ЛитМир - Электронная Библиотека

Сложив руки на груди и глядя в распахнутое окно, Рик довольно улыбнулся. Его сердце переполняла гордость. Все это богатство было его. Скоро оно перейдет к Слэйду.

Мысль о Слэйде напомнила о Джеймсе, и сердце Рика заныло. Рик знал, что эта боль не пройдет никогда. Смерть сына он переживал как ничто другое, хотя несчастьями его жизнь была полна до краев. На его руках скончалась во время родов первая жена, которую он любил без памяти. Эта смерть была самим воплощением жестокости и несправедливости судьбы. Кэтрин была женщиной, женщиной с большой буквы; ни Полина, мать Слэйда, ни Виктория не заслуживали таких слов.

Смерть Кэтрин стала первым звеном в целой цепи обрушившихся на Рика ударов. Прошло совсем немного времени, и парализовало отца: он не мог теперь даже произносить звуки. От отца осталась одна лишь оболочка, в которой, увядая, чуть теплилась жизнь. Ему пришлось промучиться два года, пока милосердная смерть не успокоила его сердце и душу.

К этому времени Рика бросила Полина. Рик подобрал ее в борделе и сделал хозяйкой дома. Ему казалось, все у них будет хорошо. До сих пор он не мог понять, какая причина побудила Полину его оставить. Скорее всего эта женщина просто видела в нем богатого владельца ранчо, и, когда обнаружила, что дела в поместье идут все хуже, муж перестал ее интересовать. Рик хотел бежать за ней следом, чтобы на коленях просить ее остаться. Он так и сделал бы, если бы не узнал, что она уже нашла другого мужчину.

Когда ее сын, Слэйд, подрос, он тоже бросил Рика. Это произошло пятнадцатью годами позже, но ранило его не меньше. Подросший Слэйд поражал сходством со своей матерью, от одного взгляда на него у девушек перехватывало дыхание.

Но унаследовал он от матери и ее упрямство, которое Рик пытался обуздать все пятнадцать лет — и абсолютно безуспешно.

Последним ударом в этой цепи стала смерть первого, самого дорогого сына. Джеймс совершенно не походил на Слэйда. Правильнее было бы назвать их антиподами. Трудно было вообще найти второго такого исполнительного, преданного, верного своему слову и чувству долга человека. Рик не знал никого, кто бы был так же искренен и правдив, как Джеймс.

Вспоминать о Джеймсе было невыносимо, и Рик заставил себя вернуться мыслями к своей гостье.

Кем она была на самом деле, он знал еще до того, как Слэйд обнаружил ее у железнодорожного полотна и доставил в гостиницу. Когда Рик послал в город Слэйда и Эдварда, чтобы встретить Элизабет, он дал им указание ничего не сообщать ей о смерти Джеймса до самого ее прибытия в Мирамар. Он уповал на последнюю свою надежду — на то, что каким-то образом ему удастся организовать ее свадьбу со Слэйдом. Впрочем, она могла и не приехать — в телеграмме, которую посылал Рик и на которую Элизабет никак не ответила, было простое приглашение прибыть к определенной дате.

Когда поезд появился в Темплтоне, Элизабет в нем не оказалось. Это выяснил шериф, допрашивавший пострадавших пассажиров. Но около дюжины человек видели молодую женщину, спрыгнувшую с поезда в тот момент, когда за ней погнался один из грабителей. Узнав об этом, Слэйд отправился на поиски, Эдвард же вернулся в Мирамар, чтобы сообщить отцу о происшедшем несчастье.

Не задерживаясь ни на минуту, Рик бросился в Темплтон. Дремлющий обычно городок был взбудоражен. Поезду еще не дали разрешения следовать дальше, и Рик без труда нашел женщину, сопровождавшую ту, что спрыгнула с поезда. Она почти все время была без сознания, но все же успела рассказать шерифу, что за ее подопечной погнался один из грабителей и что она слышала выстрел — возможно, случайный. Доктор, которого позвали к женщине, сделав поспешный осмотр, попросил пригласить священника. Рик с ужасом понял, что женщина умирает. Воспрепятствовать воле Бога, решившего призвать к себе человеческую душу, он был не в состоянии. Внезапно женщина снова пришла в себя, и Рик поспешно взял ее за руку.

— Я могу для вас что-то сделать? Может быть, вам что-нибудь принести? — участливо спросил он.

Женщина отрицательно помотала головой. Способность говорить вернулась к ней не сразу.

— Гарольд… — прошептала она.

— Гарольд?

— Скоро я увижу Гарольда, — слабо улыбнулась женщина. — Моего мужа.

Если она верит в загробный мир, то это к лучшему, решил Рик. Вера в царство небесное делает смерть не такой страшной.

— Вы можете сказать что-нибудь об Элизабет? Что с ней?

Казалось, женщина его не слышала.

— Регина?

Рик склонился ниже.

— Что с Элизабет?

Глаза женщины наполнились слезами.

— Ре… Регина? Где… она?

— Кто такая Регина?

Прошло минут пять, прежде чем он что-то понял из ее путаных объяснений. Миссис Шронер сопровождала вовсе не Элизабет Синклер. Она присматривала за Региной Шелдон, дочерью весьма знатного английского дворянина. Саму Шронер взял на работу дед девушки, который оказался не кем иным, как более чем состоятельным Дериком Брэггом.

Ответственность, которая лежала на плечах женщины, была очень велика, и, даже умирая, она беспокоилась за судьбу своей подопечной.

Поняв все, Рик поначалу был крайне изумлен, но быстро взял себя в руки. Значит, Элизабет в поезде не было и с ней все в порядке — хотя и нельзя было сказать, по какой причине она не села в поезд.

По счастью, священник появился, когда женщина еще дышала. Десятью минутами позже она скончалась.

А затем в город прибыл Слэйд и сообщил, что Элизабет потеряла память.

Рик решил, что Бог предоставил ему шанс. Регина Шелдон была куда более богатой наследницей, чем Элизабет Синклер. И почему бы не попытаться организовать ее и Слэйда женитьбу, раз это не вышло с Элизабет?

Все благоприятствовало этому. Амнезия лишила Регину памяти о прошлом. Одна она была совершенно беззащитна и не способна никуда уехать. Надо было только отвезти ее в Мирамар, чтобы именно там она смогла прийти в себя, и тогда вполне можно было внушить ей мысль выйти замуж за Слэйда.

И уж конечно, ни в коем случае нельзя открывать Регине, что он знает ее настоящее имя.

Рик понимал, что позднее могут возникнуть осложнения, ведь он ввел в заблуждение девушку и ее терзаемых неизвестностью родственников. Но что мешает ему повести дело так, будто он ошибся, приняв Регину за свою долгожданную невестку? В конце концов он видел Элизабет лишь дважды: первый раз пять лет назад, когда ей было тринадцать, а второй — на похоронах ее отца; тогда ее лицо скрывала черная вуаль. Кто сможет доказать, что это была вовсе не ошибка? Пока же, если выдать ее за Элизабет, никого не удивит, что он отвез ее в Мирамар, несмотря на ее состояние.

Хотя все складывалось в пользу этого плана, требовалось предпринять кое-какие меры. Брэгг, без сомнения, будет искать свою внучку и быстро определит, в каком месте железной дороги она пропала. Поэтому после разговора со Слэйдом Рик поспешил связаться по телеграфу с агентством Пинкертона, чтобы оно прислало ему одного из своих людей. Когда представитель агентства прибыл в Темплтон, Рик дал ему поручение узнать все подробности о Регине и ее семье.

Этот звонок был сделан очень вовремя. Уже вчера в Темплтоне появился ее дядя, Бретт д'Аршан, миллионер из Сан-Франциско, который, по счастью, не обладал талантом сыщика. Шериф не сообщил ему ничего о Регине Шелдон, поскольку он никогда прежде не слышал этого имени. В Темплтоне все знали Регину под именем Элизабет. Д'Аршан отправился в Ломпоч, теряясь в догадках, что могло произойти между станцией, где она села в поезд, и городом Пасо-Роблес, куда должна была приехать, но где так и не появилась. Благодаря записке от сыщика из агентства Пинкертона, которая была доставлена в Мирамар конным посланником, Рик узнал обо всем этом почти немедленно.

Он был приятно удивлен эффективностью работы сыскного агентства.

О том, что могло произойти, если бы Регине удалось добраться до города, Рик думал с содроганием. Д'Аршан и его племянница едва не встретились.

Рик также просил сыщика разузнать, что произошло с настоящей Элизабет Синклер. Теперь он меньше всего хотел, чтобы она появилась в Мирамаре.

22
{"b":"8064","o":1}