ЛитМир - Электронная Библиотека

— Элизабет…

— Нет! — яростно прервала его Регина. — Не говори мне больше ничего! — Сообразив, что ее глаза наполняются слезами, она поспешно отвернулась и метнулась к двери во двор.

Какой же дурой она была, когда решила остаться! Она просто не желала расставаться со Слэйдом, хотя и не хотела себе в этом признаться.

Регина опрометью бросилась к своей двери, слыша за собой шаги Слэйда. Очутившись в комнате, она повернулась, чтобы захлопнуть дверь перед самым его носом. Но Слэйд схватился за ручку, и девушка, потеряв равновесие, внезапно оказалась на полу.

К счастью, вязаный коврик смягчил ее падение. Однако Регина приземлилась на спину, которая после падения с лошади все еще болела, и позвоночник тут же дал о себе знать тупой болью. Какое-то мгновение она лежала неподвижно, ошеломленная тем, что с ней произошло. Только через несколько секунд она поняла, что Слэйд стоит рядом, опустившись на одно колено.

Его руки гладили ее плечи.

— Господи! Ты не ушиблась?

— Не прикасайся ко мне, — прошептала Регина. Колено, на котором он стоял, оказалось около ее ноги. Она могла физически ощущать, каким сильным и могучим был Слэйд и какой слабой и хрупкой была она сама.

Опершись на руки, Регина попыталась передвинуться в сторону.

Но Слэйд не шелохнулся. Когда она подняла на него взгляд, то увидела в его глазах боль.

— Извини, — произнес он. — Я очень огорчен, что так случилось.

В его голосе действительно звучало сожаление.

— За что я должна тебя извинить?

— За вторжение в твою комнату, за то, что я тебя толкнул. За все. Я не хотел причинить тебе вреда, Элизабет.

Она продолжала лежать неподвижно. Что-то было в его взгляде такое, от чего она не могла оторваться.

Внезапно Слэйд нахмурился.

— Поверь, я вовсе не отъявленный лгун. — Он смущенно моргнул. — Прости. Мне редко доводилось иметь дело с леди.

То есть с такими леди, как ты.

Этот комплимент, неожиданный и явно искренний, тронул Регину до слез.

— Ладно, — мягко ответила она, — возможно, я просто не правильно тебя поняла.

— Мне не следовало слушать Рика. Я никогда раньше не ухаживал за женщинами. Это занятие не для меня.

— Не ухаживал за женщинами?

— Я пытался ухаживать за тобой. — Он потупился. — Какая дурацкая затея.

Но Регина так не думала. В других обстоятельствах внимание Слэйда было бы для нее волнующим. Только не сейчас. На ее глаза навернулись слезы. Значит, его ухаживание не имеет ничего общего с любовью. Она закрыла лицо руками.

— Не плачь, — прошептал Слэйд. — Мне очень жаль, что я так поступил. Очень.

Она покачала головой:

— Я и не плачу. — Однако мысль о том, что вся обходительность Слэйда вызвана лишь интересом к ее наследству, не давала ей успокоиться. Должно быть, и его комплименты были тоже притворством.

Слэйд помог ей подняться на ноги, и Регина стерла слезы с глаз.

— Давай поговорим откровенно. — Слэйд внимательно поглядел на нее.

— О причине, по которой ты стал ухаживать за мной?

— Да.

Регина прямо взглянула в его очень серьезное лицо; но влага на глазах все еще мешала ей видеть ясно.

— Я уже знаю. Все это из-за желания Рика устроить нашу свадьбу. Ему все же удалось уговорить тебя.

Было видно, как на скулах Слэйда напряглись желваки.

— Он никак не способен меня уговорить, Я его достаточно хорошо знаю. Тебе он может задурить голову, но не мне.

— Тогда почему ты начал за мной ухаживать, если не думал о женитьбе?

— Не думал? Я так не говорил, — хмуро буркнул Слэйд. — Я имел в виду именно женитьбу. А ты… хотела бы… выйти замуж?

Регина изумленно взглянула ему в лицо. Никогда прежде она не видела в мужских глазах столько решимости — и вместе с тем столько страха. Она внезапно поняла, что слышит предложение руки и сердца, хотя и крайне неумелое, словно само сорвавшееся с губ. И подобное предложение делает ей самый красивый и мужественный человек из всех, кого она когда-либо встречала! Однако за этим предложением не стояло любви или вообще какого-либо чувства. На глаза снова навернулись слезы. Всего несколькими мгновениями раньше она произнесла бы «да». Но не теперь.

— Нет.

Слэйд не произнес ни звука. Его лицо оставалось бесстрастным. Секунда шла за секундой, а он продолжал молчать. Регине хотелось, чтобы он ушел — она смогла бы выплакаться и собрать свои вещи.

— Мне следовало бы сообразить, что ты ответишь именно так, — наконец произнес он. — Даже Мирамар не может заставить тебя произнести «да».

Это он сказал как бы самому себе. Регина сжала кулаки, чтобы справиться с желанием крикнуть ему, что Мирамар тут совершенно ни при чем, что он мог получить ее очень легко, если бы действительно этого хотел, — но она молчала. Не стоило делать из себя посмешище. Она хотела любви, а этот человек не мог ей ничего предложить.

— Выслушай меня. — Слэйд сделал шаг в ее сторону.

Регина отрицательно покачала головой:

— Нет. Не утруждай себя. Ты не сможешь сказать ничего такого, что изменило бы мое решение.

Тем не менее она не тронулась с места, пока он продолжал приближаться. Ее сердце как-то тяжело забилось в груди. Слэйд, видимо, еще не оставил своих попыток, и какая-то часть ее хотела, чтобы так и было, хотя другая часть говорила ей, что бессмысленно и глупо на что-то надеяться.

Слэйд остановился лишь тогда, когда подошел к ней вплотную, так близко, что она, если бы захотела этого, могла коснуться его щеки. Его сильные, излучающие тепло ладони опустились ей на плечи.

— Ты станешь хозяйкой Мирамара, — произнес он дрогнувшим голосом.

В эту секунду Регина хотела лишь одного — чтобы он исчез. Его близость, его притяжение были чересчур опасны, — А ты получишь мои деньги. — Ее голос срывался еще больше, чем его.

— Не я. Не я лично. Если мне и нужно твое наследство, то только для того, чтобы спасти Мирамар. Мы банкроты, Элизабет, и, если мы в ближайшее время не заплатим, банк заберет у нас имение.

Регина не сразу нашлась что ответить.

— Это правда? — По отчаянию в его глазах она поняла все до того, как Слэйд заговорил.

— Правда. — Голос его дрогнул, а глаза горели огнем. — Ты когда-нибудь видела место, подобное этому? — Он энергично покачал головой. — Такие горы, от которых захватывает дыхание? Где еще ты можешь встретить одновременно и безбрежный океан, и горы, и благодатную долину, напоенную благоуханиями? А это синее небо? А песок на пляже! Ты была на пляже? Я тебя туда отведу. Ты увидишь китов, играющих по утрам в океане. Ты наблюдала когда-нибудь, как китиха-мама играет со своим «малышом» в добрую тонну весом?

Регине показалось, что она видит другого Слэйда. Не того сдержанного и грубоватого, каким он был обычно, а романтика, который нежно любит землю, на которой вырос. Может быть, и она любила этого романтика.

— Никогда.

— Я не могу позволить, чтобы все это навсегда исчезло для меня. — Слэйд крепко сжал ее руку. Его голубые глаза блестели. — Не могу и не позволю, можешь ты это понять?

Черт побери, Элизабет, мне следовало бы быть с тобой откровенным с самого начала. Я и хотел. В самом деле. Чертов Рик подбил меня на эту нелепую затею ухаживать за тобой. — Он на миг опустил глаза. — Я с самого начала знал, что у меня не получится.

Слезы, катившиеся по щекам Регины, закапали на платье. Тихо, почти шепотом, она произнесла:

— Ты можешь сохранить Мирамар, Слэйд. Ты обязательно это сделаешь.

Он, казалось, не слышал ее.

— Неужели в этом было что-то плохое? Ты бы стала хозяйкой самого живописного уголка из всех созданных Богом.

Рано или поздно именно ты стала бы хозяйкой Мирамара. — Его взгляд стал жестким. — Хозяйкой Мирамара.

Он продолжал крепко держать ее руки в своих ладонях, но по его взгляду Регина поняла, что сейчас он забыл обо всем, кроме Мирамара.

— У меня нет памяти, — прошептала она, — я ничего не помню о себе. — Она пыталась дать ему понять, насколько нелепо и неразумно делать предложение женщине в подобном состоянии.

27
{"b":"8064","o":1}