ЛитМир - Электронная Библиотека

Виктория не могла не отметить про себя, что все платья были дорогими и сшиты умелым мастером. Подобных нарядов у нее не было давно. В досаде захлопнув шкаф, Виктория направилась к сложенным друг на друга чемоданам и открыла крышку одного из них. В чемодане не оказалось ничего, заслуживающего внимания, — только одежда и туфли. В другое время Виктория обязательно полюбовалась бы обувью — и даже померила, — но сейчас у нее на это не было времени.

В маленькой коробочке Виктория нашла ювелирные украшения. Ее нисколько не удивило, что Элизабет ни разу их не надела, — не стоило вводить никого в искушение.

Она вытащила бусы, изготовленные из топазов, взвесила их в руке. Ничего, когда-нибудь и у нее будут такие бусы, а может, и лучше — из рубинов и алмазов.

Чувствуя себя совсем отвратительно, Виктория медленно вернула бусы на место. Надо было спешить, пока кто-нибудь не появился в комнате. Было бы очень трудно объяснить, зачем ей понадобилось изучать содержимое чужих чемоданов. Элизабет она не стала бы вообще ничего объяснять, как и Рику, но мнение о ней Эдварда было для нее очень важно.

Оно было для нее всем.

Внезапно ее взгляд упал на маленький скромный медальон, удививший ее, — он больше подошел бы ребенку, но не взрослой девушке. Одного взгляда было достаточно, чтобы увидеть, что медальон никакой ценности не представляет. Значит, его хозяйка должна была хранить вещицу по какой-то личной причине.

Внутри медальона оказался дагерротип совсем маленькой девочки, чем-то походящей на Элизабет, но определенно ею не являвшейся. Виктория решила, что на снимке изображена мать Элизабет, Дороти Синклер. Нет, никакой тайны в вещах Элизабет не нашлось.

Тяжело вздохнув, Виктория закрыла медальон и некоторое время равнодушно смотрела на инициалы на крышке, затем внезапно нахмурилась. Второй буквой инициалов была четко выгравированная S, что было неудивительно. А вот первая была определенно не Е. И не D.

На крышке медальона было выгравировано: RS. RS.

Это не были инициалы Элизабет. И это не были инициалы ее матери. Тогда чьи?

Может, кто-нибудь другой и не обратил бы внимания на это несовпадение. Но с самого детства, когда, оставшись сиротой, Виктория начала самостоятельно бороться за жизнь, она избрала своим оружием хитрость и наблюдательность.

Именно благодаря своему уму она вышла замуж за Рика Деланса — преуспевавшего тогда хозяина поместья.

И теперь Виктория должна была привлечь всю свою изобретательность и смекалку, чтобы сделать хозяином поместья сына. Она с самого начала заподозрила в потере Элизабет памяти какую-то дьявольскую уловку. Скорее всего незваная гостья была проходимкой, выдающей себя за Элизабет Синклер и стремящейся вступить в брак со Слэйдом, чтобы войти во влиятельную семью Деланса.

У Виктории сразу возникло подозрение, что Рик знает о подмене. Впрочем, его также могли ввести в заблуждение. Он не видел Элизабет уже пять лет, если не считать короткой встречи на похоронах Джорджа Синклера, когда на девушке была столь густая вуаль, что никто не мог разглядеть ее лица.

Виктория в раздумье поднялась на ноги. Спокойно, сказала она себе, могут быть и другие причины, почему на медальоне выгравированы инициалы «RS». К примеру, этот медальон могла подарить Элизабет на память подруга. Но это еще надо проверить, а сначала под каким-либо предлогом расспросить эту девушку про Джеймса. Если она в чем-то ошибется, это сразу разрешит все вопросы.

Виктория поспешно выбежала из комнаты. Завтра она сама отправится в Сан-Луис-Обиспо и раздобудет подтверждение от семьи Синклер о том, что в Мирамаре гостит именно Элизабет.

Однако на самом деле Виктория уже и так знала, какой ответ она получит.

Глава 12

После ужина Слэйд проводил Регину к ее комнате. Нельзя сказать, что у нее осталось хорошее впечатление от только что произошедшего, хотя Эдвард изо всех сил старался помирить всех. Ей неприятно было смотреть на радостное лицо Рика, напоминавшее, что ее свадьба для этой семьи была скорее выгодной сделкой, а она в этой сделке — чем-то вроде довеска к деньгам. Если бы она не согласилась выйти за Слэйда, за ней начал бы ухаживать Эдвард — лишь бы заполучить ее приданое. От этой мысли у Регины совсем пропал аппетит; она почти не притронулась к своей тарелке и не принимала участия в разговоре.

Слэйд тоже говорил мало, зато Регина постоянно чувствовала на себе его внимательный взгляд.

У двери они оба остановились. На Мирамар опустился туман, но в вышине были видны яркие звезды. На берег с тихим шелестом набегали волны, воздух был напоен ароматом роз и гибискусов, теплый ветерок ласкал щеки.

Этот вечер был бы идеальным для влюбленной пары. Но можно ли было назвать их влюбленными? Она попросту оказалась вовлеченной в нечестную игру. Так не отказаться ли, пока не поздно?

— Как я понимаю, если бы я не согласилась выйти за тебя, вы напустили бы на меня Эдварда? — Голос Регины дрогнул.

Слэйд не ответил — он явно не находил нужных слов.

Регина закрыла глаза. Его молчание само по себе было достаточно красноречиво.

— Этого бы не случилось, — неожиданно произнес Слэйд. Взяв девушку за руку, он заставил ее взглянуть себе в лицо. — Конечно, то, чему ты стала свидетельницей, выглядело скверно.

— Просто ужасно.

— Но ты же была обручена с Джеймсом, разве ты это забыла? Ты собиралась выйти за него замуж.

Регина попыталась воскресить в памяти образ Джеймса, но от этого у нее лишь начало покалывать виски.

— Я не могу вспомнить Джеймса. Вот почему я не нахожу ничего предосудительного в том, что выхожу за тебя замуж. — Это была не вся правда, лишь мизерная доля правды, но сейчас она бы не открыла этого ни за что на свете.

Слэйд снова ответил не сразу.

— Джеймс мертв. Мертв и в прошлом. — На какое-то мгновение он отвел взгляд в сторону. — Рик угрожал, что выдаст тебя за Эдварда, вот и все.

Регина чуть не застонала.

— Так все-таки это он заставил тебя жениться на мне?

Слэйд помрачнел.

— Рик не может заставить меня что-либо сделать. Хотя и не раз пытался. Забудь об Эдварде. Ты никогда не выйдешь за него. Этого желает сейчас одна только Виктория. Она всегда стремится сделать все, что в ее силах, чтобы как-то помочь своему сыну. Я думаю, она способна даже на убийство, если сочтет, что это будет выгодно Эдварду.

Регина в изумлении повернулась к нему. Но если она небезразлична Слэйду, то почему он ей это не покажет, не подаст хотя бы какой-нибудь знак?

Но Слэйд только нервно переступил с ноги на ногу.

— Наша семья вовсе не такая плохая, как ты о ней думаешь. Рик будет относиться к тебе не хуже твоего собственного отца, а Эдвард станет тебе братом. И они всегда придут тебе на помощь в трудную минуту. Деланса известны преданностью семье. А ты сейчас нуждаешься именно в этом.

Слэйд замолчал. Казалось, с его стороны было бы естественным добавить: «И тебе нужен я». Но он только сказал:

— Ты не делаешь ошибку, Элизабет.

Этого ей было мало.

— Ну а ты? — Ее сердце забилось чаще. — На тебя я смогу положиться? Ты предан семье?

— И на меня, — тихо ответил он. — Я тоже Деланса.

Регина, дыхание которой постоянно прерывалось, наконец вдохнула полной грудью. Но следует ли понимать его слова как обещание быть всегда преданным ей?

— Тогда объясни, как можно рассчитывать на постоянство Деланса, если они хотели, чтобы на мне женился Эдвард в случае, если я не приму твоего предложения?

— Но ты же была обручена с Джеймсом, а согласилась выйти за меня. Почему ты не могла бы согласиться и на брак с Эдвардом?

Регина недоуменно поглядела в лицо Слэйда. Выходит, она права в своих подозрениях, что он хочет жениться на ней только из-за денег? Но, как она ни старалась, ей не удавалось разглядеть в темноте глаза Слэйда.

— Я бы ни за что не согласилась обвенчаться с Эдвардом.

— Почему?

Ей пришлось пересилить себя, чтобы сделать признание.

31
{"b":"8064","o":1}