ЛитМир - Электронная Библиотека

К ее удивлению, Слэйд не упомянул и о том, что ей следует взять назад свое заявление о разводе. Возможно, этот вопрос он не затрагивал потому, что формально они продолжали находиться в браке и Слэйд уже высказал свое отрицательное отношение к разводу, но все же Регина постоянно чувствовала неопределенность своего положения. Она знала наверняка, что не желает возвращаться в дом дяди и хочет остаться со Слэйдом, однако ей надо было забрать свои вещи.

К счастью, как-то утром Слэйд сам предложил послать за ее вещами слугу. Это значило, что он считает их брак восстановленным, хотя Регине все же хотелось услышать об этом своими ушами.

Все эти несколько дней Слэйд обращался с ней как с новобрачной во время медового месяца. Ради того, чтобы показать ей город, он специально взял отпуск. Путешествие показалось Регине незабываемым. Сначала Слэйд показал ей «Маленькую Италию» и познакомил ее со спагетти; это блюдо Регине необычайно понравилась. На Эмбаркадеро они отведали свежих рыбных блюд и устриц в ресторанчике «Мэй-Ойстер-хаус», запивая их холодным, почти ледяным пивом. Затем они посетили «Касл-Эбзевэтри» на Телеграф-Хилл, присутствовали на шоу в Музыкальной академии Лаки Болдуина, которое так им понравилось-, что они решили посмотреть представление еще раз.

Переправившись на пароме в Саусалито, они прокатились на велосипедах по берегу, потом прошлись на веслах по озеру Стоу. Однажды утром они отправились в бассейн «Сутро». Подобного ему Регина не видела никогда в жизни. Здесь было несколько видов бассейнов — с соленой водой, со свежей, с теплой и холодной; некоторые бассейны были маленькими по размерам, тогда как в других можно было плавать.

Слэйд уговорил ее спуститься в воду по наклонному желобу — это оказался один из самых пугающих и вместе с тем самых интересных опытов в ее жизни.

Но самым главным, конечно, было то, что они делали, оставшись наедине. Их страсть оставалась ненасытной. Слэйд просто не давал своей жене передохнуть. Их брачным ложем стала не только кровать. Дважды они занимались любовью в экипаже; Регина потом тщетно пыталась выгнать из головы это смущающее душу воспоминание. Однажды их страсть вспыхнула на открытом пляже. К удивлению Регины, от этого вечера у нее остались самые лучшие впечатления, хотя им и пришлось торопиться и их чуть не застигли на месте преступления. Удивительным был и тот день, когда Слэйд овладел ею в развалинах старинного особняка, лежащего к северу от города.

От всех этих воспоминаний у Регины перехватило дыхание. Как бы она хотела, чтобы сейчас Слэйд был не в офисе, а с ней! Вспомнив об офисе, она вспыхнула.

Вчера Слэйд настоял, чтобы они зашли к нему на работу — ему требовалось забрать кое-какие бумаги. Однако, приведя ее в кабинет, он не стал собирать папки, а просто смахнул их со стола, чтобы уложить на него свою жену. Она пыталась протестовать, но он заглушил все ее протесты жаркими поцелуями. Оставалось лишь надеяться на то, что никто из служащих Манна не догадался, что происходит в кабинете Слэйда.

Слэйд оказался необыкновенным выдумщиком. Регина чувствовала, что любит его все больше. Если бы только и он любил ее так же сильно!

Но в этом она совсем не была уверена. Пока что она видела лишь плотскую страсть, которая рано или поздно насыщается, и тогда мужчина расстается с объектом своего желания. Такова уж природа мужчин — физические потребности у них могут существовать без любви. Регина не могла этого понять; ей было горестно сознавать, что Слэйд ни разу не сказал ей о своих чувствах.

Вечером Регина встретила Слэйда радостной улыбкой и, взяв портфель из его рук, потащила его в холл.

— Как прошел день?

Слэйд обнял ее за плечо.

— Такое приветствие я буду получать всегда?

— Да, — прошептала она, обвивая руками его шею. Слэйда не было всего несколько часов, но ей казалось, что прошло несколько дней.

Внезапно Слэйд замер, глядя куда-то в глубь коридора.

Регина недоуменно подняла голову. Слэйд смотрел на диван, на котором были разложены большие лоскуты ткани.

— Что это?

— Это образцы, — объяснила Регина. — Для нашей будущей мебели на Франклин-стрит. Что бы ты предпочел? — Быстро подойдя к дивану, она подняла прямоугольник вельветовой ткани. — Это для стула, на котором ты обычно читаешь, а вот расцветка для твоего дивана. Я знаю, что тебе нравится пурпурный, поэтому вот эту ткань я приберегу для кровати. — Подняв лоскуты, Регина выжидательно посмотрела на Слэйда.

Но Слэйд ничего не ответил.

Регина положила образцы ткани обратно на диван, и улыбка медленно сползла с ее губ.

— Тебе не нравится? Все не нравится?

— Я этого не сказал.

— Тогда я не понимаю.

Слэйд сжал челюсти.

— Мы не будем переезжать в дом Хенесси.

Регина была ошеломлена.

— Но почему?

— Потому что я не могу себе этого позволить, — твердо ответил Слэйд.

Несколько мгновений Регина недоуменно смотрела ему в лицо. Затем, словно стряхнув с себя оцепенение, воскликнула:

— Конечно же, можешь! Ты что, забыл, что я должна получить наследство? Отец приедет со дня на день, он переведет деньги на твое имя в банке.

— Нет.

Она недоуменно заморгала.

— Что?

— Я сказал — нет.

— Я не понимаю, Слэйд.

— Мне не нужно твое приданое.

— Что?

Он пересек комнату и налил себе в стакан бурбона.

— Я не хочу брать твои деньги.

Регина застыла в недоумении. Он не собирается брать деньги, ради которых женился на ней?

— Но почему? — растерянно пролепетала она.

Слэйд бросил на нее быстрый взгляд.

— У меня тоже есть гордость.

— О, Слэйд. — Регина с облегчением улыбнулась и лукаво посмотрела на него. А может, это выражение любви?

Слэйд приложил стакан с бурбоном к губам.

Только сейчас Регина поняла, какие последствия может повлечь решение Слэйда.

— А Мирамар? Тебе же нужны деньги, чтобы спасти Мирамар!

— Мне предлагает заем Чарлз.

Регина опустилась на диван.

— Так с Мирамаром все в порядке?

— Ну, не совсем так. — В его голосе звучала тревога. — Следующие пять лет будут трудными. Нам придется жить очень экономно, во многом ограничивая себя. Но потом, я думаю, наше предприятие станет очень прибыльным.

Регина бросила на мужа удивленный взгляд.

— Но не глупо ли это — жить экономно, когда у нас есть деньги?

— Я сказал, что не возьму твоего приданого, и хватит об этом.

— Это просто смешно, — Вспыхнула Регина. — А как же дом Хенесси?

— Нам придется запереть его на замок. Может, я его продам. Я уже думал об этом. Если я этого не сделаю, то через — пять — десять лет мы сможем его снова отпереть и использовать в уик-энды. До этого срока ты можешь жить там, когда будешь приезжать в город.

— Слэйд. — Регина поднялась с дивана. — Ты меня просто удивляешь. У нас есть прекрасный дом, и я не собираюсь его продавать.

Слэйд повернулся к ней.

— Ты собираешься не позволить мне его продать?

Регина понимала, что ей лучше отступить, но она не смогла.

— Я не допущу этого.

Он молча смотрел на нее, черты его лица исказились гневом.

Хотя Регину и страшило то, что могло последовать за ее словами, пути назад для нее уже не было.

— Отказаться на десять лет! Прошу тебя, подумай еще раз. Ты знаешь, что у меня есть отличное приданое. Почему мы должны бороться за существование и жить как нищие, когда в этом нет совершенно никакой нужды?

— Мы не будем жить как нищие, — оборвал ее Слэйд, — хотя, может быть, это и нищета с твоей точки зрения. Ты собираешься меня покинуть?

Последний вопрос застал ее врасплох.

— Нет, — машинально ответила Регина. — Конечно, нет.

— Тогда вопрос улажен, — произнес Слэйд, ставя со стуком стакан. Затем он резко повернулся и стремительно направился прочь из комнаты.

Регина обессиленно опустилась на диван. Какое-то время она сидела неподвижно, губы ее дрожали. Затем она подняла один из образцов ткани, прижала его к груди, и слезы потоком полились из ее глаз.

60
{"b":"8064","o":1}