ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— О, радость моя! — прошептала Блэр. — Сможешь ты меня простить?

— Все в порядке, мама. Думаю, что я тебя понимаю. Мне он больше не нравится. Он низкий и жестокий. И убил Рика.

— Он никогда больше не причинит нам зла. Обещаю тебе.

Блэр поцеловала дочь в щеку. Она была уверена, что сумеет защитить ее. Она думала о том, что сейчас происходит в полицейском участке. Двое помощников шерифа увезли Фейт и Джейка. На Джейка надели наручники, и их обоих заперли в заднем отделении полицейской машины.

— Я люблю тебя, мамочка. Ты все равно самая лучшая мама. — Линдсей прижалась к Блэр.

— А ты самая лучшая дочь, какую только можно пожелать, — прошептала Блэр совершенно искренне. — Я так горжусь тобой. Ты такая храбрая.

Линдсей улыбнулась. После краткого молчания она сказала:

— Я всегда хотела иметь отца. А теперь он у меня появился. Но это так печально.

Блэр прикусила губу. Ей трудно было решить, что сказать дочери.

Поэтому она сказала слова, шедшие от сердца:

— Жизнь — сложная штука, Линн. Я изо всех сил пыталась облегчить ее для тебя, но иногда жизнь бывает к нам несправедливой. Случаются вещи, которых мы не заслуживаем. Не знаю, почему это случается с хорошими людьми. Но по крайней мере у меня есть ты, а у тебя есть я. И так будет всегда.

Линдсей зевнула.

— Спи крепко, — прошептала Блэр. После тяжелого дня она решила не ехать в отель, а остаться ночевать на ранчо. Это не было проблемой — ни Фейт, ни Джейка не было и дом практически оставался в ее распоряжении.

И все же это было невероятно. Завещание Рика оставалось для Блэр загадкой. Единственное, что теперь она поняла, это то, что она больше не хотела этого дома. Во всяком случае, сейчас она его не хотела. Были и другие способы сохранить память о Рике и уважение к нему, например, активное участие в делах его компании «Хьюитт энтерпрайзис».

Блэр думала, что Линдсей уже заснула, когда та вдруг тихонько прошептала, не открывая глаз:

— И у нас есть Мэтт.

Блэр почувствовала, как все ее тело напряглось. Она знала, что Мэтт все еше внизу, что он ждет возможности поговорить с ней и узнать, все ли в порядке с ней и ее дочерью.

— Что? — спросила она, но Линдсей уже спала.

Осторожно, чтобы не разбудить дочь, Блэр встала с постели, выключила свет и вышла, оставив дверь открытой. Она решила, что будет заглядывать к девочке каждый час, чтобы удостовериться, что та спит крепким и здоровым сном и не страдает от кошмаров после того, что пережила за минувший день. Вдруг она услышала стук из спальни в конце холла. Это была комната Рика. Послышался еше один глухой удар, более сильный.

Блэр не могла понять, кто мог производить такие звуки в спальне Рика. Это ее испугало. Она тихонько подошла к двери, которая оказалась открытой настежь, и медленно оглядела комнату.

Дана с лицом, искаженным от ярости, шмякнула об стену дорогой увлажнитель воздуха. На полу валялось несколько книг. По-видимому, и это была ее работа.

Блэр шагнула в комнату.

— Что ты здесь делаешь? — спросила она, увидев открытый сейф в стене.

Дана вздрогнула при звуке ее голоса, обернулась, явно испуганная появлением дочери. Ее широко раскрытые глаза остановились на Блэр. Она ничего не ответила.

— Я задала тебе вопрос, — сказала Блэр, подходя к сейфу.

Она заглянула внутрь — сейф был пуст.

— Верно — он пуст. Пуст! — закричала Дана. Резко повернувшись, она схватила вазу и, шарахнув ею о спинку кровати, разбила вдребезги.

Осколки разноцветной керамики разлетелись по тяжелому покрывалу. Дана тяжело дышала после отчаянных усилий.

— Прекрати! — закричала Блэр. — Как ты открыла сейф?

— Я давным-давно вычислила комбинацию, — сердито ответила Дана. Внезапно она повернулась лицом к Блэр. — Рик позволял мне носить ожерелье от Булгари, купленное им для Элизабет в годовщину их свадьбы несколько лет назад. Он сказал, что оно мое. Он обещал его мне. Оно стоит четверть миллиона долларов! Но в сейфе его нет! Ты не знаешь, где оно?

— Не знаю, — ответила Блэр настолько тихо, что ее голос не заглушил биения ее сердца. Она смотрела на мать со все возрастающим ужасом.

— Ты найдешь его и отдашь мне! Поняла, Блэр?

Дана подошла к ней вплотную. Глаза ее горели.

— Рик обещал мне миллионы долларов. Он сказал, что позаботится обо мне, обещал, что мне никогда больше не придется беспокоиться о деньгах. Он обещал! А теперь он мертв и даже не включил меня в число наследников! Меня нет в завещании! Должно быть, это какая-то ошибка. И этот чертов сейф пуст! Блэр!

С глаз Блэр вдруг словно спала пелена, и она по-новому взглянула на некоторые вещи. Она вспомнила мрачное лицо Джейка и его слова: «Я этого не делал». Она вспомнила Фейт со слезами, струящимися по лицу, смотревшую на Джейка и видевшую только его; Фейт, сказавшую, что убийство Рика было задумано ею, что это был ее план. Она вспомнила, как Фейт бросилась в объятия Джейка и как он прижал ее к себе. Джейк мог говорить что угодно, но Блэр поняла, что узы, связывавшие их, все еще крепки. Они все еще любили друг друга. И главное, что она заметила в глазах Джейка и чего тогда не поняла, — было удивление.

— Где ты была, когда убили Рика?

Дана, начавшая было вышагивать по комнате, стремительно повернулась к Блэр.

— Что? Фейт ведь призналась! Убийцы Джейк и Фейт!

Блэр заговорила, медленно подбирая слова:

— Фейт любит Джейка. Думаю, она призналась бы в чем угодно, только бы защитить его!

— Ты считаешь, что она солгала, но ведь там было ружье Джейка и лоскут от его рубашки!

— Откуда ты узнала о рубашке? — резко спросила Блэр.

Дана замерла. Потом ответила слишком торопливо:

— О, кажется, Мэтт сказал мне.

Она улыбнулась Блэр и шагнула к ней.

— Детка, ты переутомилась. Такой трудный день! Как Линдсей? С ней все в порядке? Не могу поверить, что Джейк взвалил на нее такую тяжесть!

— Я ничего не говорил тебе, Дана! — раздался голос стоявшего в дверях Мэтта.

Дана побледнела:

— Я думала, что ты повез в город Джейка и Фейт.

Мэтт подошел к Блэр.

— Может быть, ты знала о рубашке потому, что сама стащила ее у него, как и его ружье. Ты сделала это в один из долгих, лениво текущих дней, которые проводила здесь с Риком. А возможно, ты это сделала ночью накануне его смерти.

— Это абсурд! — сказала Дана, почти не разжимая губ.

Мэтт сунул руку в карман и вытащил желтый листок бумаги.

— Это квитанция на аренду машины у Херца, — сказал он. — Я конфисковал ее, Дана.

Дана смотрела на него широко раскрытыми глазами.

— Она арендовала машину в то утро, когда был убит Рик, — сказал Мэтт, обращаясь к Блэр, но не сводя глаз с Даны. — И вернула ее в тот же вечер. Сначала я не очень задумывался над этим. До тех пор, пока ребята из лаборатории не пришли ко мне с отпечатком шины, обнаруженным на месте убийства, и оказалось, что шина эта идеально подходит к машине, арендованной у Херца. И потому гораздо правильнее считать, что на месте преступления была Дана, а не Джейк.

— Фейт призналась, — решительно повторила Дана, сверкая глазами.

— Фейт любит своего мужа и согласилась бы ради его спасения на все. Это видно каждому, — спокойно возразил Мэтт.

Блэр судорожно обхватила себя руками за плечи. Это сообщение очень больно ранило ее. Ее мать!.. О Господи!

— Вы ничего не сможете доказать, — с улыбкой возразила Дана, но улыбка ее была неискренней — холодной и жесткой. Она вдруг будто состарилась на глазах и теперь выглядела на свои сорок шесть, если не старше.

— Хочу заметить, что современная судебная медицина сделала большие успехи. — Мэтт улыбнулся. — На переднем сиденье со стороны пассажира мы обнаружили кровь. Я сначала не заметил этого. Это выяснил один из наших ребят из лаборатории только сейчас. Как ты думаешь, чья это кровь?

— О Боже мой! — прошептала Блэр.

— Это кровь Рика, и попала она туда с приклада ружья Джейка, — закончил Мэтт.

26
{"b":"8065","o":1}