ЛитМир - Электронная Библиотека

— Сильный ушиб, но, похоже, сотрясения мозга нет. Все же вам следует поберечься, пока вы полностью не восстановите память, — Так она вернется? — Регина не могла представить себе, что она способна жить, ничего о себе не зная.

— Будем надеяться. — Увидев на ее лице недоверие, доктор успокаивающе похлопал Регину по спине. — Ладно, ладно, не трусь. Это не поможет. По правде говоря, я никогда раньше не встречался с амнезией. Это довольно редкое явление. Но насколько я знаю, к большинству память возвращается — по прошествии какого-то времени.

«К большинству память возвращается». Но не ко всем.

Уже не в первый раз Регина подумала, что может так и не узнать о себе ничего. Это казалось ей ужасным.

Внезапно от двери донеслись нетерпеливый стук и голос Рика:

— Доктор, вы скоро?

— Входите. — Поднявшись, доктор принялся неторопливо собираться.

В комнату вошел Рик. Регине бросилось в глаза, что его движения были почти такими же энергичными, как и у Слэйда, хотя, конечно, возраст уже сказывался. «А где же Слэйд?» — подумала она. Он еще ни разу не появлялся, после того как покинул ее вчера вечером. Впрочем, не слишком ли часто она стала о нем вспоминать?

Приветливо улыбнувшись девушке, Рик повернулся к доктору:

— Ну?

Пока они разговаривали, Регина, поднявшись со стула, направилась к зеркалу, чтобы еще раз взглянуть на свое — и вместе с тем совершенно незнакомое ей — лицо.

Сегодня утром, проснувшись, она умылась водой из стоявшего на бюро кувшина и облачилась в извлеченные из чемодана блузу кремового цвета и платье, напоминающее морскую форму. На шею она надела жемчужные бусы. Взглянув на себя в зеркало, Регина удивилась тому, как царственно и элегантно она выглядит.

В дверь снова постучали, и Регина радостно улыбнулась — это была ее первая искренняя улыбка за весь день. Кинув еще один быстрый взгляд в зеркало, она метнулась к двери. В коридоре стоял, сжимая в руках поднос с завтраком, служащий гостиницы. Регина, настроение которой сразу упало, разочарованно смотрела, как он проносил поднос к столу.

— Я знаю, что ты прошлым вечером не взяла в рот ни крошки, и потому заказал завтрак, — сказал Рик. — Сегодня ты выглядишь гораздо лучше. Как ты себя чувствуешь, Элизабет?

— Хорошо, — машинально ответила Регина. Ароматный запах свежеиспеченных булочек и горячей яичницы напомнил ей, как она голодна. Однако она не стала садиться за стол. — А где Слэйд?

Рик нахмурился.

— Все еще в постели. Этот парень немного ленив.

Регина бросила на Рика удивленный взгляд. Она, конечно, не могла сказать, что знает Слэйда давно, но у нее уже сложилось о нем мнение как об очень энергичном человеке.

— Давай, Элизабет, ешь скорее, — поторопил ее Рик.

Поняв, что это прозвучало грубовато, он добавил:

— Мне сейчас не до любезных манер.

Регина уже готова была опуститься на стул, когда из распахнутой двери донесся голос Слэйда:

— У тебя никогда не было любезных манер — ни сейчас, ни прежде.

Регина и Рик разом повернули головы. Лицо Слэйда было бледным.

— Не тебе учить меня манерам, — ответил Рик. — Ты спишь до десяти часов. Это она может столько спать, но не ты.

Сделав шаг в комнату, Слэйд ногой прикрыл за собой дверь.

— Кто дал тебе право меня отчитывать? Разве ты мой босс? Ты платишь мне деньги? Я не помню, чтобы я получал от тебя жалованье.

— Чарлз Манн разрешает тебе спать до десяти?

— В Сан-Франциско я работаю.

— А здесь ты развлекаешься всю ночь и по утрам дрыхнешь до десяти! — выкрикнул Рик.

— Что я делаю ночью и в любое другое время — это не твое собачье дело!

Они оба замолчали, с ненавистью глядя друг на друга.

Вцепившись в спинку стула, Регина в страхе переводила глаза с отца на сына, жалея, что стала свидетельницей семейного конфликта.

Решившись наконец сесть за стол, она не смогла удержаться от того, чтобы не бросить на Слэйда еще один взгляд.

Ее спаситель сегодня выглядел много лучше, чем вчера. Он был аккуратно выбрит, его темные, чуть поблескивающие влажные волосы были аккуратно зачесаны назад. В голове Регины мелькнула мысль, что этот человек удивительно красив — странно, что она не заметила этого раньше. В это утро он надел совершенно новую белоснежную рубашку, новыми выглядели и его темно-синие джинсы; ботинки были тщательно начищены. Она даже уловила слабый аромат одеколона.

Словно почувствовав ее взгляд, Слэйд повернул голову и встретился с ней глазами. Регина приветливо улыбнулась — как-никак этот человек спас ей жизнь и предложил свою защиту. Однако Слэйд не ответил на ее улыбку. Выражение его лица осталось непроницаемым. Хотя вчера он и показал себя эмоциональным и чувствительным человеком, сегодня все его мысли были словно скрыты под маской безразличия.

— Мне кажется, теперь я могу уйти, — раздался неожиданно голос доктора, все еще сидевшего на своем стуле у кровати.

Регина вздрогнула. Она совсем забыла о его присутствии. Ее удивило, что в словах этого человека не прозвучало и тени смущения от сцены, невольным свидетелем которой он стал.

Поднявшись со стула, доктор направился к двери. Рик последовал за ним, рассыпаясь в благодарностях.

Слэйд снова бросил испытующий взгляд на Регину.

— Что сказал доктор?

— Память должна ко мне вернуться через какое-то время — так он считает.

Слэйд надолго замолчал. Проводив доктора и войдя в комнату, Рик уселся за стол. В воздухе повисла столь тягостная пауза, что у Регины сразу пропал аппетит. Тем не менее она попыталась разрядить растущее напряжение, разлив мужчинам кофе и затем любезно поинтересовавшись, как они его находят. Оба пробурчали в ответ что-то нечленораздельное и замолкли, терпеливо дожидаясь, когда она закончит завтрак. Регина поймала себя на мысли, что почти физически ощущает присутствие Слэйда и может даже определить, когда он бросает на нее взгляд. Что-то подобное она испытывала лишь однажды — в зоопарке у клетки с тигром. Тогда ей казалось, что железные прутья клетки едва сдерживали исходившую от него угрозу.

— Элизабет, — произнес Рик, когда она наконец покончила со своим завтраком, — у нас не было возможности поговорить прошлым вечером. Но нам необходимо сделать это сейчас, потому что сегодня я уезжаю в Мирамар.

Регина печально опустила глаза. Слова Рика заставили ее вспомнить, каким нелепым и неопределенным является ее положение. Рик сегодня уезжает в свое поместье. Точно так же может покинуть ее и Слэйд. А что будет с ней?

Она в волнении смяла салфетку. Если бы Джеймс был жив, она последовала бы за ним. Но он мертв, а это значит, что ей некуда теперь идти. Вчера вечером Рик попытался рассказать ей о ее доме. Она выросла в Сан-Луис-Обиспо и, когда ей исполнилось пятнадцать, поступила в очень привилегированную школу для юных леди в Лондоне. Ее отец скончался в прошлом году, а ее приемная мать быстро нашла себе другого мужа. Регина не могла представить себе эту женщину, но у нее возникло сомнение, что ее приемная мать будет рада ее возвращению.

— Наверное, мне следует вернуться домой? — неуверенно произнесла Регина, поднимая вопрошающие глаза на Слайда. Однако тот ничего не ответил. Выражение его лица по-прежнему оставалось мрачным.

— Вот что я хотел бы обсудить с тобой, — начал Рик. — Тебе в твоем положении путешествовать сейчас было бы просто опасно, особенно одной.

Регина охотно кивнула. Она чувствовала, что не в состоянии осилить долгую дорогу домой. Кроме того, ее дом представлялся ей чем-то нереальным.

— Вы говорили, у меня была в поезде спутница, — нерешительно начала Регина, глядя на Слэйда. — Я думаю, мне следует отправиться в путь, когда она придет в себя от всего пережитого.

Рик некоторое время молчал, не решаясь произнести вслух то, что он должен был сказать.

— Миссис Шронер скончалась через несколько часов после того, как поезд прибыл в город.

Регина застыла в изумлении.

— Я мог бы дать в сопровождающие одного из моих парней, — продолжил Рик, — но доктор не советовал отпускать вас в таком состоянии.

10
{"b":"8064","o":1}