ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я никуда не уеду.

— Ты правда собираешься остаться здесь?

— Да.

Уголки его жесткого рта дрогнули, и Регина с удивлением увидела слезы на щеках мужа.

— Как же я был глуп!

— Ты действительно так думаешь? — недоверчиво спросила она.

— Потерять столько времени, когда каждый день можно было быть счастливым! — Он тяжело вздохнул.

— Но я сделаю тебя счастливым! Клянусь! — Голос Регины дрожал от волнения.

Слэйд неожиданно рассмеялся, затем привлек ее к себе и обнял.

— Тебе это уже удалось.

Регина прильнула к его груди. Слава Богу, теперь Слэйд не будет противиться их браку, не будет отталкивать ее. Конечно, она хотела большего, хотела, чтобы он сильно и горячо любил ее — но с исполнением этого желания пока можно и повременить.

Улыбнувшись, Регина обвела глазами освещенные солнцем холмы.

— Посмотри, — прошептала она. — Мирамар улыбается нам.

В эту минуту ей казалось, что самое прекрасное в ее жизни уже свершилось.

Сделать предстояло много, и отец с сыном энергично принялись за работу. В первые же дни после своего возвращения в Мирамар Слэйд нанял людей, чтобы срубить и выкорчевать деревья на землях, которые весной предполагалось засеять. Работа шла споро — каждому была обещана премия, если они успеют выполнить все за тридцать дней. Слэйд и сам рубил деревья. Вечером он появлялся в доме усталый, но потом, немного отдохнув, с удовольствием рассказывал Регине о прошедшем дне. Скоро она поняла, что задачу, которую Слэйд поставил перед собой, он вполне способен осилить.

Глядя, как изменяется ландшафт, Рик хмурился, но в конце концов гонка со временем захватила и его и он стал активно помогать сыну.

Через несколько дней после начала работ в Мирамаре появился Эдвард, которому все очень обрадовались; восторг же Виктории был просто неописуем.

К Регине Виктория по-прежнему относилась с холодным пренебрежением, однако откровенных выпадов не допускала, и Регина начала надеяться, что рано или поздно хозяйка дома все же смирится с женитьбой Слэйда.

Довольно быстро Регина привыкла к размеренной жизни в Мирамаре, и ей стало казаться, что она жила здесь всегда. Первое время, однако, в ее отношениях со Слэйдом оставалась какая-то неловкость, но Регина приложила все усилия, чтобы эта неловкость исчезла.

Постепенно ей стала понятна причина их размолвки в Сан-Франциско. Слэйд считал, что Регина должна жить другой, лучшей жизнью, и потому стремился заставить ее его покинуть. Еще и теперь он иногда расспрашивал Регину о жизни в Англии, каждый раз напряженно ожидая ее ответов.

Наконец Регина решилась поговорить с ним начистоту.

— Ты хочешь услышать от меня, не скучаю ли я по своему дому? Нет и еще раз нет.

Бросив на нее испытующий взгляд, Слэйд медленно растянул губы в улыбке.

— Боюсь, что я не правильно о тебе думал, Регина.

— Ты напрасно боялся, — ответила она, забирая его руки в свои.

К первому октября весь скот перегнали на заросшие лесом земли — там он должен был пастись до намеченного на начало зимы забоя. Однако дни становились короче, а работники трудились все медленнее, поняв, что к сроку, до начала сезона дождей, не успеют и премии им не видать.

Наступил конец октября. Регина стояла у окна, когда по стеклу ударили первые капли. Она вздрогнула от неожиданности. Небо было затянуто мрачными тучами, и Регина стала молиться, чтобы эти капли не стали предвестниками большого ливня, который превратит землю в непролазную грязь и прекратит работы. Прошлым вечером Слэйд подсчитал, что им осталось трудиться около двух недель.

В этот момент к Регине подошла Виктория.

— Они не успеют, — негромко произнесла она. В ее голосе не было враждебности. Виктория не меньше других хотела видеть Мирамар процветающим. — Собирается дождь.

— Может, распогодится, — с надеждой обернулась к ней Регина.

Прошло всего минут десять, и мелкий дождь перешел в ливень.

Через час в дом вернулись все работники — мокрые, грязные и усталые. Бросив всего один взгляд на Слэйда, Регина поняла, что зима началась, а работа так и осталась незавершенной.

За ужином в этот вечер мрачными были все.

Регина первой решилась прервать удручающее молчание, — У нас расчищено уже двести акров. Это не шутка. Весной будет что засеять.

Слэйд молчал, вместо него отозвался Рик:

— Это не шутка, дочка, это совсем не шутка.

Слэйд удивленно поднял на него глаза.

— Слэйд, отец тебя хвалит, — заметил Эдвард.

Слэйд сидел неподвижно, вилка застыла в его руке.

— Есть за что, — буркнул Рик. — Это была почти невыполнимая работа, и она большей частью сделана.

Регина улыбнулась мужу. Не часто он слышал комплименты от отца. И тут из кухни внезапно послышался крик, столь громкий и полный ужаса, словно там кого-то убивали.

Все вскочили со своих мест и бросились из комнаты. Рывком распахнув дверь на кухню, Слэйд замер неподвижно. За ним в изумлении остановились остальные.

Регина не могла разглядеть за их широкими спинами, что происходит. Сама не своя от страха, она, опершись на Слэйда, поднялась на цыпочки и заглянула через его плечо.

Ее глазам предстала Жозефина, неподвижно распростертая на полу. Над ней возвышался какой-то незнакомец. Регина вскрикнула от ужаса, решив, что на Жозефину было совершено нападение, и она непроизвольно сжалась, ожидая, что Слэйд и Рик вступят в схватку с непрошеным гостем.

— Господи! — произнес пришелец с испуганным и бледным лицом. — Что с Жозефиной? Она начала кричать, как только я вошел в дверь. И что, черт побери, с вами со всеми?

Вы что, увидели привидение?

Только тут Регина стала догадываться, что произошло, тем более что Слэйд не стал нападать на незнакомца, а выкрикнув; «Джеймс!» — кинулся к нему в объятия.

Джеймс воскрес из мертвых.

Глава 29

На кухне поднялась невообразимая суматоха. Слэйд никак не выпускал Джеймса из своих могучих объятий, а их обоих обхватил руками Эдвард.

Наконец Рик освободил Джеймса, ухватив его обеими руками за рубашку, воскликнул:

— Где ты был? Где, черт возьми, тебя носило? — Мы думали, что ты мертв!

В глазах у всех стояли слезы; на лице же старшего сына Рика были написаны изумление и замешательство. Регина и смеялась, и плакала одновременно, шепча слова благодарности Богу за этот удивительный подарок. Но тут она внезапно сообразила, что в общей радости все забыли о Жозефине.

Склонившись над неподвижным телом, Регина заметила, что Жозефина уже начала приходить в себя.

Вдруг Регина почувствовала, что в комнате что-то не так. Она в удивлении повернула голову.

В дверном проеме стояла Виктория. Из множества чувств, одновременно отразившихся на ее лице, ни одно нельзя было назвать радостью. И еще было в ее лице что-то такое, от чего по спине Регины пробежал холодок. Казалось, Виктория нисколько не Удивлена воскрешением Джеймса из мертвых. Неужели она знала, что Джеймс жив, и ни с кем не поделилась этим секретом?

Поняв, что за ней наблюдают, Виктория в досаде нахмурила брови. Но в следующую секунду ее лицо уже изображало приветливую улыбку, в то время как всеобщее внимание привлек возглас Жозефины:

— Леди, я видела призрак!

Регина погладила ее по голове.

— Нет, дорогая, это вернулся Джеймс — но не как призрак, а как простой смертный.

Регина помогла ей сесть.

— Джеймс! — выкрикнула Жозефина. — Сейчас я тебя выпорю! Так выпорю, что ты целую неделю сидеть не сможешь! Иди сюда, малыш! — Из ее глаз хлынули слезы.

Джеймс без труда поднял Жозефину на ноги.

— Бог мой, так вы все думали, что я умер? — На его лице было написано искреннее изумление.

— Что, черт побери, произошло? — Рик легонько ударил сына кулаком в бок. — Где тебя носило?

Джеймс открыл рот, чтобы ответить, и тут заметил Регину.

— А это кто?

Слэйд обнял Регину за талию.

— Это — моя жена Регина.

72
{"b":"8064","o":1}