ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ее дыхание стало быстрым и порывистым, когда он остановился рядом с ней.

— В суде, перед судьей и присяжными, — пробормотала она.

— Это правда? — процедил он сквозь зубы, растягивая слова, и его рука скользнула под ее мини-юбку. Рука была жесткой и настойчивой. Синди Ли подумала, что сейчас у нее наступит оргазм. Она потянулась к нему, стараясь обхватить его за плечи, дотянуться до губ, поцеловать его.

— Нет, — возразил он, уклоняясь от поцелуя, — повернись спиной и наклонись.

Синди Ли повиновалась.

Мэтт был вторым после Даны человеком, кого бы Блэр совсем не хотела сейчас видеть. Она бросила на него сердитый взгляд и попыталась проскользнуть мимо, но Мэтт схватил ее за руку и удержал.

— Блэр!

Блэр смутно сознавала, что тон его был мягким и доброжелательным, но на нее это не произвело ни малейшего впечатления.

— Я что, арестована? Может быть, ты и меня подозреваешь в убийстве моего отца? — бросила она с нескрываемой горечью.

— Черт возьми! — в сердцах воскликнул Мэтт, но не выпустил ее руки. — Привет, Дана, — сказал он, поворачиваясь к ее матери.

— Здравствуй, Мэтт. — Губы Даны, ярко-красные на белом лице, были плотно сжаты.

Она посмотрела на Блэр, взгляд которой скользнул по ее лицу, не задержавшись на нем. Она смотрела куда-то мимо, будто Даны не было рядом.

— Видимо, я напрасно рассчитывала на радостный прием, — сказала Дана. — Должно быть, я поздно спохватилась. — Голос ее был хриплым. Она повернулась на своих высоких каблуках и, постукивая ими по тротуару, направилась к темно-зеленому «ягуару».

— Славная машина, — сказала Блэр. Это было все, что она смогла придумать. Ей не хотелось разговаривать с Мэт-том. Прежде она рассчитывала выкачать из него какую-нибудь информацию, понять, что у него на уме. Теперь же она хотела только бежать без оглядки. Предпочтительно в тишину и безопасность своего номера в отеле.

Но Мэтт снял свои зеркальные солнцезащитные очки и, не сводя с нее пристального взгляда, загородил ей дорогу.

— Да, славная, — согласился он. — Но она не принадлежит ей. По-видимому, она ее арендовала или одолжила у какого-нибудь друга.

Блэр недоуменно заморгала:

— Что?

Мэтт пожал плечами:

— Я обратил внимание на то, что она сменила номера. Что ты думаешь по этому поводу, Блэр?

Глаза Блэр расширились — она не понимала, к чему он клонит.

— Не понимаю, на что ты намекаешь.

— Как насчет того, чтобы выпить чашечку кофе? — непринужденно предложил Мэтт, как если бы отвращение, которое он испытывал к ней вчера, бесследно прошло или его не было вовсе.

Блэр пыталась понять, какое значение имела смена ее матерью номерных знаков машины, когда Мэтт, уверенно взяв ее под руку, повел назад в отель.

— Зачем тебе это понадобилось? — спросила Блэр, когда они уселись в ресторане отеля, простом зале с темным крапчатым ковром и бежевыми стенами.

Была середина дня, и занят был только один столик. Мэтт сидел напротив Блэр, откинувшись на спинку стула, и казался совершенно расслабленным. Его ответом был встречный вопрос:

— Ты в порядке?

Блэр посмотрела на Мэтта. Хотя он казался воплощением благодушия, его ярко-голубые глаза оставались пронзительными.

— Нет. — Она вся сжалась. — Я не собиралась возвращаться домой. Совсем не собиралась! Но, черт возьми, у меня не было выхода! А теперь видишь, какая каша заварилась!

Блэр почувствовала, как в ней вновь закипает гнев. Он был настолько сильным, что, казалось, прожигал ее насквозь, и она не знала, как с ним справиться. Но к гневу примешивалось и отчаяние. Рик не просто умер. Его убили. Джейк, похоже, не знал ни в чем удержу. Фейт стала алкоголичкой. И в довершение всего в ее жизнь грубо ворвалась Дана. Блэр не знала, с какой напастью бороться. И вот теперь ее донимал Мэтт. Он сидел напротив нее и смотрел на нее умными понимающими глазами.

— Может быть, это и неплохо для тебя. Нечто вроде катарсиса, — сказал Мэтт, подавая знак официантке: — Два кофе.

Блэр тяжело откинулась на спинку стула.

— Тебе легко говорить.

— Согласен. Чего хотела Дана?

— Я пытаюсь это понять. Она говорит, что уже давным-давно стала другой и хотела бы установить связь со мной.

Мэтт играл своей ложечкой. У него были большие сильные руки, в чем Блэр только что убедилась, и длинные тонкие пальцы. Сильные и ловкие, как и весь он сам, подлинная соль земли.

Внезапно что-то словно сжало ей грудь. Блэр подняла взгляд и почувствовала, что Мэтт изучает ее. Но ведь у нее не было причины бояться Мэтта. Или все-таки была?

Возможно, все дело было в ее смятении, в ее запутанных чувствах. А возможно, ее испугало то, как он на нее смотрел.

— В чем дело? Почему ты всегда так странно на меня смотришь, будто видишь меня насквозь?

Он отложил ложечку.

— Мне тяжело видеть тебя раздираемой противоречивыми чувствами. Если я могу тебе помочь, то сделаю это.

Блэр не знала, что ему ответить, но его простые слова будто прорвали плотину, сдерживавшую ее чувства. У него были широкие и крепкие плечи. Блэр внушала себе, что сейчас она очень уязвима. А иначе у нее никогда бы не возникло мысли о том, что было бы так хорошо положить голову ему на плечо и укрыться от напастей в его надежных объятиях.

— Джейк снова терроризирует тебя? — спросил Мэтт.

Блэр ответила ему грустным взглядом.

— Мне жаль, Блэр, — сказал Мэтт, — я ведь пытался предостеречь тебя.

Блэр не хотела, чтобы у Мэтта появилась хотя бы смутная догадка о том, что произошло между ней и Джейком.

— Он и не думает терроризировать меня, как ты выразился. Просто очень неловко жить с ним под одной крышей. Это все…

— Понимаю, — кивнул Мэтт. Было ясно по выражению его лица, что он не поверил ни единому ее слову. Блэр подперла подбородок обеими руками.

— Ты сказал мне, что он не изменился, — произнесла она, мучительно желая избежать неприятной темы и понимая, что ей это не удастся.

— Нет, не изменился.

Блэр чувствовала себя испорченной до мозга костей, когда задала ему новый вопрос:

— Как давно он крутит с этой Синди Ли?

Прошла добрая минута, прежде чем Мэтт отозвался:

— А это так важно?

Блэр пришлось посмотреть ему прямо в глаза. Что-то щелкнуло у нее в мозгу, когда она увидела их выражение, но она все-таки решила идти до конца.

— Что ты хочешь этим сказать?

Мэтт снова поколебался, прежде чем ответил:

— Я не хочу причинять тебе боль, но, возможно, малая толика уязвленного самолюбия сейчас спасет тебя от настоящих страданий позже. Я не знаю, давно ли он с Синди Ли, потому что до Синди Ли была Тереза Варгас, а до Терезы миссис Пэт Райан, и этот список можно было бы продолжить.

Блэр изо всех сил пыталась сдержать слезы. Нет, она не позволит себе заплакать.

— Но был он хоть когда-нибудь верен моей сестре?

— Спроси об этом себя.

Блэр почувствовала себя так, будто он дал ей пощечину. Она смотрела Мэтту прямо в глаза, но не видела его. Она вспоминала ночь, проведенную с Джейком всего за несколько дней до его свадьбы с Фейт.

— О Господи! — сказала она, борясь с приступом тошноты и опасаясь, что ее вырвет.

— Это не твоя вина, — сказал Мэтт. — Ему нужно удовлетворять свою похоть. Все очень просто.

Блэр вытерла слезы и уставилась на столик. Официантка как раз принесла и поставила перед ними кофе, спросив, не желают ли они чего-нибудь еще. Мэтт заказал две сдобные булочки с отрубями.

Блэр сказала:

— В этом деле участвуют двое.

— Иногда, — согласился Мэтт.

Блэр не подняла на него глаз. Она пыталась восстановить душевное равновесие, понимая, что Мэтт не спеша пьет свой кофе, давая ей тем самым время собраться с силами.

— Блэр, Джейк знает, что он отец Линдсей?

Блэр вздрогнула и поежилась. Взгляд Мэтта был спокойным и твердым.

— Нет, не знает.

Блэр понимала, что Мэтт не станет настаивать на правдивом ответе, не будет силой добиваться ее доверия.

18
{"b":"8065","o":1}