ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Встретимся внизу.

Не дав ему времени ответить, она бросилась в ванную, захлопнув за собой дверь. Оказавшись там, Блэр вцепилась в свою косметичку и невидящим взглядом уставилась на себя в зеркало. Ей стало трудно дышать, В голове у нее не осталось ни одной мысли. Она утратила способность соображать. Она не могла ни на чем сосредоточиться. Перед ее глазами стоял Джейк в расстегнутой рубашке и облегающих выцветших джинсах. Блэр повернула кран и плеснула себе в лицо холодной водой.

И тут ей пришло в голову, что если их связывало нечто большее, чем чувственная тяга друг к другу, почему он не попытался разыскать ее за истекшие одиннадцать лет?

Сначала она ощутила его прикосновение. Пара сильных мужских рук легла на ее бедра. Блэр замерла, автоматически выключила воду, подняла голову. Она встретила в зеркале взгляд Джейка. Он прижался к ней сзади всем телом.

На мгновение сердце ее остановилось. Она не могла двинуться с места. Джейк все сильнее сжимал ее бедра. Он нагнулся и поцеловал ее в шею. Губы его двинулись ниже, и он пробормотал:

— Ты потрясающе пахнешь. Утром ты чертовски сексуальна. Ночью я не мог уснуть, Блэр. Ни на минуту.

Его слова казались нечеткими. От него пахло виски. Теперь удары ее сердца были медленными и тяжелыми. Блэр была полна желания и ужаса.

— Надеюсь, ты не мог спать из-за того, что сообщил Мэтт, — смогла произнести Блэр.

Она перестала дышать, почувствовав вторжение его члена между ее ягодицами.

— Я думал о тебе, о нас, — ответил он, снова целуя ее в шею, и его отвердевший член продолжал напирать на нее сзади.

На мгновение Блэр почувствовала, что не может произнести ни слова.

— Нет никаких «нас». Есть только ты и Фейт, — выговорила она наконец, пытаясь повернуться к нему лицом. Но он не дал ей повернуться. Его сильные руки пригвоздили ее к месту, — Не двигайся. Сейчас не двигайся, — шептал он, — может быть, я сошел с ума.

Двигаться принялся он, крепко прижимаясь к ней. Его дыхание стало громким и хриплым.

— Не делай этого, — сказала Блэр, закрывая глаза.

В ответ его руки скользнули на ее талию, обвились вокруг нее, принялись гладить и ласкать ее живот, потом спустились ниже. Блэр замерла. Одна его рука начала ласкать ее лонный бугорок. Она ощущала его прикосновение сквозь хлопчатобумажные шорты.

— Прекрати, — попросила Блэр, все время помня о том, что Фейт и Линдсей рядом. Она подумала даже о Мэтте, с ужасом ощущая, как тело ее откликается на ласки Джейка и как волны наслаждения затопляют ее сознание, распространяясь от кончиков его пальцев. Он прижался лицом к ее шее, и она почувствовала, что он улыбается, Его рука проникла под ее одежду и оказалась между складками ее плоти.

— Я хочу тебя, Блэр.

И в эту минуту Блэр представила, как в ванную входит Фейт, и тотчас же наступило отрезвление. Она вырвалась, повернулась к нему лицом и оказалась в его объятиях. Он принялся целовать ее и снова попытался возбудить ласками, но она увернулась.

— Я хочу, чтобы ты ушел.

— Чушь! Мы оба чувствуем одинаково. Мы оба хотим этого. У тебя такой вид, будто ты спала не больше моего. Никто не узнает. Дай себе волю.

— Дать себе волю? Ты это серьезно?

Она уперлась руками в его плечи.

— Фейт спит напротив, Линдсей рядом. Да что с тобой? — вскрикнула она.

— Могу ответить: ты, — сказал он, теперь не решаясь целовать ее. — И это будет продолжаться до тех пор, пока мы не покончим с тем, что началось много лет назад.

Блэр оставалась неподвижной. Только сейчас она осознала, что по щекам ее катятся слезы. Джейк, теперь уже разгневанный, опустил руки и отступил.

— Почему ты так смотришь на меня? Что плохого в том, что я хочу тебя? Разве ты не говорила, что мы одного поля ягоды?

Блэр была не в силах ответить. Она молча покачала головой..

— Блэр, между нами не все кончено, не все сказано. Вовсе нет.

Его тон стал мягче, нежнее. Он протянул руку и погладил ее по щеке. Блэр наконец обрела дар речи. Говорить оказалось на удивление трудно.

— Пожалуйста, уйди из комнаты. Если ты хочешь поговорить со мной, через двадцать минут я спущусь вниз.

Некоторое время он вглядывался в ее лицо:

— Ладно. Встретимся в кухне через двадцать минут.

Он повернулся и вышел из комнаты. Блэр присела на край ванны, испытывая огромное облегчение и вытирая слезы.

Часом позже, когда она наконец спустилась вниз, Джейк отъезжал на своем «шевроле».

Блэр дала чаевые носильщику в отеле «Менджер» и теперь смотрела, как он укладывает чемоданы на тележку для багажа. Рядом стояла Линдсей и хмурилась, не стараясь скрыть явного недовольства тем, что они бежали с ранчо в такой спешке и перебрались в единственный в Хармони отель. Блэр, не обращая внимания на ее настроение, торопливо подошла к регистрационной стойке. Через несколько минут она и Линдсей оказались обладательницами одноместного номера с двуспальной кроватью.

— Мне гораздо больше нравилось на ранчо, — ворчала Линдсей, когда они отходили от регистрационной стойки с ключами от номера в руках. — А этот отель старый и уродливый, мама.

Блэр не ответила. Да и что бы она могла сказать дочери? Но оставаться в доме под одной крышей с Джейком она никак не могла. Особенно после той выходки, которую он позволил себе утром. И чем больше Блэр думала об этом, тем больше ужасалась. Ведь он собирался заняться с ней любовью в ванной, в то время как Фейт мирно спала, отделенная от них всего коридором. Они уже подходили к своему номеру, как вдруг Линдсей воскликнула:

— Вон Мэри и ее мама!

— Я вижу, — ответила Блэр, пытаясь придать своему лицу приветливое выражение до того, как Мэри и ее мать приблизятся.

Пятью минутами позже Линдсей укатила с ними, чтобы провести день за покупками в самом большом магазине городка.

Блэр испытала некоторое облегчение. Ей требовалось время на раздумье. Все закрутилось слишком быстро с того момента, когда ей стало известно о смерти Рика. Ей казалось, что ее завертело в водовороте, подхватило и понесло. Ей было необходимо восстановить душевное равновесие.

Блэр не увлекалась спиртным, но сейчас кружка-другая пива, как ей казалось, очень пришлась бы кстати в качестве временной меры или в крайнем случае в качестве средства, дающего возможность забыться.

— Блэр!

При звуке голоса Даны Блэр замерла на месте. Она нехотя обернулась и увидела быстро направлявшуюся к ней мать, одетую в короткое красное платье из льна и бежевые босоножки на каблуках. На ней были темные очки в черепаховой оправе, в руках красная сумочка, похоже, от Гермеса. Волосы ее были повязаны красным хлопчатобумажным шарфом с цветным орнаментом в стиле Джеки Онассис. Блэр помрачнела. Ей не хотелось сегодня вступать в пререкания с Даной, да и не только сегодня. Ситуацию усугубляло то, что Дана выглядела как кинозвезда или дама из высшего общества. Прохожие оборачивались ей вслед.

— Привет, Блэр, — сказала Дана, сопровождая приветствие улыбкой и преграждая Блэр дорогу.

— Я как раз собиралась взять такси, — солгала Блэр, оглядывая Мейн-стрит. Она была готова смотреть на что угодно, только не на мать. Даже стоять рядом с ней было свыше ее сил — Блэр охватывала дрожь, и она начинала чувствовать себя вновь восьмилетней девочкой. Дана не поняла намека. Она сняла свои солнцезащитные очки.

— Ты поселилась в отеле? — спросила она, и в ее глазах Блэр прочла недоумение.

Блэр резко повернулась к ней:

— Если я это и сделала, то это никого не касается. Это мое дело.

Блэр почувствовала пульсацию крови в висках, предвещавшую начало мигрени. Дана все смотрела на нее:

— Весь город говорит о результатах вскрытия и анализов.

— Приятно это слышать. И есть ли какие-нибудь соображения насчет того, кто это сделал?

Блэр отметила свой резкий и язвительный тон.

— Ну, — начала Дана неуверенно, — мне кажется, все гадают, не дело ли это рук Джейка.

— Но это нелепость! — вспылила Блэр. — Джейк был диким и необузданным мальчишкой, но он давным-давно стал взрослым.

16
{"b":"8065","o":1}