ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ну, будет, будет. — Люсинда похлопала ее по спине.

— Да нет, ничего, — покачала головой Лорен. — Просто это было так давно, я все забыла, а тут вдруг вспомнила с такой ясностью.

— Как по-вашему, где был написан этот портрет? — обратилась Джил к Люсинде.

— Его писали в Стэнсморе, — ответила Люсинда. — В загородном доме семьи.

— На севере Йоркшира, — добавила Лорен. — Когда-то это было обширное поместье. Сейчас оно запущено. Но иногда мы бываем там летом.

— Хэл говорил, что ребенком проводил почти каждое лето в Йоркшире, — сказала Джил.

Она снова посмотрела на Эдварда. Почему-то по спине у нее пробежал холодок. Он казался таким высокомерным, холодным, сложным человеком. Джил подумала, что супруги не подходили друг другу. Энн вряд ли могла надолго привлечь к себе такого человека.

— По-моему, ваша бабушка любила его, — заметила Джил.

Лорен не ответила.

— В те дни никто не женился по любви, мисс Галлахер, — улыбнулась Люсинда. — Особенно если речь шла о титулах и состояниях. Но ни для кого не секрет — Энн была влюблена в своего жениха.

Джил сомневалась в том, что Эдвард был влюблен в свою невесту. Вряд ли он был способен на большую страсть и глубокие чувства.

— Шелдоны нуждались в состоянии Энн? — спросила Джил.

Глаза Лорен расширились. Она явно была ошарашена.

— Разумеется, нет.

— Простите, — смутилась Джил.

Люсинда поспешила вмешаться, заметив, как вспыхнули щеки Лорен.

— Знаете, Хэл обожал именно эту картину. Он часами просиживал здесь, в галерее. Конечно, ему нравились и другие произведения искусства в этом доме.

Внезапно Джил представила себе Хэла, бродящего в одиночестве по дому. Тут что-то не сходилось, но она никак не могла уловить, что именно. Он хранил фотографию Энн и Кейт и так часто посещал Аксбридж-холл. Джил вдруг вспомнила все вечера, которые они провели вместе. Хэл никогда не упускал случая что-нибудь рассказать о своей семье, какую-нибудь забавную историю.

— А подолгу ли бывал здесь Хэл? — спросила она у Люсинды.

Та посмотрела на Лорен.

— Приезжая в Лондон, он жил в семейном крыле, — ответила Люсинда. — Я хочу вам кое-что показать.

В мозгу Джил прозвенел крохотный колокольчик, но она не смогла до конца расшифровать его сигнал. Следом за Люсиндой и Лорен девушка подошла к красивому столу с мраморной крышкой. На нем лежали несколько фотографий в рамках — нынешние снимки Уильяма и Маргарет, несколько — Томаса, два мальчика в школьной форме, настолько похожие друг на друга, что должны были быть его сыновьями.

— Граф, графиня, его наследник, его внуки, — пояснила Люсинда.

Затем она указала на маленькую витрину на соседнем бюро. В ней лежало несколько небольших предметов: разрисованное фарфоровое яйцо, украшенная эмалями табакерка, серьги из гагата в виде капель, чернильница и гусиное перо, старые книги в кожаных переплетах, медальон.

— Моя дорогая, взгляните на этот медальон, — тихо, но с торжеством сказала Люсинда.

Джил вскрикнула. Медальон был открыт. В каждой из его половинок хранились маленькие великолепные портреты. На одном была изображена Энн. На другом — Кейт.

— Энн и Кейт! — выдохнула Джил.

— Очевидно, они были хорошими подругами, — заметила Люсинда. — Судя по домашним записям Бенсонхер-стов, которые у нас есть, Кейт с матерью некоторое время гостили в Бенсонхерст-холле.

Джил едва дышала.

— Они приехали в сентябре 1906 года, — прошептала она.

— В самом деле? У вас прекрасная память, милочка. Энн сама передала в музей этот медальон незадолго до своей смерти.

Джил не хотелось уходить от медальона. По спине у нее снова пробежал холодок тревоги.

И вдруг, ясно как день, она представила себе Энн и Кейт сидящими вместе за столом в «обеденной» комнате, их головы наклонены друг к другу, девушки смеются и шепчутся, рассказывая о флирте и своих успехах на балу у Фэр-чайлдов. На улице светит полуденное солнце, озаряя девушек своим теплым, но неземным светом. Обе они никогда не были так счастливы. Они — лучшие подруги.

Джил обхватила себя руками. Болезненно сжалось сердце, зашевелились волосы на затылке. Ощущение было таким реальным… Опять один из ее провалов, не очень-то это приятно.

— Говорили, что у нее был любовник.

Джил и Лорен посмотрели на Люсинду расширившимися от изумления глазами.

— Прошу прощения? — натянуто произнесла Лорен.

— Не у леди Энн, — улыбнулась Люсинда. — У Кейт.

Джил смотрела на нее во все глаза.

— У Кейт был возлюбленный?

— Поговаривали, будто она обычно выбиралась через окно спальни Энн, пока жила здесь. С помощью связанных вместе простыней спускалась в сад внизу.

У Джил зазвенело в ушах.

Лорен холодно спросила:

— Вы распространяете слухи вековой давности, Люсинда?

— Между прочим, я распространяю слух, который исходил от самой Энн, — ничуть не смутилась Люсинда.

Джил не верила своим ушам.

— Она сама сказала вам это?

— Энн поведала об этом моей предшественнице. Аксбридж-холл был вторично открыт для посетителей в 1968 году после значительной реставрации. Перед самым открытием Энн приехала сюда, чтобы осмотреть дом и дать свое согласие на открытие. Тогда она была вдовствующей графиней. По-видимому, визит пробудил в ней много воспоминаний. По крайней мере так утверждает Дженет Уиткомб. — Люсинда продолжала улыбаться.

— Дженет Уиткомб еще жива? — торопливо спросила Джил.

— Наверняка да.

— Я бы хотела поговорить с ней, узнать, правда ли это, узнать, что на самом деле сказала Энн. — Но, произнося эти слова, Джил поняла, что скорее всего это тупик. После 1968 года минуло тридцать лет. Кто помнит разговор тридцатилетней давности?

— Она теперь немного в маразме. Но иногда ее память бывает исключительно ясной. Если вам повезет, вы застанете ее в хорошее время. Я с радостью дам вам ее адрес.

Джил взглянула на Лорен.

— Вы представляете?

Лорен нахмурилась.

— Нет, не представляю. И какое это имеет значение? Даже если у Кейт действительно был любовник и она выбиралась из дома по простыням, это всего лишь чудовищная сплетня, Джил. Идемте. С меня на сегодня хватит разговоров о моих покойных предках.

Джил не хотелось уходить. Ей надо было осмотреть еще целый дом, и если она не сделает этого сегодня, то уже никогда не сможет, потому что вечером возвращается домой. Но Лорен явно покончила на сегодня с прогулками. С большой неохотой девушка покинула следом за Люсиндой и Лорен галерею.

Все трое еще раз прошли через холл. У Джил остался один, последний вопрос:

— Вы не знаете, приезжала ли Кейт навестить Энн после ее брака с Эдвардом?

— Нет, не приезжала. Боюсь, это было бы невозможно. — Люсинда пристально посмотрела на девушку. — А знаете, вы похожи на нее.

Джил вытаращила глаза.

— Что?

— Я заметила это, как только увидела вас.

Сама Джил не видела никакого сходства. У Кейт была такая поразительная внешность! Джил знала, что привлекательна, хотя и вполне обычна. Но Люсинда говорила искренне. Неужели это означает, что они родственницы? Неужели Кейт Галлахер — ее прабабушка?

— Почему вы так уверены, что Кейт никогда не навещала Энн здесь?

Люсинда уже больше не улыбалась. Выражение ее лица стало строгим.

— Она никогда не навещала Энн здесь, моя милая, потому что исчезла, когда ей было восемнадцать лет. Ее больше никогда не видели и ничего о ней не слышали.

Глава 4

Джил медленно спускалась по лестнице. Для полета домой она надела джинсы, а ее сумки понес в машину слуга. Девушка замедлила шаг. На мраморном полу холла стоял Алекс Престон.

Он стоял спиной к ней. На мгновение Джил остановилась, подумав, не подняться ли снова наверх, чтобы избежать встречи. Но, с другой стороны, она опасалась опоздать на самолет. Джил внимательно посмотрела на Алекса. Когда этим утром Лорен держала свою длинную речь, Алекса в числе извиняющихся она не упомянула.

20
{"b":"8066","o":1}