ЛитМир - Электронная Библиотека

Алекс прервал Джил так, словно не поверил ни единому ее слову:

— Хэл был очень близок с семьей. Хотя последнее время он не звонил, словно был очень занят или что-то скрывал.

Джил помертвела.

— Я знаю, как близок был Хэл со своей семьей, он постоянно рассказывал о вас. Ему нечего было скрывать. — Но все же скрывал. Скрывал их отношения.

— У него были вы.

— И что это значит?

— Да бросьте. Зачем ходить вокруг да около? — Взгляд его оставался прямым и внимательным. — Вы живете в дешевой квартирке в Ист-Виллидже. Вы танцовщица. Американка. Без гроша в кармане. Вы совсем не та девушка, которую Хэл привез бы домой, не говоря уже о том, чтобы жениться на ней.

— В самую точку, — прошептала Джил. — Только, видимо, вы никогда не любили. — Ее трясло. Его слова причинили ей боль — может, потому, что были слишком близки к истине.

Он словно не услышал ее.

— Послушайте, я сам американец. Я вырос на улицах Бруклина. О бедности знаю все. И знаю своего двоюродного брата. И своего дядю. У него были планы в отношении Хэла, особенно из-за разочарования, связанного с разводом Томаса, из-за того, как идут дела у Лорен.

Джил не знала, что случилось с Томасом и Лорен, но ни о чем не спросила.

— Если вы действительно предполагали, что Хэл собирался привести вас в дом и жениться на вас, мне очень жаль.

Джил закусила губу.

— Собирался, — сказала она. — Собирался.

Он смотрел на нее с состраданием.

— Я знаю, что скрывал Хэл, но не представляю, что скрываете вы.

Джил разозлилась.

— Как произошла автокатастрофа?

— Не знаю, — солгала она. — Все случилось так быстро. Мы разговаривали, а потом я увидела дерево. Я ни разу никого даже не зацепила на дороге!

— Знаю.

Джил молча уставилась на него.

— Я выполнил свое домашнее задание, — пояснил Алекс, не отводя глаз. — Но, видимо, не до конца. — И продолжил без паузы: — Машину вели вы. Дорога была свободной. Середина дня. Вы не пили, и следов наркотиков в вашей крови обнаружено не было. Так как же могли вы съехать с дороги и врезаться в дерево?

Их взгляды скрестились, и Джил стало не по себе. Она отвела глаза.

— Не делайте этого, — тихо попросила она. — Не сейчас, не так, не сегодня. Мне с этим не справиться.

— Хэл был моим двоюродным братом. Мы вместе выросли. Я хочу знать, что произошло на самом деле. Ваше внимание не было сосредоточено на дороге. Таково мое заключение. Это значит, что вы отвлеклись.

Джил сломалась.

— Мне всю жизнь придется жить с тем фактом, что я вела машину, врезалась в дерево и убила Хэла. Я не знаю, что случилось! — выкрикнула она. В этот момент она ненавидела Алекса за его упорство. — Я ничего не скрываю.

— О чем вы говорили? — безжалостно спросил он.

— Не помню!

— Как убедительно, — съязвил Алекс. — Вы ссорились?

Джил побелела.

— Вы ссорились, — констатировал Алекс, глядя ей прямо в глаза. — И я догадываюсь, из-за чего вы ссорились.

Глаза Джил наполнились слезами.

— Ваша семья чудовищна! — воскликнула она. — Вы ужасны. Я любила Хэла! Неужели вы не видите? Нет? Вы самый бессердечный человек, какого я встречала! Я потеряла мужчину, которого люблю! — снова закричала она. — Мужчину, о котором мечтала всю свою жизнь!

— А я потерял двоюродного брата. Томас и Лорен потеряли родного брата, а тетя и дядя — сына. Все в шоке, мы все страдаем, черт побери.

Джил попятилась.

Алекс резко отвернулся, его широкие плечи вздрагивали.

Джил тупо смотрела ему в спину.

— Простите, — наконец прошептала она. Он не повернулся. — Я знаю, что вы ненавидите меня, все вы, но я уже ненавижу себя сама. Пожалуйста, прошу вас, больше не обращайтесь со мной так.

Алекс не шевельнулся.

Джил опустилась на кровать. Руки у нее дрожали. Она попыталась успокоиться, но поняла, что это невозможно.

— Завтра я найду себе номер в какой-нибудь гостинице.

Алекс повернулся к ней. В лице его не было ни капли жалости.

— Даже не думайте. В городе нет ни одного приличного номера.

Было ясно, что это не проявление доброты. «Интересно, — подумала Джил, — способен ли кто-нибудь в этой семье на сострадание?» И прошептала:

— Почему мы нападаем друг на друга, вместо того чтобы помочь друг другу разделить наше горе?

— Потому что Хэл мертв, — ответил Алекс.

Джил зажала рот рукой, чтобы не расплакаться от точности его слов.

— Послушайте, давайте я провожу вас в вашу комнату, — предложил Алекс. — Уже поздно, и я устал.

Джил не ответила и не посмотрела на него.

— Вы готовы? — Он мотнул головой в сторону двери. — Даже если вы не можете уснуть, вам лучше отдохнуть. Завтра будет ужасный день.

Джил вздрогнула. Действительность навалилась на нее, заставляя забыть о фотографии и о полных ненависти вопросах Алекса. Завтра. Завтра они хоронят Хэла.

— После вас. — Алекс жестом указал на дверь. И в нетерпении коснулся ее руки.

Джил отбросила его руку. Она не хотела, чтобы он до нее дотрагивался, даже случайно. Идя мимо него, Джил думала о том, как переживет грядущий день. И не знала, хватит ли у нее сил вынести похороны Хэла.

Не помня, попросила ли она соседку приглядеть за своим котом, и волнуясь из-за этого, Джил набрала номер в Нью-Йорке. Она прикинула, что там сейчас примерно восемь вечера. Но у ее соседки, безработной актрисы, был очень своеобразный распорядок дня. И Джил вздохнула с облегчением, когда на том конце после второго звонка сняли трубку.

— Кейси, это Джил. Я звоню из Лондона.

— Джил! Я так за тебя волнуюсь. Как ты? — воскликнула Кейси.

Джил легла на постель, не отрывая трубку от уха. Она прекрасно представляла себе Кейси. Высокая, гибкая, очень привлекательная, с золотым сердцем. И Джил знала, что сейчас она сочувствует ей от всей души.

— Со мной все в порядке, — начала она, но тут же перебила себя: — Боже! Со мной не все в порядке. Со мной далеко не все в порядке.

— Знаю, — отозвалась Кейси, и ее голос задрожал от сочувствия. — Джил, все образуется. Я просто уверена, что со временем так и будет.

Джил не ответила. Ее снова пронзила боль. Но она знала, что Кейси сказала именно то, что хотела. Несмотря на решимость стать настоящей актрисой, Кейси еще больше времени уделяла духовной стороне своей жизни. И хиромантией, и индуизмом она увлекалась далеко не по-любительски. Девушки познакомились три года назад на вечеринке в Сохо. Кейси пригласили гадать гостям по руке и на картах Таро. Подружка уговорила Джил, чтобы ей погадали. Настроенная весьма скептически и слегка выпившая Джил села напротив блондинки.

К изумлению Джил, Кейси взглянула на карты, разложенные перед ней на столе, и сказала:

— Вы ужасно одиноки.

И через мгновение завоевала полное внимание внезапно протрезвевшей Джил.

— Вы потеряли семью, да? Когда были очень юной, — продолжила гадалка. Джил вытаращила на нее глаза, прикидывая, кто мог ей об этом рассказать. — И вы так до конца от этого и не оправились. Но вы это преодолеете. — Кейси безмятежно улыбнулась Джил. Но затем изменилась в лице. — Однако не скоро.

Джил не помнила, что еще сказала Кейси, но знала только, что гадание по руке было таким же точным. Выяснив, что Джил подыскивает себе новое жилье, Кейси упомянула, что рядом с ней сдается квартира-студия. Не прошло и недели, как Джил въехала туда, и девушки быстро подружились.

— Сходи завтра к врачу в Лондоне, — посоветовала ей озабоченная Кейси. — Я знаю, ты терпеть не можешь лекарства, но в данном случае, Джил, тебе не стоило выбрасывать тот рецепт.

Видимо, Джил призналась ей, что выбросила рецепт успокоительного; она этого не помнила.

— Не знаю. Может, и схожу. Я так устала. Не помню, просила ли я тебя присматривать за Иезекиилем.

— Да-да, просила. И я принесла его к себе. Он все время путается под ногами. Скучает по тебе.

Джил слабо улыбнулась.

— А как он ладит с Хироном? — Хирон, жилистая дворняжка, принадлежал Кейси.

11
{"b":"8066","o":1}