки, охваченная возбуждением, пока, наконец, не осознала, что говорит Ги: «Клинок морей» уже встал на якорь, и среди вернувшихся моряков есть раненые.

— Откуда ты знаешь?! — ужаснулась Катарина, представляя себе бледное, безжизненное лицо Лэма на подушке.

— Я находился там, когда корабль прибыл, — поспешно сказал мальчик. — Капитан в порядке, но он приказал доставить раненого в дом. Он говорит, что вы должны приготовить кровать и достать лекарства.

Катарина почувствовала облегчение и тут же приказала двум служанкам принести ее корзину с медикаментами, воду, мыло и побольше чистого полотна для перевязок, после чего торопливо вышла из комнаты.

Катарина взбежала наверх. В свободной спальне она открыла затянутые кожей окна, чтобы впустить обжигающе холодный зимний воздух. Вопреки рекомендациям лекарей она считала свежий воздух ободряющим и полезным. Она сняла с постели покрывало.

— Давайте я займусь этим, миледи, — сказал подошедший слуга.

— Разведи огонь, Нед, — приказала она и выбежала из комнаты.

Торопливо спускаясь по лестнице, она услышала голос Лэма и быстро окинула его взглядом, замечая каждую мелочь.

Слуга снял с него накидку. Его рубашка и бриджи были в крови, но она не заметила, чтобы он был ранен.

— Вы целы, Лэм? — воскликнула она, бросаясь в его объятия.

— Мне нравится такая обеспокоенность, — нежно улыбнулся он ей. — Кэти, со мной все в порядке, не то что с вашим старым приятелем.

Катарина непонимающе повернулась и увидела мужчину, лежащего на самодельных носилках. Он был в жару и без сознания. Она узнала Хью и широко раскрыла глаза.

— Боже милостивый! — Подбежав к нему, она опустилась на колени и дотронулась до его лба. Лоб был невероятно горячим. Потом Катарина заметила рану. Этим нужно было заняться немедленно. Хью открыл глаза и смотрел на нее, не узнавая.

— Отнесите его наверх, — сказала она двум матросам, потом повернулась к стоявшему сзади буфетчику: — Мне нужны уксус, бренди и плесневелый хлеб.

— Плесневелый? Но у нас нет…

— Раздобудьте его и побыстрее, — крикнула Катарина. Придерживая юбки, она взбежала по лестнице, полная решимости спасти жизнь человеку, которого она когда-то любила и за которого собиралась выйти замуж.

77
{"b":"8063","o":1}