ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я хочу закончить, — кажется, проговорил он.

Алекс не возражал ему.

Вытирая глаза, Джил наблюдала за братьями. Наконец Алекс покорился более сильной воле кузена и сошел с возвышения.

Томас судорожно сглотнул.

— Простите, — хрипло произнес он. — Я стольким обязан своему брату. Не буду говорить много, скажу лишь, что когда я переживал нелегкие времена, он звонил мне по два-три раза в день. Просто сказать «привет», узнать, как я, дать знать, что он рядом. Мой брат был редким, чудесным человеком. Мне так его не хватает.

Томас умолк. Джил думала, что он окончил свою надгробную речь, но не могла оторвать взгляд от его лица.

Внезапно он снова заговорил:

— В память о Хэле я учреждаю фонд для молодых, пробивающих себе дорогу художников, чтобы они смогли осуществить свои мечты. Хэл хотел бы этого.

Джил смотрела на него во все глаза. Этот жест был благороден и широк. Хэлу бы это понравилось. Джил вытерла глаза. Ей казалось, что она выплакала уже все слезы, но это было не так.

Томас плакал, слезы струились по его щекам. Хотя из-за слез все расплывалось у нее перед глазами, Джил увидела, как Алекс помог брату сойти с кафедры, держа его за руку.

Она смотрела, как встал Уильям и Томас упал в объятия отца. Мужчины, плача, обняли друг друга. Обняли Алекса.

Трое мужчин сели, а священник призвал паству к последней молитве. Когда она закончилась, он объявил, где состоится погребение. Джил не двинулась, когда все начали вставать. Только теперь Джил ощутила, как колотится ее сердце, насколько она измучена и какое огромное облегчение испытывает от того, что все это закончилось. Опустив голову, Джил старалась ни с кем не встретиться глазами, особенно с Шелдонами.

Несколько женщин вскрикнули.

Джил вскочила и обернулась на крики — Мариза в глубоком обмороке лежала на полу прохода.

Секундой позже Алекс и Томас очутились рядом с ней и, опустившись на колени, пытались привести ее в чувство. Алекс поднялся, требуя нюхательных солей. Протянув руку, священник, видимо, хорошо подготовленный к таким случаям, вручил ему флакон. Алекс снова опустился на колени рядом с Маризой.

Несколько минут спустя Томас вывел ее из церкви, поддерживая за талию. Маленькая женщина тяжело привалилась к нему. Алекс шел позади.

Джил вышла из церкви последней, одна.

Джил остановилась на оживленной лондонской улице. Она не очень ясно представляла, где находится. Джил пыталась найти Британскую библиотеку, бесцельно проблуждав после похорон час или около того и не желая возвращаться в дом Шелдонов. Ей пришло в голову, что в библиотеке она не только убьет время, но и разыщет какие-нибудь сведения о Кейт Галлахер.

У уличного торговца Джил купила карту и теперь развернула ее, пытаясь определить, где находится. Сосредоточиться было нелегко. Алекс и Томас не только поспешили к Маризе в церкви, чтобы привести ее в чувство, но и проводили ее до семейного лимузина, который и отвез молодую женщину на кладбище вместе со всеми Шелдонами. А Джил приехала туда точно так же, как и в церковь. Ее одну отвез в коричневом «мерседесе» шофер.

Видимо, Джил следовало быть благодарной, что семья не бросила ее одну на улице. Но она не испытывала никакой благодарности.

Ей ясно давали понять, что Мариза — почти член семьи, а она, Джил, посторонняя, человек не их круга. И потом, Мариза явно любила Хэла. Все это тревожило Джил и приводило в отчаяние.

Этот день был одним из самых ужасных в ее жизни. Джил смотрела на карту, превозмогая тупую боль, сверлящую лоб. Как оказалось, она находилась всего в четырех-пяти кварталах от Британской библиотеки. Вздохнув, девушка сложила карту, сунула ее в сумку и пошла по Аппер-Уоберн-плейс. Она понимала, что затеяла безнадежное дело, но ей было наплевать. Джил едва могла мыслить связно, в голове у нее все путалось, но она твердо решила не возвращаться к Шелдонам, пока там все не уснут. Слава Богу, завтра она улетает домой.

Наконец Джил увидела впереди библиотеку, огромное современное здание на углу. Ее шаги замедлились, перед мысленным взором как живое встало изображение Кейт Галлахер. Джил редко бывала в библиотеке. Студенткой она никогда ничего не могла там найти. Посмотрев на внушительный, но, на ее взгляд, весьма уродливый, отделанный в футуристическом духе фасад, Джил решила — будь что будет. Раз уж она здесь, надо попытаться. Кроме того, разве библиотекари существуют не для того, чтобы помогать таким, как она?

Пересекая широкий передний двор, Джил отбросила волосы с лица и вошла в просторный, с каменными полами вестибюль, где оказалось поразительно тихо. Джил подошла к кабинке справочной службы, и там ей сказали, что она не может попасть в библиотеку.

— Вам нужен читательский билет, моя дорогая, — пояснила приятная женщина с голубоватыми волосами.

— Читательский билет? — Джил оперлась на бортик. — Но я хочу всего лишь посмотреть старые газеты, — с отчаянием проговорила она.

— Вам все равно нужен читательский билет, — с дружеской улыбкой повторила женщина. На карточке, приколотой у нее на груди, значилось имя: Дженет Бродвик; ей было лет шестьдесят. — Но у нас тут развернуты чудесные выставки, открытые для публики, — добавила она.

— Как можно получить читательский билет? — в смятении спросила Джил.

Сотрудница музея объяснила, что Джил должна подать заявку в письменной форме и получение разрешения займет от месяца до полутора.

Джил смотрела перед собой, почти ничего не видя.

— Я не верю, — прошептала она.

Головная боль внезапно усилилась, ноги подкосились, ее всю затрясло, и Джил поняла, что ей надо прилечь, пока она не упала. Видимо, ее сознание сейчас опять отключится.

— Дорогая?

Она просто истощена, или это похороны и Шелдоны довели ее до такого состояния.

— Боже мой! — воскликнула женщина, выбегая из своей кабинки. — Вам плохо? — спросила она, схватив Джил за руку.

Лицо женщины расплылось у Джил перед глазами, потом опять появилось в фокусе.

— У меня умер друг, — с трудом ответила она. — Я только что с похорон и не хочу возвращаться к его родным. Они обвиняют меня, понимаете? Это я вела машину.

— Бедняжка, — сказала Дженет Бродвик. — Идемте, присядьте.

Джил не сопротивлялась, когда женщина отвела ее в комнату для персонала и усадила в кресло. Джил постаралась расслабиться, и ее пульс наконец забился в обычном ритме.

— Я нашла в его спальне одну фотографию, — объяснила Джил. И внезапно рассказала все этой даме с седыми, чуть подсиненными волосами.

Спустя несколько минут Джил прихлебывала горячий чай и ела ячменную булочку. А ее спасительница Дженет Бродвик знакомила ее со старшим библиотекарем, некой Кэтрин Кертис, молодой женщиной в бежевых брюках и сером кардигане.

Джил поняла, как она голодна — впервые за много дней. Пока она поглощала булочку, Кэтрин расспрашивала ее о Кейт и Энн.

— Я посмотрю, что можно сделать, — сказала она. Выражение лица у нее было строгое, но взгляд голубых глаз за стеклами квадратных очков в черной оправе — мягким.

Кэтрин удалилась целеустремленной походкой, а Дженет Бродвик потрепала Джил по руке.

— Вы выглядите лучше, милая. Должна сказать, что несколько минут назад вы были просто зеленого цвета.

— Я голодна, — с удивлением заметила Джил. — Не помню, когда ела в последний раз.

— Принести вам сандвич? Вы пока побудете здесь и отдохнете. Если кто и может найти то, что вы ищете, так это Кэтрин. Она настоящее сокровище. — Дженет улыбнулась.

— Спасибо вам, — сказала Джил, преисполненная благодарности за их доброту. В Нью-Йорке такое было бы немыслимо. Глядя, как уходит Дженет, Джил думала о том, что мир полон вот таких удивительных моментов, потом огляделась вокруг и снова откинулась в кресле. Усталость брала свое, и Джил, сначала решив, что не отказалась бы еще от одной булочки, потом поняла: она не двинулась бы с места, даже если бы вся библиотека была объята пламенем. Мгновение спустя Джил уснула.

14
{"b":"8066","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Охотник на демонов
Шутка
Средневековая Русь. От призвания варягов до принятия христианства
Пока псы лают, коты побеждают
Тебя, одну тебя люблю я и желаю!
Попадос 2. Орки тоже люди
Большая книга афоризмов. Мудрость тысячелетий
Где-то в мире есть солнце. Свидетельство о Холокосте
Английский для малышей и мам @my_english_baby. Как воспитать билингвального ребенка