ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Возможно, это к лучшему, — сказал Мэтт.

— Он неплохой человек, — прошелестела Блэр едва слышно.

— Блэр, он эгоист до мозга костей.

Блэр подняла на него глаза, полные слез:

— А Фейт знает? Знает о других женщинах?

— А как ты думаешь, почему она каждый вечер напивается в стельку? — поинтересовался Мэтт.

И этот удар тоже оказался для нее неожиданным, и снова она испытала боль.

Мэтт взял ее за руку.

— Прости, — сказал он.

Блэр шмыгнула носом и отстранилась.

— Я идиотка. Мне следовало бы быть готовой к этому. Знаешь, за одиннадцать лет он ни разу не попытался связаться со мной.

— Знаю, — ответил ничуть не удивленный Мэтт.

Наконец у Блэр хватило сил выдавить из себя подобие улыбки.

— Ты всегда так проницателен?

— Зависит от вопроса, о котором идет речь, — сказал Мэтт, сверкнув белозубой улыбкой. Блэр снова напряглась, откинувшись на спинку стула и испытующе глядя на Мэтта. Ведь и в нем было обаяние, но почему до сих пор она этого не замечала? Она не хотела видеть, насколько синие у него глаза и как подкупающе он улыбается. Она не желала замечать, как чертовски он красив, но это совсем иная красота, нежели привлекательность Джейка. К тому же Мэтту ничего не надо было доказывать, в отличие от Джейка, постоянно нуждавшегося в самоутверждении.

— Все это тяжело, — сказала Блэр, слушая себя как бы со стороны. — Подумать только, неужели Джейк может быть замешан в смерти Рика!

Она отметила про себя, что избегает слова «убийство». Отметила и то, что Мэтт обратил на это внимание, но не поправил ее.

— Мне неприятно говорить об этом, но Джейк не был с Синди Ли, когда был убит Рик.

Блэр сжала свою чашку с кофе.

— Так она солгала?

— Да, солгала. Синди Ли была в тот день в «Сансет», смотрела свою любимую мыльную оперу и была там одна; и барменша, и менеджер оба утверждают это и готовы подтвердить свои слова под присягой.

— О Боже! — вздохнула Блэр. — Мэтт, Джейк, возможно, и негодяй, но он обожал Рика.

— Чушь! Тебя здесь не было одиннадцать лет. Рик вытащил Джейка из грязи и ничего не получил взамен.

— Это правда? — осмелилась спросить Блэр.

— У него появился зять-потаскун, сделавший несчастной его дочь. Точнее, сделавший несчастными обеих его дочерей — и не воображай, что Рик ни о чем не знал.

Блэр замерла:

— Так он знал?

Ей все еще не верилось. Рик ни разу не обмолвился о том, что знает, кто отец Линдсей. Никогда! А ведь он постоянно навещал ее.

— Милая, да об этом знает весь город.

— Мне кажется, меня сейчас стошнит.

Мэтт придвинул ей стакан воды.

— Джейк ни одного дня не был порядочным. Он никогда не работал по-настоящему. Но Рик терпел, нашел ему работу в офисе компании. И знаешь, Блэр, за одиннадцать лет Джейк сменил десятки должностей. Полгода назад Рик уволил его. И сказал, чтобы он не смел показываться в Далласе. Я это знаю точно. Рик был откровенен со мной, Блэр. Он, фигурально выражаясь, рыдал у меня на плече, потому что, несмотря ни на что, любил Джейка как родного сына.

Блэр обхватила себя руками за плечи.

— Но ведь это не значит, что Джейк убил Рика.

— Нет, не значит. Будем надеяться, что нам удастся найти ружье, и дай-то Бог, чтобы оно не принадлежало Джейку.

Блэр кивнула:

— Но кто же мог его убить? Кто мог желать его смерти?

Мэтт улыбнулся ей:

— Ты ведь знаешь, я не вправе разглашать материалы следствия.

— Я думала, это относится только к телевидению.

Блэр заметила, что снова улыбается. Мэтт рассмеялся. Потом посуровел:

— Чего хотела Дана?

Блэр снова напряглась:

— Почему тебя заинтересовали номерные знаки на ее машине?

Поколебавшись, Мэтт ответил:

— Потому что она объявилась в городе прошлой осенью и у них с Риком возобновились отношения, прерванные одиннадцать лет назад.

Блэр показалось, что комната закружилась вокруг нее.

— Ничего не понимаю! Разве у Даны все еще продолжались отношения с Риком, когда она уехала отсюда и бросила меня?

— Да, выпей-ка воды, — посоветовал он.

Блэр послушно отпила пару глотков.

— Мэтт, но ты ведь не можешь подозревать в убийстве мою мать, — начала она, но не закончила фразы.

Ее снова начала бить дрожь, и она никак не могла справиться с ней.

— Рик не оставил ей ни пенни, — твердо сказал Мэтт.

— Но она богата.

— Она богата? Я знаю, что она по уши в долгах. В последнее время ей не везло, и она вообразила, что Рик достанет для нее луну и звезды с неба, не говоря о миллионах и акциях «Хьюитт энтерпрайзис».

Блэр вскочила на ноги. Мысли ее путались. Все кружилось у нее перед глазами. Она не знала, что думать.

— Это кошмар, — прошептала она.

И вдруг пришло воспоминание из ее далекого горького детства, из ее прошлого. Ее мать с винтовкой, стреляющая в змею и метко попадающая ей прямо в голову с расстояния пятьдесят футов. Блэр в то время не было еще и пяти лет, и она со слезами смотрела на эту сцену.

Блэр подняла на Мэтта обезумевший невидящий взгляд, гадая, знает ли он, что Дана отличный стрелок. Она понимала, что должна сказать ему об этом, но не могла говорить. Мэтт тоже встал, обошел столик и похлопал ее по плечу, пытаясь успокоить.

— Думаю, для одного дня тебе достаточно, — сказал он, и в этот момент переносная рация на его бедре ожила. Блэр так и не опустилась на место. Стараясь унять дрожь, она продолжала мысленно убеждать себя, что все в порядке и Дана не причастна к смерти Рика. Ее мать была ужасным человеком, но ведь не убийцей же!

Мэтт сказал по рации:

— Сейчас буду на месте. — Он посмотрел на Блэр и положил на стол несколько купюр. — Почему бы тебе не подняться в номер и не прилечь?

— А что? Что случилось?

— Бен Эшков рыбачил на озере Уайт-Рок и выудил винтовку двадцать второго калибра, — после некоторого колебания сообщил ей Мэтт.

Блэр не двинулась с места.

— Иди наверх и отдохни. — Мэтт поспешил к двери.

— Позволь и мне с тобой!

Он повернулся к ней:

— Нет!

Блэр предпочла не вступать в пререкания.

— Позвони мне, Мэтт. Пожалуйста! Я должна знать, принадлежит ружье Джейку или нет.

Мэтт кивнул. Мгновением позже он исчез.

Блэр вышла из «хонды» и, щурясь от солнца, посмотрела на огромный каменный дом Рика. На подъездной дорожке не было ни одной машины, и Блэр решила, что ни Джейка, ни Фейт нет дома. Она уже собиралась сесть в машину и подождать, но внезапно осознала, что теперь дом принадлежит ей. И все-таки она до сих пор не могла этому поверить. Почему Рик это сделал? Может быть, он любил ее больше, чем когда-либо показывал это, и, подарив этот дом, он выразил ей свою любовь. Но ведь тем самым он унизил Фейт. Блэр не могла этого понять.

Парадная дверь не была заперта, и Блэр вошла внутрь, где было градусов на пятнадцать прохладнее. Она огляделась и прошла в гостиную, а затем пересекла холл и направилась в библиотеку Рика.

Фейт не стала менять в ней меблировку. Блэр села на один из больших стульев перед письменным столом, и глаза ее наполнились слезами.

Если бы не смерть Рика, она бы не оказалась в Хармони и не увидела бы ни Джейка, ни Дану. Ей снова стало трудно дышать. Джейк не был убийцей. Это было невозможно. А Дана?

Это тоже было невозможно. Блэр пыталась убедить себя в том, что ей все равно, но ей не было все равно, и каждой клеткой своего существа она это ощущала. Где была Дана, когда убили Рика? Блэр пожалела, что не спросила Мэтта, есть ли алиби у ее матери.

— Эй! Увидел твою машину. Ты в порядке?

Блэр вскочила на ноги при звуке ленивого и протяжного голоса Джейка. Она одним мгновенным взглядом охватила всю его фигуру — ноги, плотно обтянутые выцветшими джинсами «Ливайс», потрепанные ковбойские сапоги и простую рубашку на пуговицах. Он все еще казался ей потрясающе сексуальным. И дело было не в его поджаром теле, лице или глазах. Блэр подумала, что трудно было определить, чем создавалось такое впечатление, только увидев его, она почувствовала, как кровь быстрее побежала у нее по жилам.

19
{"b":"8065","o":1}