ЛитМир - Электронная Библиотека

Внезапно Эдвард вскочил со стула и оттолкнул мать с такой силой, что она упала на стоящий позади нее стул, лишь чудом не оказавшись на полу.

— Убирайся прочь!

— Эдвард! — Виктория с мольбой протянула к сыну руки.

— Прочь! — Эдвард, повернувшись, стремительно бросился к выходу. Это произошло так быстро, что никто не успел его остановить. Прошло всего несколько мгновений, и шаги Эдварда уже доносились из коридора, постепенно затихая.

Эта сцена произвела на всех мрачное впечатление. Тяжело опустившись на диван, Рик закрыл лицо руками. В эту минуту он выглядел дряхлым и немощным стариком. Регине было жаль и Рика, и Эдварда. Неожиданно для себя она сжала руку Слэйда.

— Позови Эдварда обратно, — быстро произнесла она.

Слэйд бросил на нее удивленный взгляд.

— Не стоит, Регина, он должен уладить это дело сам.

Со двора донесся стук копыт. Подбежав к окну, выходящему во внешний двор, Регина увидела, как Эдвард на своем гнедом стремительно мчался по дороге из Мирамара.

Поняв, что произошло, Виктория дико закричала. Бросившись из столовой, она выскочила прямо под дождь, окликая сына. Регина выбежала во двор следом, и тут же на нее обрушился ливень, в мгновение ока вымочив ее до нитки.

— Немедленно вернись! — донесся до нее голос появившегося в дверях Слэйда.

Регина нерешительно обернулась. Что бы Виктория ни сделала, смотреть на ее горе было невыносимо.

— Я займусь ею, — уже тише сказал Слэйд.

Регина вернулась в дом, Слэйд же направился под проливным дождем к стоящей на коленях в грязи Виктории.

— Эдвард, прости! Вернись назад, Эдвард! — рыдая, продолжала звать она.

Но Эдвард уже скрылся вдали.

Дождь все усиливался. Регина молча стояла у окна, глядя на сбегающие по стеклу струйки воды, когда Слэйд подошел к ней и ласково обнял за плечи.

Регина быстро повернулась и прижалась к нему.

— Эдвард не взял даже шляпу.

— С ним будет все в порядке.

— Я так за него боюсь. Он должен быть сейчас в Мирамаре, а не где-то в холодной ночи.

Слэйд поцеловал жену в щеку.

— У тебя золотое сердце, Регина. Эдвард — очень сильный человек. Но ему потребуется какое-то время, чтобы переварить все это.

Как бы Регине ни было больно в эту минуту, ее тронула похвала Слэйда.

— Бедный Джеймс. Каково ему сейчас!

— Джеймс, — задумчиво повторил Слэйд. — Он сильно изменился. Но его можно понять — он пять лет любил женщину, которой не существовало. Ему тоже требуется время, чтобы прийти в себя.

Регина обняла мужа.

— А что Рик?

— Рик выдержит. У него в жизни было много испытаний, и он их все преодолел. Но думаю, на этот раз он вышвырнет Викторию из дома. Он многое ей спускал, но этого не простит.

— Все же мне ее жаль. Она потеряла сына, теперь теряет и мужа, и дом.

— Я восхищаюсь твоим великодушием, — руки Слэйда скользнули вокруг ее талии, — и я люблю тебя. Ты даже представить себе не можешь, как я тебя люблю.

— Что ты сказал?

Слэйд рассмеялся, немного смущенный, — он не привык говорить о том, что было у него на душе.

— Если ты думаешь, что мне будет легко произнести эти слова во второй раз, то ты ошибаешься. Но я знаю, как они тебе нравятся, и, — он понизил голос, — надеюсь, что найду мужество снова это сделать, Из глаз Регины покатились слезы. Она изо всех сил прижалась к мужу.

— Если бы ты знал, какой счастливой я себя чувствую! Я так мечтала, чтобы ты сказал, что любишь меня, Слэйд!

— Разве это не было очевидно с самого начала?

— Очевидно? — Она звонко рассмеялась. — А разве не ты месяц назад хотел развода?

Слэйд вздохнул.

— Я хотел сделать как лучше.

— А я терялась в догадках, что у тебя на уме.

— Твой отец сказал, что ты должна вернуться назад, жить в замке и выйти замуж за графа, который вскоре станет герцогом.

— Ах ты, дурачок! — воскликнула Регина. — Мой отец изменил мнение обо мне и о тебе и дает нам свое благословение.

Слэйда, казалось, ошеломила эта новость. Какое-то время он не произносил ни звука, затем поднял глаза на Регину.

— Боже, как я рад! А я-то переживал, что поссорил тебя с отцом!

— Больше тебе переживать не придется. — Регина поколебалась — стоило ли ей об этом сообщать сейчас. — Он дает мне приданое; оно уже переведено на мое имя в один из банков Сан-Франциско.

Слэйд с удивлением смотрел ей в лицо.

— Но это не значит, что я нуждаюсь в роскошной жизни. Разве я не доказала, что могу жить в самых простых условиях?

Слэйд с трудом проглотил комок в горле.

— Да, ты доказала это. Я чувствую себя круглым дураком.

— Надеюсь, ты наконец понял, что такое любовь, — мягко произнесла Регина. — Если женщина действительно любит, то может от многого отказаться ради любимого человека.

Слэйд коснулся ее щеки своей.

— Для твоего возраста ты удивительно мудра. Я пытался расстаться с тобой, думая, что без меня ты будешь счастлива, а мне следовало быть эгоистичнее и не позволять тебе меня покинуть.

— Любовь — это когда думаешь и о себе, и о том, кого любишь, Слэйд, — прошептала Регина. — Так, значит, из любви ко мне ты пытался со мной расстаться?

Слэйд смущенно улыбнулся:

— Теперь я понимаю, что это была глупость.

— Полнейшая глупость.

— Ты мне казалась такой хрупкой и невесомой, как тепличная роза. Но теперь я знаю, что человека тверже и решительнее трудно отыскать. Здесь, в Мирамаре, ты просто расцвела. Ты никогда еще не выглядела более красивой — и более счастливой.

— Я никогда и не была такой счастливой, — рассмеялась Регина.

Она мягко провела рукой по щеке Слэйда.

— Я люблю тебя. Я полюбила тебя в тот день, когда мы встретились впервые, и скрыла, кто я такая, из желания выйти за тебя замуж. Я не переставала тебя любить даже тогда, когда ты вынудил меня уйти. — Глаза Регины блестели от слез.

— Повтори все это еще раз, — прошептал Слэйд и легонько прикусил зубами мочку ее уха. — Мне очень нравятся твои признания.

На следующее утро Регина проснулась поздно — прошедший день со всеми его событиями очень ее утомил.

За окном шумел ливень, и ничто не предвещало его конца. Когда Регина спустилась на кухню, Жозефина мрачно сообщила, что дожди в этих краях могут идти не переставая на протяжении нескольких недель.

— Правда, — добавила она, — бывает и иначе. Когда кажется, что со всех сторон нависли тучи, внезапно начинает светить солнце.

Регина бросила пристальный взгляд на негритянку. В словах Жозефины ей почудилось нечто большее, чем просто рассказ о погоде.

— Как себя чувствует Рик?

— Он очень расстроен и словно вне себя. За всю жизнь я видела его таким лишь однажды.

У Регины сильнее забилось сердце.

— Это было, когда сбежала мать Слэйда?

Жозефина кивнула.

— Он никогда не признавался, но он всегда любил Викторию, несмотря на все ее проделки.

— Виктория? С ней все в порядке?

— Не волнуйтесь о ней, миссис Регина. Прошлой ночью она напилась до чертиков. Сейчас ее не добудишься. — Лицо Жозефины стало злым. — Ее надо было давно выкинуть отсюда.

Внезапно тишину дома разорвал резкий голос Рика. Регина бросилась в столовую.

Рик, казалось, был вне себя от ярости.

— Что, черт побери, на тебя нашло? — вопил он, в упор глядя на Джеймса.

— Ты разве не слышал? — спокойно ответил Джеймс вопросом на вопрос. Его лицо выглядело угрюмым. Как уже поняла Регина, упрямство было фамильной чертой Всех Деланса. — Я приехал домой только для того, чтобы забрать свои вещи.

Заметив Слэйда, Регина подошла к нему и взяла под руку.

Рик с силой ударил кулаком по столу.

— Я не допущу, чтобы ты покинул Мирамар!

Лицо Джеймса не изменилось.

— Это окончательное решение. Но я хочу, чтобы ты понял меня.

— Я-то понял, и еще как! Сначала меня оставил Слэйд, потом Эдвард, а теперь — ты! — Рик качнулся на стуле. — За что мне такое наказание!

Слэйд подошел к Рику и положил руку ему на плечо.

74
{"b":"8064","o":1}